ирония

К отступающим

- пред, непосред и посленовогодние праздники закончились, а этой папке фотографий у меня что - третий год лежать? Нет, позвольте. Итак, пост, который мог выйти в 2018, в 2019 или в 2020 году, а выйдет сегодня, потому что больше тянуть некуда - встреча нового 1956 года в одном из нью-йоркских пабов.


О самой подборке фотографий - что писать? Простые люди просто же и отдыхают, все вполне достойно, а то что лица такие - так вы бы на себя посмотрели, мои дорогие читатели. Зато же - вполне радостны. Отходя от вопросов эстетики, должен заметить, что никогда мне не встречалось такое количество безрадостных и просто тоскливых лиц, как в дни предшествующие наступлению 1 января очередного года. Отчего это так? Только ли от того, что многие банально одиноки и в такие дружественно-семейные праздники это ощущается особенно болезненно? Отчасти да, но не только.

Для многих новогодние праздники означают нечто вроде совместного (с семьей) отпуска - бича, по мнению современных психологов, разрушившего не один брак. И в самом деле, значительная часть окружающих нас со всех сторон "ячеек общества" не являются семьями в истинном значении этого слова - они чуть более чем группа ответственных квартиросъемщиков, иногда с детьми, иногда без. Бесконечный и мало развивающий (в широком смысле) бег по кругу бытовых проблем заменяет им любовь, без которой не будет ни страсти, ни взаимоуважения.

Внезапно остановившись - сейчас в том числе и из-за концковида - они начинают оглядываться вокруг и что-то звериное проявляется в чертах таких людей, внезапно осознавших, что годы ушли, а они с зажатой в капкане лапой обречены тащиться дальше. Речь, конечно, не о самых умных людях - самые умные, понятное дело, и к личной жизни подошли с умом,поэтому счастливо пишут эти строки, а не воют на луну - но ведь глупость еще не преступление. Таких людей очень жаль, кроме тех случаев, когда у них едет крыша и они начинают расчленять свою общественную ячейку в самом прямом смысле - топором. Ну, за примерами ходить далеко не будем.

К чему я это все написал? Во-первых, за тем, чтобы не ломать голову над темой подводки к фотографиям о нью-йоркском пабе семидесятилетней давности (тема, как вы понимаете, не самая благодатная), а во-вторых, для того, чтобы в новогодние праздники вы были подобрее с вашими приятелями или знакомыми, оказавшимися в схожих ситуациях.

Иначе они возьмутся за топор и собьют с вашего лица самодовольную ухмылку.

А теперь радостно проходим под кат и смотрим на фотографии.




Collapse )
сурово

Японская карта

- ВМВ, год сейчас определим.


Но сперва небольшой технический момент. Как Антей, припадающий в поисках сил к земле-матери, так и я обращаюсь к вам с просьбой о помощи - посоветуйте, братцы, ресурс, на который можно было бы выкладывать карты большого веса, от 20 - 100 мб и далее везде. Буквально только что хотел выложить одну из нескольких новых интересных вещиц, а знакомые мне сайты ругаются - велика, говорят они, эта ноша, не грузи ты нас ею и выйди, постылый, вон. Последнее я добавил драматизма ради.

Поднажмем, братцы, а? Ведь не только лишь одни геополитики в блоге нашем обретаются, но и люди с руками из плеч. Уверен, они обязательно что-нибудь присоветуют и не дадут пропасть нашей вторничной рубрике. А то мне с утра некогда этим заниматься - я и нейросети для кинохроники плету, и пишу кое-что, и выписываю, да и чай сам себя не выпьет, знаете ли. Так вы уж, братцы, не подведите меня, бросьтесь дружно на эту техническую амбразуру своими мужественными грудями.

Теперь к японской карте сверхнизкого разрешения и такого же качества. Что мы видим на ней, господа самураи и бессловесные асигару (в далекой юности блогир совершал подвиги мужества и творил чудеса ума за клан Такэда в первом еще тоталваровском "Сегуне" - уже тогда обладавший тонким художественным вкусом, включал он "Искателей жемчуга" Бизе и смотрел как пехотинцы в черном бредут по белому снегу) - видим мы на ней Тихоокеанский театр военных действий, очевидно вторая, но не слишком половина, потому как битва за Новую Гвинею нарисована, а сражение за Гуадалканал - еще нет. Таким образом, примерное время карты: вторая половина июля - начало августа 1942 года. Хотя, возможно, Гуадалканал просто не поместился в рамочку, к вящей славе "сферы процветания" или как там назывался этот новый японский "порядок".


сурово

Это должен знать каждый

- начнем трудовой понедельник с практической помощи населению!


Многие из нас ходят в народ, но чаще бывает наоборот - народ ходит в нас, по нам и от нас, потому что народ вокруг если и не богоносец, то хотя бы демократически представленный большинством чего-то властелин всего и ты с ним не шути. Шуток над собой народ особенно не любит, хотя вообще смеется часто, особенно когда кому-то плохо. Однако оставим частные взгляды блогира на природу народоправия и обратимся к анонсированным выше практическим советам.

Выходя в народ следует заранее вооружиться сакрализаторами - это не мое мнение, так считает основоположник московского концептуализма, живущий уже сорок лет в Чехии Виктор Пивоваров, отец Пепперштейна, создатель логотипа журнала "Веселые картинки" и много чего еще.
Предвидя недоумение на значительной части лиц собравшихся, поясню - в 1979 году, когда отец концептуализма и Пепперштейна создавал серию этих картин, Алан Чумак еще не заряжал воду из телевизора, но население к экстрасенсорному разврату было уже готово и по советской стране ходили самые разнообразные истории, где мертвая женщина, плавающая в передвижной бочке с пивом, прекрасно уживалась с невидимыми лучами, направленными прямо в мозг неготовому к защите советскому гражданину.

Разочарованное в рае земном, строительство которого на одной шестой явно шло в разрез с ленинским графиком, население отчаянно алкало чего-то фантастического, но с научным оттенком - так, вместо ведьм, с их средневековыми котлами, появились всякие таинственные сверхлюди и прочие полупроводники из какого-то мира в наш. На этом фоне появление пивоваровской работы было делом вполне обыденным, хотя и совершенно секретным. Но теперь, когда гриф улетел, мы тоже можем приобщиться к последним достижениям ученых мужей с шапочками из фольги на головах.

Конечно, многое в этой подборке устарело - враг не стоит на месте, его технические возможности чрезвычайно возросли, однако в трудной ситуации нам может помочь и старая, проверенная техника.

Прошу всех под кат.



Collapse )
Fallout1

Воскресное слово блогира

- проповеди ненависти каждый выходный, не считая тех дней, когда мне лень (их довольно много, как по мнению Лиги Белых Консерваторов, фашистов и хуемразей).





Поехавший в магазин блогир стремительно скатывается в правый радикализм.




На самом деле это не так. Мы просто не успели подпрыгнуть вовремя, а мир - сместился, прямо как земля в Зазеркалье, куда в середине XIX века случайным образом попала кэрроловская Алиса. Так бывает не только в мире белых королев и единорогов - в свое время, в России 1917 года, партия конституционных демократов неожиданно обнаружила себя на крайне правом фланге, хотя в течении предыдущих лет была левее центра и даже успела переименоваться в партию народной свободы. Это ей не слишком помогло - она так и вошла в историю с обидной кличкой "кадетская", а ведь там было много профессоров и совсем мало кадетов.

Collapse )
ирония

Модные шляпки из Европы

- 1911 - 1914 гг.


С присущей мне наблюдательностью, должен заметить, что последний пост на этой неделе является, одновременно, и первым же постом с тегом "пятничные бабы" в этом году. Вы понимаете? Глубокий символизм был заложен (мною) в записи последних двух недель: на прошлой мы постоянно кланялись, провожая уходящие тематические посты, а на этом доверчиво тянем ручонки, приветствуя их возвращение. Старое и новое, смерть и жизнь, цикличность бесконечности - вот о чем вы должны были задуматься, но разумеется не сделали этого, поглощенные своими пустяшными делами и довлеющей злобой дня вчерашнего. Как хорошо, что рядом прохаживался я, с огромным уроборосом в руках, всегда готовый напомнить о главном, верно? Ну а теперь, пережив катарсис и прочитав этот абзац, при помощи которого я столь хитроумно избавился от необходимости писать что-то хоть в малейшей степени относящееся к дамским шляпкам (в этом месте вы должны испытать катарсис вновь), позвольте обратиться к непосредственной теме поста.

Фотографий будет десять, девушек немного меньше - все они в разных образах и, соответственно, шляпках. Симпатичных под катом будет, их есть, так что будьте покойны. А чтобы вам не было скучно и обидно за первый и особенно второй катарсисы, позвольте присовокупить к этому посту фельетон г. Грузинского, посвященный женской эмансипации в литературе того (этого) времени. Мне он показался очень забавным, -

- Вы – редактор?
- Я-с. Чем могу служить?
- Я начинающая писательница Голиндуха Маркеловна Растяпа. Я пришла вам предложить первые плоды своих досугов. Во-первых, роман в шести частях с прологом и эпилогом: «Женские нервы». Очень интересный роман. И заглавие интересное. Не правда ли? Я надеюсь, что вы начнете его печатать со следующей же книжки?
- Сударыня, я не знаю… вообще подойдет ли ваша вещь?
- Подойдет. Во-вторых, я принесла поэму из испанской жизни «Дон Алонзо». Тоже первый опыт. Но вы не бойтесь: стихом я владею превосходно. Вот начало:
«Хмур и мрачен дон Алонзо,
Донны Клары кавалер,
Темен он, как будто бронза,
Скрытен, будто секретер!»
- Сударыня, нас более интересует русская, а не испанская жизнь.
- Вздор. Изредка следует касаться и испанской. Но это не все. Кроме поэмы я захватила с собой пятьдесят штук маленьких стихотворений.
- Пятьдесят штук?!
- Не пугайтесь: они маленькие, м-а-л-ень-кие; так строчек по 30, по 40. Их можно будет пустить все сразу, под одним общим заглавием: «из дневника Голиндухи Растяпы». Эти стихотворения поднимут больше шума, чем дневник Марьи Башкирцевой. Одни заглавия чего стоют: «Пустыня жизни», «Загадки сердца», «Крокодил страсти», «Забвения!» и т.п. Кроме стихов я захватила с собой еще критическую статью «Миросозерцание Горького» и научную статейку о языке обезьян. Так, пустячок, строчек тысячи на три, на четыре. Безделица! Хотела захватить еще повесть и рассказ, но решила, что их лучше отложить до другого раза. А вот обзор дамских мод за минувшее полугодие я не утерпела – принесла.
- У нас нет отдела дамских мод.
- Заведите. Как же вы это так до сих пор упускали? Этот отдел заинтересует всех дам. Поднимет подписку! Увеличит доходность журнала.
Голиндуха Маркеловна перебирает портфель с рукописями и говорит:
- Ну, теперь, кажется, все! Ах, нет: осталось несколько шарад, шуток и два-три ребуса. Это для отдела мелочей. Вы эти вещицы где-нибудь в самом конце пустите, в мелочах. Для меня безразлично. А теперь, господин редактор, распорядитесь, чтобы мне выдали аванс.
- Как?! Аванс?!
- Ах, не кричите, пожалуйста: я слабая женщина, и меня легко испугать!
- Но какая же может быть речь об авансе, когда я еще не видал в глаза ваших вещей, когда они, весьма возможно, не будут приняты?
- Что? Ой, ах! Не будут приняты? Я – слабая женщина. У меня может отняться рука или нога… Мне дурно!
- Сударыня, я постараюсь кое-что взять…
- У-ми-раю!
- Сударыня, я беру все. Аванс вы получите в конторе. Только не умирайте!
Слабая женщина перестает умирать и начинает выгружать из портфеля рукописи. У редактора глаза вылезают на лоб…


Теперь идите под кат и выберите себе какую-нибудь голиндуху по вкусу.

Не инженю.



Collapse )
господин Свин

В Париже беспорядки

- Франция гибнет, надо спасать Францию, часть вторая.

В то время, как в США все отчетливее обознаются признаки стабилизации прямо-таки античного размаха, на манер римской республики, а товарищ Байден готовится повести за собой американскую молодежь, наши взоры вновь обращены к Франции. Алексей Суворин, прямо из Парижа, 1893 г.




— Le Boul’Mich, numero special, dix centimes, — кричат разносчики на бульваре Сен-Мишель на все голоса, среди толпы, которая простирается до десяти тысяч человек. «Boul’Mich» — сокращение Boulevard St.-Michel, который находится за Сеной, в Латинском квартале. Парижане любят сокращения; когда мы добросовестно выговариваем на своем длинном языке «велосипед», они называют этот инструмент просто «вело».
«Boul’Mich» называется и студентская еженедельная газет ка, посвященная стишкам двусмысленного содержания, кокоткам Латинского квартала и сплетням самым дрянным, по большей части непристойным. Но сегодня «Буль-Миш» выпустил экстраординарный номер с заглавием: «Pour le venger» («Чтоб за него отомстить»).

Вы знаете события, приведшие к этой бульмишской революции. В «Quat-z- Arts» (Quatres arts) один из учеников Ecole des beaux arts устроил бал, на котором присутствовало до 3000 человек. Ученик этот Гильом. В этом зале известные кокотки и танцорки публичных сходов, вроде Гулю (мамзель Вебер), сидели в ложах, покрытые только газом, среди молодых и старых развратников, распивая вино. По данному знаку они сбросили с себя газ и, становясь на стулья, являлись публике голые, или совсем, или покрытые только сеткою, как на картине Рошгросса «Взятие Вавилона». В ложах шла целая оргия, по образцу вавилонскому. Голые девы бросали цветы в публику и получали цветы и сами; потом на столе явилась голая женщина, которую пронесли по залу в свите тоже совершенно голых женщин. Все это выло, кричало, принимало разные позы — и все это называлось «художественным балом». В самом неприличном журнале — «Courrier Francais» — явилось подробное описание этого торжества.

На беду, на бале был сенатор Беранже, имя которого связано с весьма гуманным законом. По этому закону суд имеет право постановить решение по делу подсудимого, но не приводить его в исполнение. Подсудимый и осужден, но избавлен от наказания. Зато при повторении преступления суд имеет право усилить наказание, как рецидивисту. В уголовной практике это важно в том отношении, чтобы первое преступление, иногда совершаемое без умысла или вследствие каких-нибудь непредвиденных обстоятельств, не ввергало преступника в тюрьму, из которой он является потом в общество уж совершенно испорченным человеком. Закон этот не мешало бы ввести и у нас, где тюрьмы так переполнены.


Collapse )
ирония

Крокодил освобождает

- выпуски нашего любимого журнала за август - октябрь 1939 года.


Но сперва небольшая организационная и радостная новость: ввиду большого количества постов с тегом "пресса" и моих надежд сделать его (количество, речь о нем) еще большим и разнообразнейшим, принято решение (в этом месте блогир с удовольствием ухнул в бездну бюрократического канцелярита, окунувшись в приятные воспоминания молодости) каталогизировать этот тег, в той же степени, что и остальные важные направления этого блога. Кричать "ура" не надо, достаточно нескольких "виватов".

Теперь к сегодняшней подборке - она великолепна. Никого не боясь, "Крокодил" бьет тяжелым разводным ключом советской сатиры по англо-французским поджигателям войны и польским панам. Особенно по польским панам, ведь - обращаясь к самым юным телом и духом читателям - это было то самое удивительно время, когда из журнала внезапно исчезли карикатуры на злых дядей в рогатых шлемах, с их гадким и усатым вождем (но без трубки, это очень важно, дети! не перепутайте!), а вместо них появились зубастые англичане, кругловатые французы и нелепо усатые (да что ж такое!) поляки.
Все это самым удивительным образом совпало с заключением некоего пакта, вслед за которым быстро обнаружилась внутренняя несостоятельность польского государства, а сама Польша превратилась в удобное поле для всяких случайностей и неожиданностей.

В этой подборке, вырезанной мной из советского "Крокодила" собственными руками, вы увидите не только политические карикатуры - мне показалось, что будет правильным цельную картину, а не один лишь ее фрагмент. Это во-первых, а во-вторых, в некоторых случаях я не без удовольствия присовокуплял к карикатурам и текст. Вы, конечно, можете его не читать, а можете и погрузиться в атмосферу советской юмористической прозы и поэзии.

Открывает нашу подборку номер за конец августа (тут можно усмотреть гнусную шутку), а затем - впрочем, вы заметите. А на следующей встрече с "Крокодилом" мы обратимся к финским баронам и озверелым шюцкоровцам.

Все очень кликабельно.




Collapse )
ww2

Шел четвертый год войны

- с 1 сентября прошлого года (так совпало, серьезно), ваш блогир ведет великую битву добра и зла, белого и черного, настоящего и фальшивого, сиречь Оси и Союзников в мультиплеерном сценарии для Panzer Corps. Об этом и будет сегодняшняя карта. Карты.


Что там у японцев мне неведомо, но для Оси на 10 июня 1942 года все обстоит вот так. Авиация не показана. 1 ход - пять игровых дней.



Collapse )
ирония

Начнем

- приступим к нашему тяжелому блогирскому делу. Всех с отступающими и поехали.


Думаю правильно будет начать этот понедельник с визита на каторгу - это задаст тон всему январю, а там еще, глядишь, и кусочек февраля ухватит. Нам, братцы, сейчас главное до марта продержаться, до второй половины, а там уж солнышко ясное выглянет, цветы, значит, покажутся и начнется такое благолепие, что даже последний мизантроп улыбнется своими обескровленными губами.

Итак, альбом Нерчинской каторги, 1891 год. Почему, собственно говоря, такое внимание, что за альбом? С конца XVIII века отправляли в этот ужасный край (вот уж действительно - край света) уголовников, а после возмущения на Сенатской - и политических. Декабристы, народники, эсеры и т.д. Чиновник для особых поручений при генерал-губернаторе Приамурья бароне фон Корфе граф Альфред фон Кайзерлинг - дело, напоминаю, происходит в Российской империи - вспоминал на склоне лет о порядках, царивших в Сибири и на Дальнем Востоке, в том числе и в пенитенциарной системе -

По сравнению с уголовниками политические были в худшем положении, хотя обращались к ним не на «ты», а на «вы», к работе не принуждали и жили они, питались и одевались получше, телесным наказаниям не подвергались, да и в Кару их привозили, а не гнали пешком по этапу. Срок наказания политическим не сокращали, и никакой надежды попасть из Кары на поселение они не имели. В большинстве они были приговорены к смертной казни и помилованы, получив срок на каторге, но лишь 3% из них после двадцатилетнего заключения могли жить за пределами тюрьмы, но по-прежнему под строгим жандармским надзором, в домишках, которые строили себе возле тюрьмы.

...

Самое тягостное впечатление произвела на меня в Каре беда этих несчастных — безвинных женщин и детей. Государство, конечно, разрешало им следовать за мужьями и обеспечивало в пути, но, добравшись до места назначения, они тотчас лишались всякой опеки. Арестант попадал в тюрьму, предназначенный ему кошт шел в общий котел, семья же его была брошена на произвол голода и порока. Они должны были зарабатывать пропитание собственным вольным трудом, но такой работы здесь вообще не было, ведь ни в Каре, ни в иных местах, где располагались тюрьмы, частным лицам жить не дозволялось. Здесь были одни только арестанты, чиновники да охрана, причем чиновники и охрана имели право бесплатно использовать для своих надобностей труд каторжников. Ни о школах, ни о мастерских для вольных женщин и детей государство не заботилось. И те, кто не привез с собой из дому денег, были вынуждены спасаться от голода, продавая себя и своих детей пороку. А в этих местах, средоточиях отбросов человеческого общества, процветали все мыслимые пороки.


Да, не все так гладко, как в описании Солженицина, верно? Достучаться до центральных властей с Дальнего Востока и даже Сибири было намного сложнее чем из Австралии в Лондон, а потому порядки царили самые жесткие (под катом я оставлю еще один фрагмент из мемуаров графа). Правда, начиная с девяностых годов положение постепенное менялось к лучшему - строительство Сибирской железной дороги "приблизило" Петербург и диковатые нравы прошлого постепенно уступили место куда более просвещенным порядкам.

Нерчинская стала широко известной (что и привело, в том числе, и к появлению этого альбома) после того, как в 1889 "народоволка" Сигида (гречанка из Таганрога) отвесила оплеуху полковнику Масюкову, коменданту Карийской каторги (часть нерчинской "системы") - находчивый офицер в отставку не подал, а послал за розгами и просто выпорол политическую. Сигида отравилась, а влед за ней - после голодовки - еще двадцать каторжан, шесть из которых умерли.
После того, как о деле написали даже в "Таймс", карийскую каторгу закрыли, а также запретили пороть женщин (и девиц), но сама система "нерчинских каторг" просуществовала вплоть до 1917 года.




Collapse )