Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Fallout1

Апокалиптические записки

1) Блог скучный, автор склочный.

2) Радуйтесь свободе просвещенного абсолютизма.






Раньше, до лета 2020 г., тут был список, куда автор (то бишь я - речь идет обо мне, это важно) выкладывал ссылки на тексты и материалы по истории, кинохронике и кино, а в общем на все то, из чего и состоит этот блог. И все было хорошо, но пришла вдруг беда откуда не ждали (был тот год вообще скорбен - со всех сторон поднялись и пошли на нас черные силы) - оскудела земля, закончилось место. Нельзя, написали мне из ЖЖ, нельзя-де одному человеку держать пост такого размера - надо вам потесниться, а может быть даже и уплотниться.
От всего этого могли произойти многие неприятности, но главное - пострадали бы читатели, лишившиеся возможности ориентироваться среди избранных постов блога. К счастью, я заранее предполагал худшее, готовился к нему, а потому разбил список на две части.


Collapse )
грустное удивление

Дино-садюшки

- американский жвачный комикс восьмидесятых.

Ужас!

Нет, не так - УЖАС и невыразимые МУЧЕНИЯ поджидали ни о чем не подозревающее ЧЕЛОВЕЧЕСТВО, когда из-за ошибки ученых в открытом КОСМОСЕ открылся ХРОНО-ПОРТАЛ и на планету обрушилась чудовищная волна ДИНОЗАВРОВ из прошлого! Зеленая и СМЕРТЕЛЬНО опасная армия доисторических ХИЩНИКОВ не оставила человечеству никакой НАДЕЖДЫ. Острые, как ЛЕЗВИЯ бритвы когти и клыки разрывают живую ПЛОТЬ. В мгновение ока пали Нью-Йорк, Вашингтон, Лондон, Москва и Италия (вся). Армия и полиция бессильны остановить этих плотоядных МОНСТРОВ!

Есть ли у нас шанс уцелеть в этой схватке за ВЫЖИВАНИЕ или мы обречены на ВЫМИРАНИЕ?

Да, вопросец не простой, но создатели комикса были готовы дать на него ответ. Однако, прежде чем мы узнаем его, нам придется пройти... сейчас, сейчас... нам придется пройти сквозь УЖАС и невыразимые МУЧЕНИЯ. Вы увидите как динозавры убивают людей и разрушают их города - и не как-то абстрактно, а очень и очень кроваво. Надо сказать, что редко мне доводилось видеть более жестокий комикс - и добавить, что я вообще листал их не часто.

Тем не менее, объективно - это так. Художники постарались и изобразили конец света в красных тонах - кровища... КРОВИЩА хлещет отовсюду, горят здания, взрываются реакторы и только русские догадались контратаковать холоднокровного врага с помощью бронетехники. Победят ли земляне в схватке... с другими землянами? Смотрите до конца - и вы узнаете.

Но предупреждаю еще раз... вас ожидают КРОВЬ, НАСИЛИЕ и СМЕРТЕЛЬНЫЙ УЖАС!




Collapse )
Fallout1

Гумилев

- и негры. Африка, 1913 год.



Жирный негр восседал на персидских коврах
В полутёмной неубранной зале,
Точно идол, в браслетах, серьгах и перстнях,
Лишь глаза его дивно сверкали.



Славный человек и хороший поэт Николай Степанович Гумилёв любил две вещи: баловаться рифмой и путешествовать по Абиссинии, которая сегодня известна нам как Эфиопия. Вероятно, число его пристрастий не ограничивалось одними лишь стихами и поездками в Африку, но поскольку и за первое, и за второе он брался более чем одного раза, то мы можем с уверенностью принимать вышеуказанное как факт. Поэзией, допустим, еще можно заниматься из-за расслабленности духа или назло знакомым, но случайно съездить в Эфиопию получится только один раз, а все что больше - уже система.

Итак, с этим мы разобрались.

После сомнительного, с точки зрения подробностей, путешествия в героическую страну негуса Менелика, в свое время победившего итальянскую армию, Гумилев долго подготавливался к следующей поездке и в 1913 году вновь отправился на Черный континент. На этот раз он ехал не один, а с племянником, обладавшим жизненно необходимым в заграничном вояже предметом - фотоаппаратом. Втроем - поэт, племянник и аппарат, - они и поплыли в Эфиопию, с заездом в будущий Царьград. Там к ним прибился один турецкоподданный, сказавшийся консулом.

В дороге экспедиция испытывала нужду и жажду, терпела лишения и разного рода неприятности, поджидающие всех путешественников по Африке. Было жарко, чёрно и, надо полагать, потно. Вместе с тем, случались и приятные моменты - христианское население Эфиопии отнеслось к православным паломникам достаточно тепло, а в пути Гумилев познакомился с одним провинциальным губернатором и дальним родственником негуса - впоследствии, он стал широко известен как император Хайле Селассие.

Надо заметить, что обоих позднее расстреляют марксисты, правда с разницей в пятьдесят лет. Однако, в те дни о таком никто и не думал - на дворе стоял мирный тринадцатый год и всё было хорошо.

Что же, давайте пройдем под кат и ознакомимся с путевыми фотографиями.





Collapse )
Скептицизм

Три

- три книги для детей. СССР, 1920е гг.


Что же, братцы, вот я и вернулся, а потому пощады не будет - начнем эту неделю с трех замечательных советских книжек. Одна лучше другой, другая хуже третьей, а третья превосходит обе две. Как все это может быть - вопрос к советской статистике, способной на самые необыкновенные чудеса. Ну, вы помните эти волшебные изменения тех же советских потерь в ВМВ, с припиской миллионов убитых на счет оккупационных властей, и прочие колебания в московской палате вранья и обвеса. Одно известно точно - на излете советской власти Союз выдавал на-гора в несколько раз больше тракторов, чем все капиталистические штаты вместе взятые.

Однако, сегодня не об этом. Для читающей детворы и ностальгирующих взрослых предлагаются сразу три книги: первая про наркомов, вторая про большевика Томаса, а третья про интернационализм, с бананами и неграми. Негры - что? дети природы, им банан, что в рот пихать, что в места общего пользования, а вот про наркомов и Тома интересно. Том - это дегенерат, сказавшийся большевиком и уехавший из США в СССР, а наркомы - лучше люди страны, заодно - раз уж так сложилось - ею и управляющие.

С Томом все понятно - икона пионерии в двадцатых, комсомольский вожак начала тридцатых и американский шпион, расстрелянный после 1936 г. за попытку отравить ЦК при помощи намазанных ядом яловых сапогов. Тут сомнений быть не может и тем более их нет в деле с безымянными наркомами, лица которых легко угадываются на страницах первой книги. Мы видим товарища Фрунзе и понимаем, что книжка была доведена до читательского стола не позднее октября 1925 года, поскольку той осенью победитель Колчака и басмачей лег на другой стол и после этого уже не встал.

Надо сказать, что подобная судьба ожидала и многих других наркомов, далеко не всем из которых удалось вовремя умереть от естественных причин.

з.ы. Интересно и то, что автор наркомовских панегириков был прежде довольно известным поэтом Серебряного века, а после 1917 года - эмигрантом, трубадуром аристократических салонов прошлого, даже не без эротики. Потом триумфальное возвращение в СССР - и вот это.

Из той же серии и автор_ка второй - на мой взгляд совершенно чудовищной - книги. Надежда Павлович прошла интересную эволюцию - сперва поэт и тоже Серебряного века, но уже на излете, в Мировую войну, а затем - на фоне прелестей Гражданской войны - эмиграция, но не в Берлин, как Агнивцев, а в себя. Несколько лет в Оптиной пустыне, подле старца Нектария... и вот это.

Но не будем слишком строги - не продается вдохновенье, но можно (нужно!) рукопись продать. Особенно, если ты живешь в самом справедливом государстве на всем земшаре.





Collapse )
Fallout 2

Книга

- и ее лицо. Советская книжная обложка 20-30х гг. ХХ века.


В прошлом посте мы кратко охарактеризовали подход молодой советской страны к делу книгопечатания, широкими мазками дав картину первых героических лет борьбы наших рабочих типографий с их фашистскими ротационными машинами. Здесь, товарищи, у нас не может быть полемики и разного рода споров, поскольку мы основываем свои суждения на единственно верном базисе материалистического подхода с коленцами. Что? Это, товарищи, была шутка - про коленца. А про подход все серьезно, тут нет ничего смешного.

Сегодня настало время поговорить о классовых различиях в подходе к художественному оформлению обложки. Тут надо прямо сказать, что в иные годы, некоторые социал-соглашатели, тяготеющие к фашистским движениям, утверждали, что классовому подходу нет места в этом важном деле, а кое-кто даже договорился до кощунственного вопроса о том, может ли-де марксизм научить плести лапти? Вот до чего доходило, товарищи, вот у края какой пропасти стояло тогда дело оформления наших советских книг.

Но все эти антиленинские группировки и фракции были биты, а в советской типографии окончательно возобладал классовый подход. Давайте задумаемся о том, какой вид имела дореволюционная обложка царской книги, какой вид имела книга ведущих стран мирового империализма? Кто был изображен на этих обложках? Рыцари - палачи восставших масс, жестокие угнетатели и средневековые гангстеры. Девицы, ведущие в своих башнях с удобствами распущенный, нетрудовой образ жизни. Короли и императоры - коронованные пауки и кровопийцы. А также разного рода ужасы, порнография, а подчас и полная бессмыслица.

Иначе и быть не могло. Буржуазная книга призвана была удовлетворять ограниченные духовные запросы правящих классов и обманутых ими масс, зачитывающихся "приключениями" ищеек на службе капитала или "подвигами" предков современных банкиров, этих разбойников с большой дороги, ведущей в Уолл-стрит и лондонское Сити. Оформление таких книг должно было не только соответствовать их содержанию, но и отпугивать читателя-рабочего, ищущего трудов, открывших бы ему глаза на действительное положение вещей.

Разумеется, в стране труда все должно было быть иначе. Наша обложка не убаюкивала читателей сусальными картинками, но звала его на бой и в забой, учила классовой грамотности и основам военного дела. На смену царскому лубку и западному декадансу пришел наш советский авангард. Исчезли откормленные до предела кони и восседающие на них браво-усатые "герои" - появились трактора, картины из практики механизации посевных работ, а также яркие, запоминающиеся образы советских рабочих, красноармейцев и женщин.

А сейчас - все под кат!





Collapse )
крылья

Книга

- и ее обложка. СССР, 20-30 гг. XX века.


Спрашивается - можно ли судить о книге по ее обложке? Да, если это советская книга. Потому что только в советской книге содержание гармонирует с обложкой, а не противостоит ему, как это происходит в книжном деле западных стран. Но добиться этого было ох, как не просто! Еще в 1918 году Владимир Ильич Ленин сказал: "Побитая под Царицыном контрреволюция обязательно замахнется на нас с другой стороны". И только спустя годы стала понятна вся прозорливость вождя мирового пролетариата - битые на полях классовых сражений враги попытались взять реванш на полях страниц.

Но слова Владимира Ильича стали заветом для всех нас. Выступая в 1921 году на съезде красных первопечатников и героев Гражданской войны, первый руководитель ГЛАВСБЫТКНИГПРОДа т. Мазня призвал не только беречь книгу, но и пристально вглядываться в ее политическую начинку. "Наш человек тут пока не может того, чего еще могут они там, - справедливо заметил т. Мазня, - но настоящий коммунист обязан и должен ему в этом помочь". В соответствии с этим указанием было принято решение снабдить каждую советскую книгу обложкой абсолютно точно отражающей ее содержание.

Ставка Антанты и Гувера на неграмотность жителей СССР была бита.

И вновь лишь годы спустя стала понятна глубокая мудрость такого подхода. Сегодня, когда в Российской Федерации, наследнице и правопреемнице СССР, повели наконец-то идеологически непримиримую борьбу с фашизмом, советский подход в книжном деле оказался верным оружием в руках антифашистов. На обложке бесноватый фюрер или громовая глотка дуче? Вон с полки!

Ставка НАТО и Сороса на грамотность жителей РФ будет бита.

Ну а теперь прошу под кат - любоваться идейно выдержанными обложками советской книги двух славных десятилетий прошлого века.





Collapse )
Fallout 2

Воскресное слово блогира

- неинтересный пост - для вас, возможность поговорить о себе - для меня.


Дума о Родине, Партии, Хлебе. (с)



Во-первых, с прискорбием сообщаю, что буквально на днях чипировался файзером, всей семьей. Кот, впрочем, от вакцинации уклонился, сославшись на отсутствие документов и независимое политическое положение мирового еврейства котейства. Допустим.

В любом случае, если в ближайшее время мои посты покажутся вам странными, то винить стоит не меня, а чип. От себя же хочу поздравить все ЛГБТ-квир сообщество с месяцессиной гордости и анонсировать серию исторических зарисовок о сильных и независимых женщинах. Таких как Мария Кровавая, Джоанна I и, конечно, Дарья Салтыкова, оклеветанная мужлом.

Во-вторых не будет, да и не надо.

Collapse )
крылья

Человеческие истории

- с известным блогером, писателем, парамедиком, наконец - человеком, дружбой с которым я очень горжусь. У нас в гостях gorky_look.




Все знают, что Горький Лук не любит рассказывать о себе. "Не такой я человек, чтобы рассказывать о себе", - говорит он. И все же, воспользовавшись старым знакомством, я сумел уговорить его на короткое интервью. Получилось ли у нас хоть немного заглянуть за плакатный образ немногословного фронтовика, видавшего виды и много чего еще - судите сами.

- Здравствуй, Вячеслав, - обратился я к хмурому неулыбчивому человеку, одетому в строгий камуфляжный костюм. Сомнений не было - передо мной частично сидел тот самый украинский Хемингуэй, военным приключениям которого мне пришлось посвятить уже не одну строку. Он был мрачен, серьезен и очень бледен.

Мы обменялись рукопожатиям. Ладонь Лука была теплой, но в его глазах сверкала холодная ярость, обдуваемая всеми ветрами Песков. Помолчав несколько мгновений, он заговорил, глядя куда-то сквозь меня.

Collapse )
ирония

Итак, продолжаем

- две недели пролетели незаметно и вот я снова с нами, загорелый и облезлый, как старый дворовой кот, зажившийся дольше пределов, отведенных ему природой и нерадивостью отцов города, положивших малые средства на исправление городского водопровода. Продолжаем вести блог.


Признаюсь, начать новую неделю хотелось с чего-нибудь эдакого, с коленцами и цитатами. Бисмарка трогать не будем, обратимся к Гаю Юлию с курицей. Когда, - писал великий завоеватель галлов, - русичи начинают плести лапоть, то разрубить этот узел не сможет и сотня Александров. Армяне же, - добавил диктатор Римской республики, - могут только срать между абрикосовыми деревьями, а войну проиграли - уважение потеряли. Roma locuta, causa finita.

Так я думал начать, но потом передумал. Зачем мне эта рознь между народами, тем более в наше толерантно-варварское время всеобщей несвободы слова? Нет, не надо нам этого, мы скромно погуляем, но на свои. Будем смотреть на советскую архитектурную мысль двадцатых годов. И - всё.

Мысль (советская и архитектурная) сегодня представлена книжкой ВХУТЕМАСа, состоящей из работ архитектурного факультета его же. История же самого ВХУТЕМАСа (тут могут подумать что это армянин, но - нет) поучительна и ужасна. После Февральской революции и Октябрьского переворота все творцы, кто не помер от сыпняка или голода, начали искать новых форм и нашли их в вышеупомянутой (дважды) аббревиатуре, которая в расшифровке теряла значительную часть своего шарма - это всего лишь "высшие художественно-технические мастерские".

Советская власть очень любила превращать слова в абракадабру, что еще раз подчеркивало ее глубинную связь с антихристианскими и сатанинскими обществами древности. На словах она, конечно же, не останавливалась и превращала людей в животных, животных в мясомолочную продукцию, а упадочный царский ампир в прогрессивный советский авангардизм. Об этом и сборник, предлагающий читателю различного рода квадратно-конусные здания будущего.

К сожалению, основатель советского государства не сумел рассчитать примерной продолжительности собственной жизни, тем более в полном здравии, а потому превратился в ценную для каждого коммуниста, но политически неспособную мумию, в состоянии которой он и пребывает по сей день. Началась борьба за ленинское наследство, победу в которой одержал один грузинский семинарист, оказавшийся ретроградом. Авангардизм он не понимал, а потому уничтожил.

Судьба ВХУТЕМАСа была ужасной - как и полагается во внутренних магических "разборках", торжествующий Иосиф Виссарионович не подарил врагу легкой смерти, а принялся его мучить. Сперва мастерские разрубили и переименовали во ВХУТЕИН, МАРХИ и ЛВХТИ, а позже самым упорным генсек сделал ИНПИИ и ИЖСА. Кто уцелел - до конца жизни работал в жанре соцреализма, рисовал купальщиц с ядреными ляжками или возводил здания исключительно в стиле ампира, но уже, конечно, не упаднического царского, а прогрессивного советского. Остальные были брошены в производственную шахту.

А теперь, товарищи, не толкаясь, организованно, гуськом, руки за спиной, пройдем под кат - посмотрим на работы.





Collapse )
ирония

Украинцы в Париже

- Франция гибнет, надо спасать Францию. Продолжаем цикл нашей корреспонденции из Третьей республики.





Как мне жаль бедных наших хохлов в Париже. Дела их очень плохи. Они отказались от публичной подписки, и это очень хорошо, это приносит им большую честь, но сборов все-таки нет. Г. Дергач вообразил, что франко-русский союз значит многое и в деле малорусской драмы и предпринял это путешествие, рассчитывая на успех. Он, очевидно, не знал, что в Париже ничего нельзя сделать без денег и даже в журналистике надо платить. С труппы некоторые парижские газеты требовали за 20 строк 500 франков. Какой сюрприз! В России все эти артисты и артистки воображают, что они если не гении, то столь замечательные таланты, что если какая газета не поет им похвальных песен, то это из ненависти. Их авторы полны уверенности, что хохлацкие драмы столь же глубоки, как Шекспир. Почтенный и милый Д.Л. Мордовцев не шутя говорил им это.

И вдруг такая обида — и где же? В Париже, где так недавно моряки вызывали такой неподдельный энтузиазм. Если моряки вызывали такой восторг, ничего не играя, никого не забавляя, не танцуя народных танцев, то как же малороссы могут потерпеть фиаско, эти славные артисты и артистки в своем муравейнике, как они могут потерпеть фиаско в своих нарядах, в своих оригинальных шапках, с своим танцованьем? А вот полное фиаско. Драмы наивные, пение наивное, язык невозможный. Публика не ходит. Она в два дня дала, подпиской, 8000 франков, но смотреть их не хочет. Она выросла из этой наивности, из этого гопака. И доброжелательные им газеты советуют хохлам переменить программу: давайте танцы, мимические сцены, декорацию малорусской жизни, а разговор — оставьте про себя... этот милый малорусский разговор...

Collapse )