Category: семья

ирония

Мини-юбка в Париже

- в середине шестидесятых годов прошлого века. Может быть шестьдесят шестой, а может и шестьдесят пятый, но точно не восьмой и не четвертый год. Середина.

Понятно что бы написал об этом фоторепортаже советский человек, какой-нибудь спецкор-международник, допущенный к. Или не спецкор, не международник и не допущенный, а наоборот опущенный в своем Нижнем Горьком. Интересно не это, а то, что какой-нибудь (хоть и совсем другой-нибудь) Сартр в конечном счете написал бы тоже самое, только другими словами. Поизящнее написал бы, а потом все равно вывел, что все эти мини-юбки тлен и суета, отвлекающие от главного. Ну, такого, знаете - главного, борьбы за мир или пальбы из пушек по воробьям. Или вот, африканские страны поддержать, тоже дело.
В общем-то, наш собирательный журналист намного умнее этого вполне реального Сартра, потому что он думал, что писал, а Сартр писал, что думал. Понимаете? Нет, серьезно - советский человек всю эту ахинею набросал бы еще по дороге в Париж, а потом бы бегал за ширпотребом для всей семьи и начальства, тогда как Сартр и в самом деле верил в свои буквы, болван.

Ну ладно, ладно - я же шучу. Кодзима - гений.

В этой подборке мы увидим каких-то французских девиц, которые гуляют парижскими улочками, а под конец еще и пляшут. В чем тут наш исторический интерес? А, на них же мини-юбки которые вот-вот начинают входить в жизнь в качестве повседневной одежды. И это здорово, потому что красиво, а красивое плохим быть не может по определению, возьмите хотя бы национал-социализм, с его коричневой униформой - или современных феминисток, с их фиолетовыми подмышками. Наконец, мусульмане - в любом виде. Все это некрасиво, отвратительно по форме и содержанию.

А мини-юбки - красиво, а значит хорошо. Такая вот диалектика.




Read more...Collapse )
Fallout1

Августа Виктория

- императрица, жена Вильгельма II.

Дочь герцога Шлезвиг-Гольштейнского вышла замуж за прусского принца в 23 года, в далеком 1881 году и умерла уже после ПМВ, в 1921. Их роман начался за три года до этого, когда принц гостил у ее отца в Готе. Помолвка состоялась уже в январе 1880, тайно, а 14 февраля того же года о ней узнали все. Брак был счастливым и многодетным (шестеро сыновей и дочка), а Дона вскоре завоевала популярность в стране, хотя недоброжелатели и злословили, называя ее ханжой, что впрочем, имело под собой некоторые основания. Так, например, она невзлюбила "Саломею" Штрауса, называя ее богопротивным зрелищем. Англичанка Плесс, хороша знавшая берлинский двор и кайзера, писала в своем дневнике: (она) успешно управляла своим переменчивым, увлекающимся, заносчивым и ненадежным муженьком, решительно пресекая все, что могло выйти за пределы невинного флирта, несмотря на то, что к концу 80-х молодая императрица немного поправилась.

Тем не менее это была достойная женщина, в круг ее интересов входили социальные проблемы и музыка, она даже сочиняла пьесы для кларнета. Будучи безнадежно больной и находясь в сильном потрясении после ноябрьской революции, она говорила мужу: мне надо жить, на кого же я тебя оставлю?

Как сразу тихо стало в доме… Какая это была женщина! - написал в дневнике один из приближенных бывшего императора.



+ 12-13Collapse )