Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

сурово

Чукчи и эскимосы

- 1879 г., Российская империя.


Как и во всех остальных случаях, отношения русского и чукотского народов всегда носили исключительно мирный, созидательный характер. Казаки, известные своей терпимостью, быстро установили с чукчами обоюдовыгодные торговые отношения ("вы нам дань, мы вам защиту от англо-французского капитала"), но, к сожалению, козни шаманов и недобрые замыслы других, ориентированных на Запад чукч, привели к тому, что российские власти вынуждены были приступить к мерам исключительно оборонительного, но все же военного характера.

Вооруженные луками и копьями (по некоторым сведениям, луки были т.н. "валлийского образца", что еще раз подтверждает версию об английской интриге в этом деле) и значительным численным превосходством, чукчи нанесли царско-казацким войскам несколько тяжелых поражений, но в конечном счете ставка вождистско-шаманистских кругов на создание "Великой Чукотки" полностью провалилась - русский народ в лице полковника Фридриха Плениснера дал решительный отпор этим поползновениям: высокая и невысокая договаривающиеся стороны сели за нарт переговоров и в 1763 г. заключили почетный мир.

Дело было еще и в том, что полковник умел читать, писать и даже складывать цифры - благодаря этому удивительному для русского офицера сочетанию талантов, он смог неопровержимо доказать бесполезность дальнейших боевых действий: потратили-де, докладывал сибирскому губернатору Плениснер, 1 381 007 рублей и 49 копеек, а собрали с чукчей всего 29 152 рублей и 54 копейки. Какая же это война? Одно разорение.

И совсем уже было, как сказал в 1836 г. писатель Лажечников поэту Пушкину, "немцы проклятые нас Чукотки лишили", да пришла на помощь Екатерина II. Она предложила чукчей не убивать, а одарить собственным портретом и покуда восхищенные вожди будут цокать языками - быстро подмахнуть необходимые в таком деле бумаги. Так оно в 1778 г. и произошло: в то время, как Англия в пушечном дыму теряла Тринадцать колоний, великая Россия мирно присоединила Чукотку. С тех пор сифилис там называют "русской болезнью", но это, конечно, неправда - болезнь эта самая французская.

В рассматриваемые годы чукчи все еще находились скорее под впечатлением портрета давно уже помершей императрицы, нежели под действительной властью российского правительства. И все же, хотя ясак они платили неисправно, до новых сражений дело все же не доходило, а укрепившаяся в Сибири русская торговля извлекала из воинственных, но простодушных чукч известные прибыли.

Конец истории.

...

А, нет - не конец. Гражданин, утверждающий, что владеет норвежским языком, говорит, что это не наши чукчи, а ихние, аляскинские кто-то там. В то же время, есть мнение, что не только они представлены на фото. Давайте разбираться, а мне сейчас некогда, я утро выделил под Северную войну, три стакана чая заказал, а вместо этого вынужден копаться в чучках - спасибо, удружили.

Ну вот, уже два стакана осталось. Тьфу!

В общем, обсудите, разберитесь тут, а я к обеду исправлю.




Драдути.


Collapse )
господин Свин

Енисейская губерния

- на рубеже веков. Российская империя, конец 19 - начало 20 века.


Когда в конце 16 века народности Сибири сами попросились под отеческую руку Москвы (а прежде того самопокорились казакам Ермака и царским стрельцам), то сразу возник вопрос - как же управлять этими необозримыми просторами Руси-матушки? Тогдашний государь не успел толком разобраться в проблеме - он то показывал аглицкому послу драгоценные каменья, то играл сложные шахматные партии (в частности, расстрелял слона из аркебуз), а потом уж долго было не до того. И только с воцарением династии Романовых у Москвы дошли те самые отеческие руки до сибирских дел, а тем же, кто рисковал злоязычить о "дошедших руках" - урезали языка. Такая вот загогулина, понимаешь.

С той самой поры и ведет свой отсчет знаменитая административная реформа Сибири, в состав которой и входила интересующая нас сегодня Енисейская губерния. Дело обстояло так: после того, как были построены остроги и прочие крепостицы, а сибирские народности окончательно свыклись с московскими царями и, благоденствия ради, потихонечку спились, цари начали рассматривать свои владения на предмет лучшей их управляемости.

Убедившись в мздоимстве чиновничьей рати, император Петр Первый повелел создать институт полпредства Сибирскую губернию - процветания империи ради. Был, как водится, прислан губернатор из немцев и началась плодотворная деятельность, закончившаяся тем, что государь повелел - для процветания империи же - новую губернию разделить на ряд провинций.

В свою очередь Екатерина Вторая, рассмотрев ситуацию комплексно и обсудив положение Сибири с Вольтером, Гриммом и еще одним Гогенцоллерном из Потсдама, нашла необходимым - процветание империи! - немедленно укрупнить тамошние губернии, но таким образом, чтобы их - губерниев - стало еще больше чем прежде.

Разумеется, при Александре Первом административная традиция была продолжена: сперва создали сверх-сверх-сверх централизованное Сибирское генерал-губернаторство и даже успели отписать о том в Европу, но пока радовались, ожидая от того многих благ, французский император перестал быть антихристом, а стал совсем даже наоборот и тогда еще яснее ясного стало понятно, что - ради процветания империи - необходимо немедленно принять прожект реформатора Сперанского и "монструозное сие детище похерить". Так, на развалинах генерал-губернаторства возникла Енисейская губерния.

Дальнейшие события приобрели характер трагический, потому что в конце концов Наполеон обернулся сущим монстром и все-таки напал на Россию - два раза. Между этими событиями Сперанский был низвергнут в бездну, а точнее в Пензу, вследствие чего Енисейская губерния стала пользоваться в бюрократических кругах Санкт-Петербурга дурной славой - о ней надолго забыли.

В рассматриваемое время губернией управляет М.А. Плец - юрист из столицы, во времена мирного губернаторствования (1898 - 1903) которого провинция получила лестную характеристику удивительной даже по российским меркам "смеси богатства и голой бедности". Впрочем, при нем, как пишут, в Красноярск пришла железная дорога и прочие блага цивилизации, вызвавшие, однако, еще большее разорение населения.
Тем не менее, Михаил Александрович не унывал и даже повелел составить "Положение о сибирских инородцах". Отправленное в Иркутск, оно благополучно долежало до первой, второй и третьей революции, а в 1920 году было напрочь скурено революционными солдатами.

...

Сам я эти места хорошо помню - комар там с яблоко, а яблоко что твой арбуз. В реке карпы, осетры, зубастые щуки, битое стекло. Ну а теперь, братцы, давайте же обратимся к фотографиям крестьянства Енисейской губернии.





Collapse )
господин Свин

Великий путь

- виды Сибири и ея железных дорог.

Империя только что закончила Средне-Сибирскую дорогу и ей хотелось немножко похвастаться. Почему бы и нет? Скромность - удел людей скромных дарований, не так ли? А российские путейцы, да под мудрым руководством российского министра финансов и полусерого кардинала графа Витте, прокладывали путь к Тихому океану. Чу! Слышен топот копыт - то российские казаки, на маленьких, уродливого вида лошадях, скачут вдоль границ Китайской империи и Кореи. Недалек тот час, когда... и тогда... но об этом - тссс! Сперва надобно достроить всю Транссибирскую магистраль, а это очень трудное предприятие.

Итак, что у нас в посте? В посте у нас великолепные фотографии из соответствующего альбома - и не менее интересные комментарии к ним (не ваши, конечно, а те, которые в альбоме). Лично мне, как человеку девяносто годами позднее (напечатания этих видов) путешествовавшего по этим местам, и просто приятно посмотреть на фотографии - вот Мариинск практически не изменился, только населения в два раза меньше стало. Опять-таки, есть в этой подборке и нежно любимый в нашем блоге Томск, о котором писатель-инженер Гарин, руководивший строительством на одном из участков Транссиба, писал: "радость заключалась в том, что я больше не в Томске, и, вероятно, никогда больше не увижу его".

И в самом деле.

Есть тут и речка Кача, и шабаш шалаш чернорабочих в тайге, и даже городской сад Красноярска, который прежде был очень хорош, но после губернатора Падалки пришел в совершеннейший упадок. К сожалению, из альбома невозможно уяснить: стало ли это следствием действий или, может быть, бездействий губернатора - или же напротив, красоты сада были утрачены после перемен в высших сферах. Известно, однако, что "китайская беседка" совершенно погибла, оставив после себя лишь "жалкий остов". Печальная судьба ожидала и дачный домик, сгоревший в огне подобно античному Риму, да и остальные строения, как указано в сборнике, подверглись разрушительному действию времени.

Я решил покопаться в этом вопросе и вот что мне удалось узнать. После того, как оказалось, что всякую надежду на то, что горожане вновь увидят свой сад в прежнем его величии следует оставить, местная либеральная общественность принялась злословить по поводу "бюрократии", а силы охранительного, консервативного направления отправили в Санкт-Петербург доверенное лицо, наказав ему походатайствовать о возвращении славного губернатора Падалки (из чего мы можем сделать вывод, что упадок сада ему в вину не только не ставился, а наоборот, напрямую связывался с его администрированием).

Дело считалось вполне решенным и либеральной интриге вот-вот должен был настать конец: собираясь на развалинах дачного домика, красноярские консерваторы обсуждали детали подготовки встречи нового-старого губернатора и те благотворные меры, проведение которых ознаменовало бы начало славной страницы в истории города и губернии. Однако, вернувшийся годом спустя ходатай привел консервативные силы в немалое смущение: по прибытии в столицу империи выяснилось, что губернатор Падалка принял кроткую смерть еще в 1865 году, оставив тем благоразумных горожан сиротами. С тех пор сад, лишенный отеческой заботы Василия Кирилловича, начал постепенно приходить в упадок и к моменту напечатания данного альбома практически к нему пришел.

Однако же, в последние годы случились и отрадные известия, дающие основания питать некоторые надежды относительно будущности городского сада. Проезд Наследника Цесаревича, а ныне благополучно царствующего императора Николая II, сподвиг нераспорядительных отцов города на строительство летнего домика для Благородного собрания и возведение беседки в русско-византийском стиле. Все это, а так же чистый воздух, выгодно контрастирующий с "удушливой пылью, столбом стоящей на городских улицах", продолжает привлекать горожан в сад.

...

Видите, какой замечательный альбом? А это я просто наугад одну страницу прочитал - и сколько нового мы узнали? Закончим же на том, что красноярская улица имени губернатора Падалки носит ныне гордое наименование Диктатура Пролетариата. Так им и надо, а я предлагаю всем пройти под кат и ознакомиться с. С фотографиями, а кто грамотный - те еще и почитать могут.





Collapse )
Fallout1

Иркутск

- Иркутск эпохи Перестройки.

Итак, товарищи, что мы, будем говорить откровенно, имеем на текущий момент? Мы имеем ряд капиталистических, фашистских государств, которые возглавляют преступники и подонки, вроде казахстанского националиста Назарбаева, ленинградского педофила Путина, белорусского расхитителя колхозной собственности Лукашенко и марионетку в руках сионистского капитала, украинского президента Зеленского. Все эти люди приложили руку к развалу Советского Государства и будут прокляты потомками.

Такова, товарищи, общая ситуация на текущий момент. Ну а наш сегодняшний пост о другом. Он о тех счастливых временах, когда тарасы не стреляли в иванов, а рамзаны мирно пасли овечек, когда узбеки везли в Москву вкусный и полезный плов, а не дорогие и вредные наркотики, когда все жили одной дружной советской семьёй.

В эти, былинные уже, года, Иркутск посетил интурист Дуг Смит, сделавший в 1986-1988 гг. ряд фотографий настоящего советского города - без нуворишей, толстосумов и бандитов, но с пролетариатом, трудовой интеллигенцией и советскими колхозниками, приехавшими за ширпотребом.

Конечно, этот Дуг нам не друг, но даже затвор матёрого антисоветчика не смог скрыть всей красоты Иркутска и Советской Земли в целом.

Вот какую страну мы все потеряли!







Collapse )
господин Свин

Дагестан - сила

- честь, могила, богатырская сила! 1933 г. - на дворе, точнее на горе, уже стоит рак советская власть, но Дагестан продолжает ходить в барашке и его же кушать. Потому что - см. выше.


В исламе нечистоты делятся на легкие и тяжелые.
К первым относят мочу и помет птиц и домашнего скота.
Вторые включают различные человеческие испражнения,
в том числе менструации и сперму, кровь,
спиртные напитки, мертвечину и свинину.


Из новостей.




Пару лет назад видел самое первое (в посте) фото в вк у одного чеченца, который утверждал, что -

а) снимок сделан в 1801 г. (именно тогда, да)

б) "русские свиньи" скрывали его, ибо фотография неопровержимо свидетельствует о том, что уже в год заключения Люневильского мира у чеченцев была высокоразвитая городская цивилизация (да, на снимке именно она), а не избы из говна и палок, как в России.

В общем-то, все это правда, НО НА СНИМКЕ ДАГЕСТАН! Сила!


Аккуратно, под катом много папах и мужественных людей.




Collapse )
ирония

Моя жена в Сибири!

- спасибо, пожалуйста.



Шеф возразил: «Да, но на русском языке еще гораздо лучше, чем на греческом.
Следовало бы вместо греческого ввести сейчас русский язык;
это непосредственно имело бы практическую пользу.
В этом языке столько тонкостей в спряжении, и заучивание 28 склонений,
которые существовали прежде, что-нибудь да значит для упражнения памяти.
Теперь, кажется, есть только 3, но зато гораздо более исключений.
А как изменяется корень – в некоторых словах остается только одна буква»!

«Граф Бисмарк и его люди за время войны с Францией»,
Мориц Буш


ирония

Алтай

- Алтай советский, Алтай колхозный.



Дайте мне батальон алтайских лучников и я выбью французов из Ломбардии!

Евгений Савойский,
великий германский полководец итальянского происхождения.



О досоветской истории Алтая нам, к сожалению, известно достаточно много. Ученые, в ступе толченые, считают, что отсюда есть пошел великий тюркский язык, но кроме узкого круга почетных ингерманландцев, литвинского шляхества и украинского козачества, все это абсолютно никому не интересно - даже самим алтайцам. Упрекнуть их в этом трудно.

В свое время, как и вся Сибирь, и весь Дальний Восток, и даже небо, и даже аллах, алтайцы сами попросились в состав Российской империи, потому что издавна тяготели к русскому народу и его немецким губернаторам. Таким был исторический выбор Алтая, сделанный в годы Семилетней войны. На этом месте (месте выбора) был воздвигнут монумент в виде огромного валуна, ставшего впоследствии материалом для строительства города Томска.
Известно также, что отряд лыжников, набранный среди местных уроженцев, был брошен в отчаянную контратаку при Цорндорфе и погиб в полном составе, потому что на дворе стоял август и какие уж там лыжи.

В 1918 году на Алтае появились первые большевики-ленинцы, а через полгода, узнав об этом прискорбном явлении, пришли белогвардейцы. Почти полтора года хозяйничали они на советском Алтае, пока законная власть не была восстановлена партизанским отрядом товарища Нетудыхатко. Тут же обнаружилось, что последовательные алтайцы всегда тяготели не только к русскому, но и к советскому народу. За это их начали нарезать, нарезать на губернии, края и автономии, выделив в итоге сиротскую, простите, Ойротскую автономную область в составе РСФСР. И тут мы, братцы, непосредственно переходим к теме поста.

Как вам всем хорошо известно, в конце двадцатых готов партия прекратила отступление на внутреннем фронте, изжила в своей среде троцкизм и изготовилась прыгнуть на кулаков, мироедов и прочих врагов социалистического хозяйствования на селе. Попы, муллы и шаманы предрекали голод и смерть, а советская власть дала крестьянину электричество, современные трактора и воду, в смысле гигиены. На этих фотографиях мы можем увидеть, как еще недавно темные алтайцы становятся настоящими советским гражданами, освобожденными как от гнета царского режима, так и от кабалы русских купчиков, обдиравших доверчивый алтайский народ. Иначе говоря, мы видим эпоху Великого Перелома на селе, снимки сделанные на рубеже 20-30 гг. прошлого века.




Collapse )
Адская рота

Русский мир

- вот ты какой.


Москва, и град Петров, и Константинов град –
Вот царства русского заветные столицы...
Но где предел ему? и где его границы –
На север, на восток, на юг и на закат?
Грядущим временам судьбы их обличат...

Семь внутренних морей и семь великих рек...
От Нила до Невы, от Эльбы до Китая,
От Волги по Евфрат, от Ганга до Дуная...
Вот царство русское... и не прейдет вовек,
Как то провидел Дух и Даниил предрек.



Нет, нет - не такой. Это только в стихах г-на Тютчева накануне Восточной войны. Вот, видите контур в самом центре карты? Это они, "районы преобладания великорусской национальности". Много ли изменилось в этой картине за сотню лет?


Советская карта, середина тридцатых годов 20 века.



Collapse )
Fallout1

Коронация Николая и Александры

- Николай конечно Второй, а Александра - немецкая шпионка Федоровна. Май 1896 года, славный град Москва.


Государь изволил занести в дневник собственные впечатления -

13-го мая. Понедельник.
Проснулись с чудесной погодой. К сожалению погулять не успел из-за докладов Лобанова и Горемыкина. Пошли к обедне в 11 ч. Завтракали с Мама и д. Фреди. Гуляли с ними. Сожалели очень покинуть Александрию; именно в ту минуту когда погода стала летнею и зелень начала быстро развиваться. В 3 1/2 уехали в Москву и поселились в Кремле в наших прежних комнатах. Пришлось принять целую армию свит наехавших принцев. В 7 ч. пошли со всем семейством ко всенощной к “Спасу за золотою решеткою”. Обедали в 8 1/2 у Мама и ушли пораньше к себе. Исповедались в спальне. Да поможет нам милосердный Господь Бог, да подкрепит он нас завтра и да благословит на мирно-трудовую жизнь!!!

14-го мая. Вторник.
Великий, торжественный, но тяжкий, в нравственном смысле, для Аликс, Мама и меня, день. С 8 ч. утра были на ногах; а наше шествие тронулось только в 1/2 10. Погода стояла к счастью дивная; Красное Крыльцо представляло сияющий вид. Все это произошло в Успенском соборе, хотя и кажется настоящим сном, но не забывается во всю жизнь!!! Вернулись к себе в половину второго. В 3 часа вторично пошли тем же шествием в Грановитую палату к трапезе. В 4 часа все окончилось вполне благополучно; душою, преисполненною благодарностью к Богу, я вполне потом отдохнул. Обедали у Мама, которая к счастью отлично выдержала все это длинное испытание. В 9 час. пошли на верхний балкон, откуда Аликс зажгла электрическую иллюминацию на Иване Великом и затем последовательно осветились башни и стены Кремля, а также противоположная набережная и Замоскворечье. Легли спать рано.


Зрелище было роскошное, благостное -

Одетый в порфиру и корону, со скипетром и державою в руках, государь император представлял зрелище необыкновенной красоты. Могущественнейший из владык земных, верховный вождь необъятного Русского царства, стомиллионного народа, до полного самоотвержения, до последней капли крови верного, преданного и любящего, стоял он пред алтарём творца вселенной во всем доступном для земли великолепии, славе и блеске своего величайшего и высочайшего сана. Он — источник обновления государства. Он — представитель лучших преданий нашей истории, лучших стремлений народа; знаки царской чести и славы, порфира и венец, — в то же время символ багряницы Христа и его тернового венца. Государственный разум, патриотизм, сохранение целости земли русской, все великое и высокое в народной жизни — всему этому он должен отвечать, все уловить своим сердцем и умом.


К сожалению, не обошлось без накладок -

Великий Князь Владимир Александрович оправлял так усердно порфиру на Царе, что оборвал часть цепи Андрея Первозванного, которая надета была на Государе. Кроме того, во время Коронации у Набокова, что нес Корону, сделался понос.


Что же до печально знаменитой Ходынки, то -

...Николай II был опечален происшедшим, и первым его порывом было приказать прекратить празднества и удалиться в один из монастырей в окрестностях Москвы, чтобы выразить своё горе. Этот план был предметом горячего обсуждения в кругах царской свиты, причём граф Пален поддерживал этот план и советовал Императору строго наказать виновников, не считаясь с положением, занимаемым лицами, ответственными за происшедшее, и прежде всего великого князя Сергея, дядю Императора и московского генерал-губернатора, в то время как другие, особенно Победоносцев и его друзья указывали, что это может смутить умы и произведёт дурное впечатление на принцев и иностранных представителей, собравшихся в Москве.


Государь же записал об этом так -

До сих пор всё шло, слава Богу, как по маслу, а сегодня случился великий грех. Толпа, ночевавшая на Ходынском поле, в ожидании начала раздачи обеда и кружки, напёрла на постройки, и тут произошла страшная давка, причём, ужасно прибавить, потоптано около 1300 человек!! Я об этом узнал в 10 1/2 ч. перед докладом Ванновского; отвратительное впечатление осталось от этого известия. В 12 1/2 завтракали, и затем Аликс и я отправились на Ходынку на присутствование при этом печальном «народном празднике». Собственно, там ничего не было; смотрели из павильона на громадную толпу, окружавшую эстраду, на которой музыка всё время играла гимн и «Славься». Переехали к Петровскому, где у ворот приняли несколько депутаций и затем вошли во двор. Здесь был накрыт обед под четырьмя палатками для всех волостных старшин. Пришлось сказать им речь, а потом и собравшимся предводителям двор. Обойдя столы, уехали в Кремль. Обедали у Мама в 8 ч. Поехали на бал к Montebello. Было очень красиво устроено, но жара стояла невыносимая. После ужина уехали в 2 ч.


И никакого монастыря. Подтвердить русско-французское братство по оружию (да! да!) было слишком важным делом, чтобы пропускать бал.


Трупов сотни. Лежат рядами, их берут пожарные и сваливают в фуры. Ров, этот ужасный ров, эти страшные волчьи ямы полны трупами. Здесь главное место гибели. Многие из людей задохлись, ещё стоя в толпе, и упали уже мёртвыми под ноги бежавших сзади, другие погибли ещё с признаками жизни под ногами сотен людей, погибли раздавленными; были такие, которых душили в драке, около будочек, из-за узелков и кружек. Лежали передо мной женщины с вырванными косами, со скальпированной головой. Многие сотни! А сколько ещё было таких, кто не в силах был идти и умер по пути домой. Ведь после трупы находили на полях, в лесах, около дорог, за двадцать пять вёрст от Москвы, а сколько умерло в больницах и дома!


Но все это, как говорится, детали. Главное, что теперь у нас есть -

Император и Самодержец Всероссийский, Московский, Киевский, Владимирский, Новгородский; Царь Казанский, Царь Астраханский, Царь Польский, Царь Сибирский, Царь Херсониса Таврического, Царь Грузинский; Государь Псковский и Великий Князь Смоленский, Литовский, Волынский, Подольский и Финляндский; Князь Эстляндский, Лифляндский, Курляндский и Семигальский, Самогитский, Белостокский, Карельский, Тверский, Югорский, Пермский, Вятский, Болгарский и иных; Государь и Великий Князь Новагорода низовские земли, Черниговский, Рязанский, Полотский, Ростовский, Ярославский, Белозерский, Удорский, Обдорский, Кондийский, Витебский, Мстиславский и всея северныя страны Повелитель; и Государь Иверския, Карталинския и Кабардинския земли и области Арменския; Черкасских и Горских Князей и иных Наследный Государь и Обладатель; Государь Туркестанский; Наследник Норвежский, Герцог Шлезвиг-Голстинский, Стормарнский, Дитмарсенский и Ольденбургский и прочая, и прочая, и прочая.

Уррра!


Людей с сильными антимонархическими чувствами я прошу быть аккуратнее, под катом одних только кавалергардов без счета.




Collapse )
господин Свин

Приключения иностранцев в России

- каторга, казаки, китайцы. В 1885 году два американца совершили путешествие по Сибири и Дальнему Востоку, отчего пришли в ужас. Но давайте начнем сначала.

Жил когда-то в США неудачливый телеграфист, банковский и страховой служащий, а в общем, как сказали бы сейчас - менеджер среднего звена. Звали Джорджем, фамилия его была Кеннан. В бурные шестидесятые (не те), молодой Кеннан отправился по делам службы на Чукотку и Камчатку, провел там два года, после чего опубликовал книгу о "жизни в Сайберии". Из этого факта мы могли бы вывести достаточно неутешительные выводы, но Кеннан действительно побывал в Сибири, добираясь домой из Санкт-Петербурга. Позднее, в 1870 году, он в качестве журналиста посещает Кавказ, оставляя нам на вечную память вот эту прекрасную фотографию.

Спустя пятнадцать лет Кеннан возвращается в Россию, вместе со своим напарником - художником тоже Джорджем, но Фростом. Путешественники много фотографируют (хотя, казалось бы) и живописуют картины сибирской каторги, пугая доверчивого американского читателя ужасами царизма, страданиями революционеров и пр. и пр. Вернувшийся Кеннан наконец-то добивается общественного признания. Поездка и статьи делают из энергичного американца специалиста по российским делам и надолго определяют оценку американским обществом далекой империи. Сам он становится известным "другом русской свободы" и еще долго будет кормиться этой темой. Помрет Кеннан уже после Октябрьской революции, которую, разумеется, оценит крайне скептически (и будет прав).

Как многие уже догадались, существует достаточно обоснованное мнение, указывающее на то, что никаким экспертом по России наш герой не являлся, а был он просто конъюнктурщиком, журналистом-верхоглядом, ухватившим малоизученную тему и ставшим окном в США для первой, наиболее интеллигентной волны русских революционеров. И оставалось Кеннану устраивать перфомансы, появляясь перед публикой в картонных кандалах и робе заключенного.

Но, пожалуй, будет слишком жестоким и несправедливым оценивать деятельность американца исключительно в негативных тонах. Во-первых, он действительно много путешествовал по России, благодаря чему нам достались этим великолепные фотографии. Во-вторых, не стоит обвинять журналиста в том, что он старался состояться в профессии за счет интересной темы. Бесспорно, Кеннан был не слишком объективным литератором и по-американски настойчиво монетизировал доставшуюся ему жилу, но несмотря на все придирки и натяжки, положение и с политическими свободами, и с политическими преступниками в Российской империи действительно было далеким от желаемого.

Интересно, что когда Кеннан и Фрост уже собирались возвращаться из России, на Дальний Восток отправился Альфред Кейзерлинг, который оставил нам намного более ценные (с точки зрения фактов, а не "литературы") наблюдения о Сибири, Дальнем Востоке и каторге. Российский чиновник и остзейский граф был весьма интересным и умным путешественником, благо через Сибирь и Дальний Восток он ехал в статусе чиновника для особых поручений. Я с удовольствием привожу выдержки из его записок под катом. И ведь что интересно - никакой погони за сенсациями, а истории просто потрясающие, например -

В Сибири был популярен такой вот легкий промысел, а для многих и спорт: когда осенью ударяли морозы, работы на приисках останавливались и уволенные работники уходили прочь, иные люди отправлялись в тайгу и подстерегали там этих работников, возвращавшихся с деньгами и золотом. Данным «спортом» занимались не только крестьяне и простые мещане, но зачастую и уважаемые, богатые купцы, которые на несколько недель уходили в тайгу охотиться, причем добычею их были не столько олени, косули и медведи, сколько возвращавшиеся домой старатели. Крупные охотники довольствовались деньгами и золотом, а мелкие, прежде чем закопать жертву, снимали с нее и одежду, и сапоги, какими бродяги всегда обзаводились перед уходом с прииска. Сей промысел считался вполне благоприличным занятием, а вовсе не убийством исподтишка.

Конечно, охотник за головами рисковал быть убитым, если жертва заметит его первой или подстережет, потому что бродяга, возвращавшийся с прииска, всегда имел в кармане револьвер, — а значит, эта «охота» была сродни охоте на опасного зверя. В Верхнеудинске я нередко посещал дом миллионера Л-ина, который славился гостеприимством. Сам хозяин был человек почтенный, приветливый, услужливый, любезный, жена — весьма обходительна, а дочка — хорошенькая девушка — слыла в городе лучшей партией. Однажды осенью, когда я к ним заехал, мне сказали, что г-н Л-ин на неделю-другую уехал в тайгу поохотиться. Но весь город знал, какую именно охоту г-н Л-ин предпочитает всем другим — охоту на бродяг. Это был секрет Полишинеля; никого это не возмущало, и никому в голову не приходило его осуждать.





Collapse )