Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

Кино и русские

- а также революционеры, социалисты, евреи и другие нехорошие люди. Итак, добро пожаловать, мои дорогие любители кинопанорамы с Тыквой-Горбушкиным. Сегодня у нас праздник, потому что мы будем крутить три немых фильмы сразу: про войну (сатирическая лента), про революцию (патриотическая лента) и про все вместе (военно-революционная лента).

Полетели!



Бр. Пате против "немецкого ига", вы понимаете. То ли дело веселая Франция, с ее кредитами.


Кайзер Вильгельм, у него каска, усы и модные обои. Хо-хо, - говорит нам кайзер.


Смотр войск. Генералы смешно подпрыгивают, спеша за Вильгельмом, да и сам он на деревянной лошадке. Это сатира.


Составляется план будущей кампании. Точнее, не составляется, потому что немецкие генералы, одетые в нечто напоминающее российские вицмундиры эпохи первого Николая, отчаянно тупят над картой. Кайзер недоволен.


Вносят карту.


Из нее вырезают Россию.


Францию.


И Англию.


Вильгельм раздает своим генералам куски Европы, те садятся на собственные сабли и скачут из комнаты. Последним куском оказывается Бельгия, которая достается самому неудачливому командиру (ибо мала).


Теперь-то весь мир у меня в кармане, ах-ха-ха-ха!


Сначала задумка режиссера была мне непонятной. Что это? Свечи в галошах? Виноват, будем говорить по-русски - в мокроступах.


Но следующий кадр развеял все сомнения. Сейчас эти бравые парни начнут надувать мыльные пузыри (т.е. запускать цеппелины, а мокроступы - это, конечно же, немецкий флот).


Из-за забора показываются три солдата: француз, англичанин и русский.


Начинается веселое (на самом деле нет) побоище. Удар француза.


Англичанина.


Британец потешается.


Русские, как обычно, зверее всех.


Вот я каков! Примерно в это же время в Германии снимали вот такие вот веселые короткометражки.


Вот тут непонятно - что за кукиш, зачем, кому? Хотя, предположение у меня имеется - бр. Пате (на деле филиал французской Pathé) накрылись пиздой вместе с Российской империей и такой же республикой, а на их фабрике в 1919 г. красные организовали выпуск пластинок с грассирующим Лениным. Так им, пидорам, и надо.



...

Один из первых фильмов новой свободной России "Революционер" . Вышел на экраны в самом начале апреля 1917 г., а снимался в марте, за несколько дней. Итак, -



А это брат "дедушки", адвокат Замойский.

- Алло, жандармы? Ух, вы, жандармы-жандармы! А ко мне брат приехал, скрывается. Да-да. Так я жду! Чао!


- Взять этого мерррззавца!
- Будет исполнено, вашбродь!


"Дедушка" пьет газету и листает чай. Виноват, наоборот. Рядом с ним дочь. За каким хером она тоже скрывается в квартире брата "дедушки" совершенно непонятно. Зато ясно почему брат, заебавшийся терпеть у себя дома эту коммуналку, позвонил царским палачам и сатрапам. Советский зритель бы оценил, хотя до него фильм так никогда и не дошел.


- Брать живым!


Революционеру помогает внутреннее чутье - он начинает жечь бумаги.


- У нас жандармы!
- Что?.. Откуда?


- Папенька, жгите! Жгите и бегите!


- Вы не имеете пра... Это возмути... *врываются*


- Обыскать! Арррестовать!


*находят недосоженные документы* А "дедушка" знатный конспиратор, мда. Да и родственник хороший - забил квартиру брата агитацией своей по самое не могу.


Это сын "дедушки", он тоже живет тут, у дяди. Его зовут Николя.


- Папенька!
- Сынок!


В застенках. Изрядно обросший бородой "дедушка" читает местный форум.




"Умираю за волю и светлое будущее России", - курсистка Семенова.


"Дедушке" устраивают свидание. Жандрам извиняется за то, что не может уйти, но обещает отвернуться. Все обнимаются.


Прошли годы. Якутия, наш герой в ссылке. Кто-то (но не он) помирает, солнца просит.




- Умираю я, братцы, совсем мне худо!


- Эх, не увижу край родной, свободную Россию!..


И правда. Сугроб - это могилка.


В это время в Петрограде начинается революция.


- Вот и дождался ты, дорогой товарищ, свершилось!


*бьют поклоны, сотрясая земную твердь*


В Москву, в Москву!


Пардон - в Питер, в Питер!


Скубенты и прочая передовая молодежь.


- А знаете почему у меня так бьется сердце? Ха-ха!


- Почему?
- Папка мой с каторги возвращается, вот почему!
- Ах-ах!


- Питер встречает старого революционера высокой сознательностью каловых масс.


Вместе со своим каторжным другом (тем что не умер), "дедушка" бьет поклоны Пушкину, а может быть и не Пушкину. Ленингадцы, подскажите!


- Дождались!


Наконец-то!


Отцу русской демократии нехорошо. Мне бы чаю и посрать с дороги, говорит он. Насчет последнего вспоминается, как поэт Бальмонт явился в дни разгона Учредительного собрания на какое-то собрание же... и тут же попросил отвести себя в ватер-клозет. Историк Готье, прокомментировавший эту историю в своем блоге дневнике, съязвил - вот-де, великий русский человек, а не смог не обосраться в решительный момент. Ну, продолжаем.


- Погодите все, а где Коленька? Коленька, сынок!


*Коленька рыдает*


- Папахен!
- Коля!




На следующее утро. Папа читает газету: победа революции есть победа на фронте! Да, говорит он, это очень верно. Несомненно, что воодушевленные идеями свободы солдаты, поддержанные решительным революционным гарнизоном Петрограда, в скором времени разобьют полчища реакционных монархий Центральных держав.


- На, сынок, почитай.


- А наша партия, дорогой папа, против войны!


- Понимаешь, сынок, есть такая професссия - Родину защищать.


- Отечество! Всю Россию! Единую Россию!


- У пролетариев, папа, отечества нет! Натурально, так и сказал, подлец.


- Молодо-зелено!


Тут начинается военый парад, дружно шагают солдаты героического революционного гарнизона.


Все в восторге, кроме Коли.


- Ты, папа, все еще сердишься на меня?


- Я тут подумал... Не имею я права в такой час занимать позиции пораженчества! И чтоб доказать тебе, что это не просто слова, я отправляюсь на фронт!


- На фронт? Так знай, сын, я тоже отправляюсь на фронт! Там и ревматизм подлечу!


*взасос*


И тут начинается жутковатая сценка - лицо Коли + затемнение.






Фффух. Да, продолжаем. Коля приходит к своим пораженцам, среди которых можно увидеть лысину приехавшего в Петроград в день выхода фильма В.И. Ленина. Вы, говорит им исправившийся Николай, все говно циммервальдистское, пломбиры хуевы, а я на фронт с батей еду, так-то!


Входит отец, он суров и осуждающ.


- Не знаю куда вы, а мы на фронт!


- Здравствуйте! Тут записывают добровольцами в армию свободной России?


*ту-туууууууу!*


Конец. Режиссер (уже подаривший нашему киноклубу боевик 1914 г.) умер летом того же года, а актер Перестиани, так убедительно сыгравший патриотичного революционера "дедушку", остался потом в Советской России и даже снял "Красных дьяволят". Такой это, братцы, был принципиальный человек, гнида. Евойный сюжетный сын, наоборот, "могучей правды большевиков" не принял, а уехал в Европу и снимал хорошие фильмы (на украинскую и российскую тематику) для французов и немцев, а после ВМВ долго жил в США, где и помер. Звали этого приличного господина Владимир Федорович Стрижевский, а родом он был из Екатеринослава, известного ныне как Сычеслав Днепр.

...

"Товарищ Абрам" вышел в огненном 1919 г., когда и т.д. Кино, как мы все понимаем, было очень нужным, потому как со всех сторон напирали на Советскую Россию полчища белогвардейцев и Антанты, а изнутри, наоборот, распирали и вспучивали ее кулаки и прочий несознательный элемент.

Итак, некий Русский Военный сидит в кабинете и читает эти гадкую погромную газетенку "Новое время". Газета, к слову, действительно сыграла не лучшую роль в начале 20 в., особенно после смерти старого Суворина. Но об этом мы сейчас говорить не будем, а просто напомним, что в немецкой фильме "Дневник доктора Харта" тоже фигурировала тема российской прессы.

РВ читает - множество евреев арестованы из-за шпионской деятельности в пользу врага. Даааа, - говорит он, - это правильно.




РВ передает Буржуазной Даме секретные документы, а именно - карту, на которой и т.д. Еще РВ выписывает БД пропуск.


БД садится в автомобиль.


Проезжает линию фронта (да-да).
Товарищ Абрам⁄ Comrade Abram (1919) фильм.mp4_snapshot_02.46_[2018.09.29_17.20.42].jpg

И вот она уже на территории германцев.


В немецком штабе все целуют ручки БД и сразу проводят ее к Гинденбургу.


Шучу, просто к Важному Чину.


Вот вам игральные карты, новая колода, расскажите все что знаете о перемещениях русских войск.


А в это время в Городе (нам не говорят каком). В Городе сидят и дуют чай из блюдец Русские Сволочи - черная сотня. Они тоже читают "Новое время" и радуются арестам евреев, ласково называя их жидами, жидовочками и жидятами (самых маленьких).


В это время в доме старого Херша. На снимках ниже жена старого Херша, дочь старого Херша и сын старого Херша, он же герой ленты - Абрам Херш. Они таки накрывают на стол. Старый Херш появится чуть позже.




Передовой прапорщик Егоров ловит германскую пулю на передовой.


Вместо того, чтобы явиться в расположение своей или другой части, он зачем-то идет в Город и стучится в дом Хершей.


- Мама, прячьте продукты, это гости!
- Ой-вей!


На самом деле, все конечно было не так. Егорова заводят в дом и кладут на кровать.




ЧЕРЕЗ ДВЕ НЕДЕЛИ. Нет, правда, он у них две недели пролежал - так написано в фильме.


Выйдя из дома гостепреимных Хершей, немного хромающий Егоров находит гадкую газетенку и, прочитав новость о новых высылках евреев, бросает ее наземь.


А в это время черная сотня продолжает свое черное дело. Ух, эти евреи!


Бить жидов!


Старики-погромщики вручают молодым оружие. Видите мужчину с окладистой бордой в центре? Встав из-за стола, он вынул из мешка три револьвера и передал их в руки черносотенцев.


Проходит время, молодой Херш греется на позициях русских войск.


Неподалеку стоит санитарный поезд. Там шустрый Абрам находит все еще выздоравливающего Егорова.


Они, рассказывает Абрам, убили моих родителей, всю мою семью. Я одинок и не знаю что мне делать.


Егоров забирает беднягу с собой.




Он выправляет ему документы, оставив в Питере.


Абрам ждет.


- Кто этот интеллигентный юноша?


- Живи, Абрам!

Тут мне представилась очень сильная сцена - март или ноябрь 1917 г., товарищ Абрам приходит на знакомую квартиру с обыском, дальше обычным порядком.


А пока наш герой поступает на завод.


Начинается революция, причем сразу Октябрьская и Великая Социалистическая.


Абрам слушает правдивую правду большевиков


В его душе разгорается пламя.


- А вот дайте я скажу!


ДВАЖДЫ!


Итак, Абрам записывается в красногвардейцы. Естественно, рядовым.


- Шире шаг, ряды держите строже! С нами Ленин, с нами весь народ! Подлый гад, ты будешь уничтожен! На врага, за Интернационал, вперед! *поют*


Беляки подступают все ближе. Сверкают клинки, блестят штыки, ревут пушки, строчат пулеметы, аэропланы летят клином, танки едут ромбом, чу - из-за холма показался бронепоезд, а на горизонте дымят британские броненосцы.


- Огонь, товарищи, за мировую коммуну, по врагам рабочего класса - пли!


- Товарищ Абрам, да как в его палить-то, у его же -


- вот это самое!


- Бойцы, слушай меня! - кричит товарищ Абрам.


Capitalism did this to me.


И тут же все устремлись в атаку, взяли окопы и пленных. Вот их ведут. Саму атаку не показали, за что я очень благодарен всем причастным к фильму.


С кого-то уже и погоны срезали.


А батальон построен для торжественного награждения поцелуем.




- Вот такие нам и нужны, - говорит краском. С такими нам никакая Ананта не страшна, никакие белые гады и прочая контра.


Товарищ Абрам ведет батальон в новые сражения. Все поют "Интернационал". Конец фильма и нормальной жизни.


Вот такой у нас вышел срез российского кинематографа в переломные годы. Как говорится, выступали - веселились, отступали - обслезились.


Tags: 20 век, Гражданская война в РИ, Кинопанорама, ПМВ, Пропаганда, Россия и ее история, СССР
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 55 comments