Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Fallout1

Апокалиптические записки

1) Блог скучный, автор склочный.

2) Радуйтесь свободе просвещенного абсолютизма.




Раньше, до лета 2020 г., тут был список, куда автор (то бишь я - речь идет обо мне, это важно) выкладывал ссылки на тексты и материалы по истории, кинохронике и кино, а в общем на все то, из чего и состоит этот блог. И все было хорошо, но пришла вдруг беда откуда не ждали (был тот год вообще скорбен - со всех сторон поднялись и пошли на нас черные силы) - оскудела земля, закончилось место. Нельзя, написали мне из ЖЖ, нельзя-де одному человеку держать пост такого размера - надо вам потесниться, а может быть даже и уплотниться.
От всего этого могли произойти многие неприятности, но главное - пострадали бы читатели, лишившиеся возможности ориентироваться среди избранных постов блога. К счастью, я заранее предполагал худшее, готовился к нему, а потому разбил список на две части.


Collapse )
сурово

В дни войны, в дни мира

- Степной, Мирный, Заречный: спальные кварталы Луганска - столицы Луганской Народной Республики.


Шесть лет назад на землю Донбасса пришла война. Оснащенные американским и натовским оружием солдаты укро-карательных батальонов открыли огонь по мирным городам - по женщинам, по детям, по старикам. Ведомая майдановскими заправилами, армия Киева думала, что "поход на Восток" станет для нее увеселительной прогулкой, что никто не встанет на пути у ее вооруженные до зубов отрядов. Но она просчиталась. Шахтерский край, партизанский край, край героев и героинь, как и прежде поднялся и пошел против фашистско-бандеровской нечисти, против убийц и насильников, грабителей и мародеров, уголовников и бандитов.

С дедовской винтовкой, с наскоро переоборудованным трактором, встретили защитники Донбасса кичливых "майдаунов". И враг, надеявшийся за две недели разгромить малочисленные отряды народной милиции, чтобы затем развернуть свои орудия прямо на российской границе - этот озверелый и хорошо откормленный враг сперва остановился, не в силах сломить мужества простых ополченцев и милиционеров, а затем и побежал, бросая не только "визитки Яроша", но и танки, и бронемашины, и пушки.

Пусть укроп, в бессильной ярости отравляющий водоемы и поджигающий леса Донбассщины, напускающий на жителей ЛНР и ДНР бактериологическое оружие и колорадского жука, пусть знает он - народы ЛНР и ДНР не запугать! И пусть в Киеве все еще торжествует хунта и ее выкормыши, пусть на головы жителей Донбасса еще продолжают падать снаряды, ракеты и новейшие натовские дроны - хребет фашистско-бандеровскому зверю был сломлен шесть лет назад.

Но эти шесть лет не прошли для Луганской Народной Республики и ее сестры-побратима Донецкой Народной Республики даром. И под затянутым черным авиационным дымом небом продолжалась жизнь, продолжалось мирное строительство. Свидетельством этого строительства на отдельно взятых участках городского ландшафта Луганска и станет этот пост. Фотографии луганских кварталов, любезно переданные мне одноклассником (между прочим, батальонным историографом одного из подразделений Народной милиции ЛНР), говорят сами за себя. Как не пытались торговцы смертью уничтожить цивилизацию Донбасса - у них ничего не вышло.

...

К сожалению, в одном из боев с укро-карательными войсками моему школьному товарищу оторвало правую руку, а в другом - левую. Поэтому, на большинстве снимков напрочь заваленный горизонт и нарушена композиция (что бы это ни означало). Качество так же хромает, поскольку народные республики продолжают оставаться в огненном кольце фронтов и новинки фотомобильного дела не часто попадают на передовую, а также в тылы. Но дух, несломленный дух моего неродного Луганска - эти кадры передают прекрасно.

Чтобы запутать укропских штабистов, я выкладываю снимки в хаотическом порядке. Зря обрадовались, паны - не нанести вам этих фотографий на свои карты!

з.ы. Некоторые кадры я не хотел снабжать комментариями, но все-таки снабдил.





Collapse )
Fallout1

Карта

- и новые выдержки из дневника английского посла во Франции. Первая часть лежит тут. В прошлый раз мы обращились к "победной" весне 1915 г., теперь - к "поражению" весны 1918 г.


1918 г. и Россия, в образе белокурого батьки Махно, продолжает сражаться за Антанту.



Весну 1917 г. барон Берти встретил достаточно оптимистично: хотя в России, как он и предсказывал, случилась революция, вступление в войну Америки (и множества других, прежде еще нейтральных стран), казалось бы уравновешивало временную неразбериху у восточного союзника англичан. Можно предположить, что барон не без злорадства смотрел на российских представителей, заранее предвкушая уменьшение притязаний России. В любом случае, той весной его куда больше беспокоили перспективы грядущего (и, в который раз, решающего) наступления на Западном фронте, итальянские колониальные претензии и... сионизм.

Collapse )
господин Свин

Французский президент в Санкт-Петербурге

- 1912 г., Российская империя.

Живительный сон перенес меня на несколько часов в мир, в котором ничего не известно о катастрофе, разразившейся над Европой. На рассвете меня разбудили щебетанье птиц и веселые лучи солнца. Мне пришлось сделать усилие над собой, чтобы вернуться к сознанию действительности. Неужели вправду нам объявлена война? Война. Сорок четыре года назад она во всем своем ужасе предстала предо мною и вселила страх в душу лотарингского мальчика. Моя родина не только испытала ужасы неприятельского нашествия в 1870 г. После заключения Франкфуртского мира она подверглась длительной оккупации, и мои первые гимназические воспоминания были омрачены зрелищем солдат в остроконечных касках. Население, среди которого я вырос, осталось под гнетущим впечатлением этих кошмарных лет. Но как оно ни страдало при виде Франции, от которой оторвали часть ее тела, оно никогда не стремилось к тому, чтобы в один прекрасный день страна добилась реванша силой оружия, оно понимало всю рискованность этого и знало, что ему пришлось бы расплачиваться больше, чем другим провинциям. Тот же инстинкт безопасности, быть может, менее сильный вдали границы, но в той или иной мере сохранившийся во всей стране, внушал такую же мудрую осторожность почти всему французскому народу. Если союз с Россией с самого начала был благосклонно встречен общественным мнением в целом, то потому, что в нем видели постоянную гарантию от провокаций и угроз его зазнавшегося предшественника — Тройственного союза. В свою очередь тройственное согласие стало популярным во Франции только потому, что мы видели в нем еще более действенную гарантию от растущей опасности. И тем не менее, несмотря на сорок четыре года осторожной и предусмотрительной политики, на нас обрушилось несчастье, которое мы всеми силами пытались предотвратить. Возможно ли это? И что готовит нам судьба?

Как видно из этого отрывка, Муссолини, встречавшийся с французским политиком на излете политической карьеры последнего, мог бы поучиться у него умению беззастенчиво лгать - мало кто из действующих лиц той эпохи нес настолько персональную ответственность за развязывание ПМВ, как человек, носивший кличку "Пуанкаре-война". Французский президент не просто "ждал своего часа", подготавливаясь к моменту, когда Франция могла бы насладиться своим реваншем (собственно говоря, именно французы и ввели это слово в дипломатическую практику) в хорошей компании, но прямо вел дело к разрешению дела простым и надежным способом: маршем франко-русских армий на Берлин и Вену - с британским флотом и кредитами на заднем плане.

В российском министре иностранных дел Сазонове французский президент нашел идеального клеврета. Не слишком умный, но чрезвычайно оптимистически настроенный русский был очарован возможностью играючи добиться того, к чему в России стремились со времен Прутского похода Петра I, а именно - занятию Константинополя и разделу Османской империи. Вместе с верным союзником Австрией русские последовательно выступали против турок в бесконечных войнах 18-19 вв. и каждый раз на их пути вставали англичане и французы. Но теперь, когда западные державы не просто не были против "возвращения Царьграда", но и прямо обещали его России - кто мог устоять против искуса взять все и сразу?

Казалось, будто сам ветер истории дул в паруса франко-русского союза: сокрушение Австрии, разгром Германии, смерть Турции уже были подготовлены - требовалось набраться смелости и приступить к финальному действию. Еще в 1892 г., когда французские и русские генералы разрабатывали планы совместных операций против "коварных тевтонов", представлявший Россию генерал Обручев настоял на том, чтобы точкой отсчета считались не собственно враждебные действия, а начало мобилизации. Оставалось лишь дождаться какой-нибудь "проклятой глупости на Балканах" и Пуанкаре не собирался ждать слишком долго - увеличение французской армии, к началу Мировой войны превысившей численность немецкой, тяжелым бременем лежало на государственном бюджете. Саблю требовалось вытащить из ножен.




Collapse )
ирония

Мировая война

- в рисунках французского сапера. Равнины Шампани и леса Аргонна - Западный фронт, 1914 - 1916 гг.


Вступив в Мировую войну с Планом-17, французская армия решительно бросилась в наступление - покуда русские армии будут сокрушать тевтонов на Востоке, надо было успеть разбить их на Западе и переиграть столь неудачные операции лета 1870 г. Иначе говоря, армии предстояло самостоятельно отвоевать Эльзас-Лотарингию и выйти к Рейну, а после того - при благоприятном развитии событий - двинуться дальше. В Париже были настроены решительно - военные даже хотели нарушить бельгийский нейтралитет, но в конечном счете эту идею отложили. В отличие от немцев, положение Франции позволяло не прибегать к таким неудачным с точки зрения политики действиям, а потому французы спокойно выделили для Бельгии отдельную армию, задачей которой было контратаковать германцев. Итак, только наступление, только вперед!

Однако, реальные события 1914 г. чуть было не поставили на всем этом планировании крест. Даже несмотря на по-настоящему масштабную помощь России, итальянский нейтралитет и спешное прибытие английских войск, французской армии пришлось быстро распрощаться с мечтами о быстрой победе. Разбитые в гигантском Приграничном сражении, ее корпуса отступали к Парижу и дело грозилось принять тот же оборот, что и в 1870 г.

Этого не произошло. Французские солдаты не пали духом, но куда важнее было то, что бельгийская армия отвлекала на себя значительную часть войск противника, а Британские экспедиционные силы продолжали оставаться опасностью, размеры которой немцы никак не могли определить, колеблясь от крайне уничижительных, до совершенно преувеличенных оценок. И все это не говоря уже о Восточном фронте, где германскому командованию приходилось буквально жонглировать немногочисленными войсками, в надежде остановить наступление русских. В такой ситуации немцам как никогда требовался ясный ум и сильный характер старого Мольтке. Его племянник, осуществлявший руководство кампанией, заколебался там, где колебаться не стоило.

В конечном счете, каждая немецкая армия начала действовать без всякой оглядки на Генеральный штаб, в котором пессимист Мольтке Младший, изначально не веривший в план своего предшественника, фаталистично ожидал либо чуда, либо крушения. Но и на это его не хватило слишком долго: начав уже громить контратакующих французов в Марнской битве (продолжение которого могло бы и привести французскую армию к моральному крушению), он оказался в положении Наполеона при Ватерлоо - внезапно (sic) на поле боя появились британцы, попросту продвигавшиеся вперед, ввиду отсутствия противника. И Мольтке, отправив прежде того на фронт офицера Генерального штаба, нашедшего войска "истрепавшимися в боях", приказал своим войскам отходить. Немцы закрепились на севере Франции, но Париж был спасен, как и репутация французской армии.

На исходе года французы пытались "пробежаться к морю" в Бельгии, но не преуспели, равно как и на остальных участках фронта. Масштабные наступления 1915 г., призванные то ли облегчить положение русских, то ли выиграть войну, пока "все немцы ушли на Восток" (что, конечно, было неправдой), приводили лишь к огромным потерям и крайне незначительному продвижению. Наконец, в 1916 г. Верденская битва едва ли не испепелила французскую армию, но к этому моменту британцы развернули во Франции огромные силы, а русские уже восстановились после поражений прошлого года, так что немцам пришлось уступить.

Утешая себя ложными данными о будто бы громадных и превосходящих собственные потерях врага, французское командование надеялось закончить войну в 1917 г. - герой обороны Вердена генерал Нивель буквально обещал это измучившейся нации. Французские операции должны были стать частью общего наступления союзников, но из-за событий в России все пошло наперекосяк. В результате, провал наступления Нивеля чуть было не покончил с французской армией - ее охватили мятежи, далекие по жестокости от событий на Восточном фронте, но все же неслыханные по размаху. Фактически, французы отказались идти в атаку и если бы - о, это вечное "если бы" ПМВ! - немцы не были связаны войной с остальным миром, то с Западным фронтом было бы покончено уже тогда. При том условии, конечно, что он вообще дотянул бы до 1917 г., что попросту невероятно.

Но если французская армия и испытывала порой "муки сомнения", то французская политика - никогда. В Париже отвергали даже саму возможность вступить в переговоры с немцами - с французской армией или без нее, но союзники обязательно дожмут Берлин и тогда наступит час расплаты, момент, которого Франция ждала с 1871 г.!

...

Ну а теперь к рисункам, которые, как мне кажется, не слишком удачны, но несомненно отражают ту самую грязь, безнадежность и прочие прелести окопной жизни.




Collapse )
Fallout1

Шестидесятые

- в кинохронике. Почти три десятка видео - ну разве не славное начало очередной недели такого прекрасного гада, простите - года.

Я продолжаю заполнять наше хранилище кинохроники и добавляю к нему новое десятилетие - прежде мы как-то ограничивались 1895-1945 гг., но время не стоит на месте (и не сидит сложа руки) и не столь далекое прошлое становится все отдаленнее, не так ли? Итак, шестидесятые, а сегодня - 1962 г., который и без того был наполнен событиями, а мог бы стать еще более наполненным, случись обмен ядерными ударами из-за Кубы. Однако, как Кастро не пытался, Третьей мировой тогда все же не вышло, за что спасибо товарищу Хрущеву и господину Кеннеди, земля им пухом.

Ну а мы, не тратя слова даром, переходим к посту, который, конечно, не претендует на всеохватность 1962 г. (да и это не далеко не последний пост с ним - запасов кинохроники у меня на десять жизней), но все же общее представление дает и, как мне кажется, довольно неплохо.


Герцог и герцогиня Кентские посещают Уганду - поздравить ее с обретением независимости. Один из присутствующих - капитан угандийской (так правильно?) армии Иди Амин, специалист по борьбе с чернокожими партизанами. Через восемь лет после этих событий он, при помощи верных ему мусульманских солдат, свергнет кое-как избранного президента Уганды. В стране установится власть фельдмаршала Амина, который очень походил на Карла Великого тем, что не умел писать. Угандийский социализм с мусульманским лицом рухнет весной 1979 г., но сама Уганда останется и там до сих пор идет вялотекущая гражданская война или около нее.



Collapse )
ирония

Китай

- 20-е гг. прошлого века.


После того, как китайская (маньчжурская) императорская династия пала, в стране была провозглашена республика и даже несколько левого характера. Впрочем, уже первый ее президент попытался повторить трюк "второго декабря" третьего Бонапарта, но не преуспел. В эти же годы Китай вступил в Мировую войну - сперва пассивно, в качестве арендодателя, на территории которого японские самураи и английские джентльмены проводили выселение германского гостя, снявшего на 99 лет городок Циндао с окрестностями. Думали ли в этот момент в Лондоне о том, что их политика воровства обернется спустя двадцать лет позором Сингапура? Вряд ли.

Китай, конечно, протестовал, но что он мог сделать? Например, официально объявить войну Германии - во-первых, обвинив ее в попытке установить в стране монархию, а во-вторых, из-за того, что кайзер приказал варить из мертвых солдат мыло: так утверждала английская печать и разве можно было усомниться в ее правдивости? Отправляться на войну китайцам все же не пришлось, однако множество солдат погибло от болезней и прочей испанки - при желании, эти потери можно включить в перечень жертв Мировой войны. Наконец, рабочая сила во Франции и особенно России - не будем забывать о ней.

Между тем война закончилась, а вместе с ней и недолгое союзничество с японцами, тоже большими врагами реакционных Центральных держав. Обещанные Китаю немецкие территории англичане почему-то отдали Токио, а тут еще и первый президент-император умер, официально дав старт "голодным играм" губернаторов и полководцев, уже давно обзаведшихся собственными армиями. Все так запуталось, что даже китайцам было трудно разобраться кто с кем воюет. И тут на сцену вышел Чан, но не с семечками, а Кайши. Соратник легендарного (на этом достоинства того исчерпывались) основателя республики и скромный руководитель военной академии возглавил все то, что оставалось еще от идеи единого Китая - партию Гоминьдан и провинцию Гуандун.

Неожиданно для всех, армия Кайши начала побеждать и не просто, а всех. В чем же секрет? Оказалось, что хитрый республиканец заручился поддержкой германских военных советников, которые с легкостью переигрывали вооруженных древним китайским военным искусством удельных генералов и губернаторов. В результате, тем оставалось лишь бежать, теряя бронепоезда, пушки и легкодоступных китайских женщин. Все шло хорошо и даже лучше - Китай был практически объединен, оставалась лишь проблема коммунистов, опиравшихся на Москву и чуть ли не открыто готовившихся взять власть силой, и японцев, которых успехи Гоминьдана по понятным причинам совсем не радовали.

Сумеет ли Чан Кайши спасти объединенное, но все еще очень слабое китайское государство, поставленное в столь тяжелые условия?.. Спойлер: да нихуя, сменившие после 1937 г. немцев английские и американские советники оказались полным говном, Китай проиграл войну японцам и собственным коммунистам, чанкайшисты держатся на Тайване.

Ну а теперь, прошу под кат.



Collapse )
Fallout 2

9 мая

Низкорослый человек не спеша шел по коридору. Погруженный в собственные мысли, он как будто не замечал никого вокруг.

...

Этот день, 9 мая - день победы. Но кто способен оценить его по-настоящему? Только ОН, только ОН один. После Мировой войны ЕГО страна лежала в руинах - обескровленная, раздираемая на части алчными "вождями". Вожди! Только ОН мог сплотить Партию, какой еще не видел мир - и только ОН один мог возглавить страну. ОН всегда это знал - и в провинциальной безвестности, и в тюрьме, и даже заграницей, где ЕГО всегда затмевали болтуны, все эти писаки-социалисты, соперничающие в своем красноречии.
Теперь они молчат - мертвые или сбежавшие, проигравшие, никому не нужные. Теперь говорит только ОН, и слушать будут только ЕГО.

Не сразу, но ОН подчинил себе Партию - и сделал ее своим орудием. ОН подчинил себе экономику - и сделал страну независимой от западного капитала, от неэффективного сельского хозяйства. Отсталую страну ОН превратил в передовую, единственную, уникальную. ОН создал армию, лучшую в мире авиацию, мощнейший флот. ОН переиграл всех этих западных политиканов, провел их вокруг пальца - из страха перед Гитлером они были готовы пойти на все. ОН всегда знал, что они глупы, слабы, легковерчивы - как и все демократии мира.

Да, война пошла не так, как ОН задумывал. Да, она затянулась. Да, она стоила огромных жертв - но разве это ЕГО вина? Нет! Подвели генералы - эти герои прошлых сражений, так и не научившиеся воевать по-новому. Тогда ОН, человек в общем-то не военный, вынужден был принять на себя руководство операциями на фронте. ОН безжалостно убирал не справившихся, не способных победить - и народ это понял, народ оценил это и потому народ всегда будет помнить чья это победа. Генералов и всех этих "маршалов победы" забудут, но ОН останется в истории навсегда.

Народ простит любые ошибки, народ забудет все жертвы и даже преступления, но только если взамен получит победу. ОН дал ему эту победу, ОН смыл позор прошлого поражения. А остальное - не имеет значения.

...

Надев фуражку с высокой тульей, человек расправил плечи и вышел к ликующей толпе. Он знал чего она ждет, -

Collapse )
бить

Военные Европы

- 1871 г. Рисунки бельгийского художника-карикатуриста Жюля Ренара.


Я очень недоволен. Наблюдается явственный упадок нравственных начал среди анонимного сословия, рост юзерского нигилизма и общее духовное вырождение. Кое-кто даже смеет иметь отличное от моего мнение!

Вы все пройдохи и мерзавцы, которые только и хотят что глазеть на каких-нибудь горбатых уродцев из американского цирка или сифилитичных французских проституток Парижа. Да-да, только этого вам и нужно, а блогир, со своей историей и немцами, может-де отправляться ко всем чертям!

Как человек ответственный, я этого допустить не могу и в борьбе за культуру готов пойти на крайние меры, вплоть до полного упразднения пятничных баб. Лучше этому блогу погибнуть под развалинами чего-нибудь, чем допустить оскудение тех моральных доблестей, на которых он был возведен.

Поэтому, оставьте всякое вольнодумство и пристыженные моими словами отправляйтесь под кат, смотреть эти замечательные карикатуры на германскую, австрийскую, шведскую, бельгийскую, русскую, голландскую (как сыр и хер), испанскую, английскую, датскую и итальянскую армии.




Collapse )
ww1

Художники и война

- 1870-1871 гг. на полотнах немецких и французских мастеров кисти.


В прежние времена фотографировать войну было чрезвычайно тяжело. Оно, конечно, и сегодня не то что бы совсем легко, но раньше было еще труднее. Хотя бы потому что раньше фотоаппаратов не было - не изобрели еще. Это потом уже, когда изобрели - тогда да, пожалуйста. Но и то - не все сразу.

Первые опыты с военной фотографией были очень сложны, потому что пока мастер приготовлял свою технику, пока дожидался птички - сражение уже возьми да и закончись. Поэтому фотографам главным образом приходилось снимать панорамы и полководцев, молодцевато сидящих на своих лошадках или победоносно стоящих на обрыве (прочно забытый ныне, но очень сильный способ передать одиночество на вершине власти).

К сожалению, публика, за несколько тысяч лет развратившаяся батальными полотнами, от панорам скучала и требовала чего-то более героического, тогда как полководцы и вовсе грозились отправить несчастных фотографов куда подальше, потому что раньше-то их знали исключительно по портретам, которые имели приятную особенность отличаться от оригиналов в лучшую сторону, а теперь... Не каждый из них был стратегом калибра Великого Молчальника, догадавшегося спрятать лысину под париком, а парик - под фуражкой.

Не удивительно что Франко-немецкая война 1870-1871 гг. в основном представлена двумя типами фотографий: немецкие солдаты под Бельфором, Страсбургом, Парижем и т.д. - и французские солдаты в Бельфоре, Страсбурге, Париже и т.д. Немцы все как на подбор - молодцеваты, бородаты, застегнуты на все пуговицы, тогда как французы расхлестаны, распахнуты, развращены революцией (а до того - бонапартизмом и проституцией) - у многих еще гадкие бороденки а-ля Наполеон Третий.

Все это очень скучно, потому что не динамично, а ведь то была весьма маневренная война, не то что севастопольское бдение англо-французско-турецко-итальянской армии в Крыму. Там-то, конечно, можно было хоть каждого солдата сфотографировать - времени было много, а войск - мало. Но вернемся к нашей теме - война интересная, а хороших снимков очень мало.

К счастью для нас, художники тогда еще не были комнатными собачками квартирного дизайна как сегодня - они ездили на войну, уважали ветеранов, не сорили, не плевали, а еще рисовали замечательные картины, на которые мы сегодня и посмотрим. Не на все, конечно, сразу - удовольствие надо растягивать - но полотен двадцать я гарантирую.

Итак, прошу пройти под кат и культурно расти, наполняясь новым содержанием, включающим в себя как духовное начало, так и историческое познание.



Тут все просто и понятно - прусский кронпринц Фридрих Вильгельм показывает своим солдатам где враг. Но не в том смысле, где один француз, а в широком - дескать, вперед, молодцы, на Париж.
Судя по композиции и самому кронпринцу, дело происходит где-нибудь под Вертом, в самом начале войны. Строго между нами, кронпринц это сражение проспал, потому что думал будто никакого боя не будет (приказа начать его он не отдавал), но немецкие солдаты, взращенные на романтизме, сами полезли в атаку и пришлось побеждать.




Collapse )