Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

Италия

- во ВМВ, в подборке кинохроники. Потому как Польша у нас уже была, Скандинавию со всех сторон осмотрели, а как же Италия фашиста? Куда без веселых итальянцев? Это ведь не война - песня! Именно поэтому сегодня первый выпуск - 1940-41 гг.


10 июня 1940 г. Муссолини выступает перед римской толпой, его речь транслируется по всей Италии. О чем он говорит? О, это очень любопытно.


Бойцы на земле, на море и в воздухе! Черные рубашки революции и легионов! Мужчины и женщины Италии, Империи и королевства Албания! Внимайте!

Час, назначенный судьбой, пробил в небе над нашей Родиной. Настало время для бесповоротных решений. Объявление войны уже вручено послам Великобритании и Франции. Мы вступаем в битву против плутократических и реакционных демократий Запада, которые при любой возможности вставали у нас на пути, а зачастую покушались на само существование итальянского народа. Самые свежие эпизоды нашей недавней истории могут быть резюмированы в таких словах: обещания, угрозы, шантаж и, наконец, подобно крыше, венчающей здание, позорная осада со стороны пятидесяти двух государств Лиги Наций.

Наше сознание абсолютно спокойно. Благодаря вам весь мир был свидетелем: Ликторская Италия сделала все, что в человеческих силах, дабы избежать бури, переворачивающей Европу, но все было напрасно. Достаточно было пересмотреть договоры, чтобы приспособить их к изменяющимся требованиям жизни наций, а не считать их неприкосновенными на вечные времена, достаточно было не начинать бессмысленную политику гарантий, которые оказались губительными прежде всего для тех, кто их принял. Достаточно было не отвергать предложение, которое Фюрер сделал 6 октября прошлого года, по завершении кампании в Польше. Отныне все это уже в прошлом.

Сегодня мы полны решимости встретить лицом к лицу риски и жертвы войны, к которой неотвратимо побуждает наша честь, наши интересы, наше будущее, потому что великий народ только тогда является великим, когда свято чтит свои обязательства и не избегает высших испытаний, которые определяют ход истории. Мы берем в руки оружие, чтобы, после того, как были разрешены проблемы наших континентальных границ, разрешить проблему наших морских границ. Мы хотим разорвать цепи территориального и военного порядка, которые удушают нас в нашем море, потому что народ из сорока пяти миллионов душ не может быть свободен, если не имеет свободного выхода к Океану. Эта титаническая борьба – ни что иное, как фаза логического развития нашей революции.

Это борьба бедных и многочисленных трудовых народов против угнетателей, которые в своей животной жадности владеют монополией на все богатства и на все золото земли. Это борьба плодовитых и молодых народов против народов бесплодных и клонящихся к закату. Это борьба двух веков и двух идей. Теперь, когда кости брошены, и наша воля сияет на наших плечах и наших кораблях, я торжественно заявляю, что Италия не намерена вовлекать в конфликт другие народы, граничащие с ней на суше и на море. Швейцария, Югославия, Греция, Турция, Египет должны услышать эти слова. От самих этих стран, и только от них, зависит, будет ли это обещание неукоснительно подтверждено, или нет.

Итальянцы! На памятном собрании в Берлине я говорил, что по законам фашистской морали, если у тебя есть друг – ты идешь с ним до конца. Именно так мы поступали и будем поступать с Германией, с ее народом, с ее победоносными вооруженными силами. В этот канун событий векового значения мы обращаем наши мысли к Его Величеству королю императору, который, как всегда, воплотил душу отчизны. И троекратным «ура» приветствуем фюрера, вождя великой союзной Германии. Италия, пролетарская и фашистская, уже третий раз встает, сильная, отважная и сплоченная как никогда. Наш лозунг – один, категорический и обязывающий для всех. Он проносится и зажигает сердца от Альп до Индийского океана: победить! И мы победим, чтобы дать, наконец, долгий период справедливого мира Италии, Европе, миру.

Итальянский народ! К оружию! Докажи твою стойкость, твое мужество, твою доблесть!





Итак, итальянцы успели сесть в уходящий поезд - дуче наконец-то получил свою войну с Францией -

Пусть негодуют в Европе и мире, пусть ненавистный для дуче американский президент-паралитик Рузвельт злословит на его счет, по-американски пошло пересказывая французскую остроту о кинжале. Пусть. Все это слова, а история помнит только дела.

Дела же таковы, что первоочередная задача фашизма была уже почти что достигнута - без единого выстрела. Франция вполне определенно шла ко дну, вопрос для итальянцев теперь обстоял лишь в том, чтобы успеть одержать хотя бы одну громкую победу до заключения всеобщего мира. Надо опередить немцев и первыми войти в Марсель. Тогда за столом мирных переговоров победоносный дуче будет как равный (ну, почти) сидеть рядом с торжествующим фюрером.

Маршал Грациани, прославленный победитель ливийцев и эфиопов, был призван, чтобы разгромить французские войска в Альпах. Не будучи семи пядей во лбу, маршал все же попытался еще раз объяснить дуче, что наступление никак не подготовлено, а одной только политической воли для победы недостаточно. Безуспешно.

Выполняя приказ, итальянцы пошли в атаку, то и дело натыкаясь на французские укрепления и страдая от ударов вражеской артиллерии на хорошо пристрелянных местностях. Периодически затухая, бои в Альпах продлились две недели и закончились на два дня позже чем боевые действия между французами и немцами. Итог был более чем разочаровывающим - захват нескольких пограничных деревень и небольшого городка стоил итальянцам около четырех тысяч раненых и убитых, тогда как французы не потеряли и двух сотен солдат.



Итальянская армия на марше: ослы, мотоциклисты в перьях, дуче и "первый черный офицер" Бадольо.


Мы видим завершающий этап - взятие Ментоны, единственного города, добытого итальянцами в этой недолгой кампании.


Под конец кампании Муссолини не удержавшись выехал на "фронт", где ему соорудили военное шоу, использовав уже капитулировавших французов для массовки. Пожалуй, только решительное нежелание противной стороны хоть как-то продолжать войну спасло итальянцев от худшего. Дуче пытался делать вид, что все идет по плану, но на деле очень переживал - иллюзорность роли итальянской армии в Западной кампании 1940 г. была очевидна всему миру.



Зато на море итальянцам улыбнулась удача. Их береговые батареи достаточно эффективно отбили атаку французского флота, а одна из сотни неуклюжих итальянских подлодок сумела даже потопить британский крейсер. Это было многообещающее начало.

И не случайно - с такой-то подготовкой моряков! Эх, жаль что в боях с английским флотом фехтование почти не пригодилось...



Наконец, с Францией было подписано перемирие и итальянские солдаты смогли насладиться заслуженным отдыхом. Надо заметить, что Муссолини устраивал для своих бойцов довольно культурный отдых - не только поющие девушки, но и целые театральные постановки. Италия! Красота.



Теперь на очереди была Африка. Наступая из Ливии следовало занять Египет, параллельно проделав тоже самое с Сомали, но уже из Эфиопии. Увы, итальянские командиры никак не желали осознавать, что война все-таки началась.

Наконец, в начале сентября Грациани начал свое продвижение. Откладывать дальше было невозможно с точки зрения карьерных перспектив самого маршала: он был поставлен перед выбором - наступление или отставка. Как настоящий солдат, маршал решил рискнуть своими людьми, а не должностью.

Вскоре управление наступающими колоннами было в значительной степени утрачено, но Грациани помогла местность - не было гор. Кроме того, как уже говорилось - британская группировка безнадежно уступала итальянцам в численности. Так что на фоне альпийских боев это можно было вполне назвать успехом. Тем не менее, к пирамидам наследники Рима не так и не вышли. Итальянцы сумели занять относительно крупный египетский город прямо на границе и на этом остановились. Грациани расположил свои войска в некоем подобии древних римских полевых лагерей и принялся заниматься вопросами снабжения.



Чтоб как у немцев! Видимо таким призывом напутствовали итальянских операторов, подготовивших эту запись. Все как положено: солдаты и верблюды идут вперед, крупным планом гусеницы... нет, еще крупнее! еще! Я СКАЗАЛ ЕЩЕ! Мы не вернемся домой, пока вы не снимете красиво эту проклятую танкетку! Нация должна видеть ради чего она отказывалась от джаза и мяса!



Сиди-Баррани... первая карта в Allied General, 1996 г. Ах, я отвлекся - да, у нас тут пожалуй лучшее, что сняли итальянцы за этот период. Можно даже подумать, что у них есть армия.



И, конечно, авиация. Тут облажаться никак нельзя - снять взлет, затем полет и в финале на земле расцветают бомбы. Заодно посмотрим на итальянские машины.



Нации следовало поскорее узнать о великих победах. На выручку пришло министерство культуры, соорудившее выпуклую карту итальянских успехов на момент начала осени 1940 г.



И только флоту пока похвастаться пока было нечем, хотя казалось, что морская мощь Италии никогда не была столько грозной. По крайней мере, так утверждала фашистская пропаганда.








Развивая успехи, Муссолини решил оккупировать Грецию. Увы! Греческая кампания развивалась не слишком удачной для итальянцев. Правильнее сказать, что они почти проиграли ее -

Расквартированная в Албании группировка получила приказы и в годовщину приснопамятного марша на Рим шесть дивизий генерала Праска устремились в поход на Афины. Уже через несколько дней им пришлось замедлиться, потом остановиться и перейти к обороне, а затем - блистательный финал - и к поспешному отступлению.

Хотя оккупировать предстояло горную страну, в составе армии была лишь одна горнострелковая дивизия, да и та весьма дурного качества. Итальянцы имели определенное превосходство в воздухе и безраздельное в танках, да только вот полторы сотни их танкеток легко поджигались даже спичками, а самолеты парили где-то в облаках, не желая размениваться на помощь презренной пехоте.

В результате, сбив передовые части греческой армии итальянцы продвигались вперед ровно до того момента, покуда не столкнулись с главными силами противника. После чего выяснилось, что снабжать войска приходиться через албанские порты и дороги, которые почему-то оказались неспособными обеспечить нормальную работу тыла итальянской армии.

Количество отправляемых в Албанию войск постоянно возрастало (к январю 1940 г. там было уже 25 дивизий), но это не облегчало положения, греки постоянно опережали генералов дуче и новым итальянским дивизиям оставалось только подпирать сотрясающуюся линию фронта. Спешно сколоченные части из призывников оказались негодным материалом победы. Каждый день итальянцы теряли сотни человек из-за обморожений, десятки тысяч оказались в плену у греков. Такого разгрома не ожидал никто.



А ведь как хорошо все начиналось! И девушки албанские бросали им цветы...



Но вот уже явно видно, что что-то пошло не так и террористико греко не собираются разбегаться перед легионами Муссолини. Тональность голоса диктора меняется, равно как и кадры победного марша сменяет грязь, по которой с трудом продвигаются вперед итальянские колонны.



К счастью, постановка развлекательного дела в итальянской армии хороша как и прежде. Понять бы еще о чем спектакль... но и так смешно.



Заводы стоят - одни мандолинисты в стране!



Мало было греков - так тут еще и англичане!

В ноябре они с воздуха атаковали главную военно-морскую базу итальянцев в Таранто. Два десятка карикатурно несовременно выглядящих английских биплана-торпедоносца поднялись в воздух с авианосца и через несколько часов дуче лишился половины своих линкоров.

Стоит ли говорить о том, что итальянцы оказались совершенно не готовы к воздушному удару? Им удалось сбить только две машины. Они еще поднимут со дна два из трех потопленных линкоров, но это случится только через полгода. Пока же итальянский флот самым унизительным образом получил крайне болезненную оплеуху прямо у себя дома.
Японские моряки, посетившие Таранто вскоре после английского налета, сделали свои выводы из случившегося, но это вряд ли могло хоть сколько-нибудь утешить Муссолини. Флот, которым он так гордился, начинал терять репутацию (и корабли) с пугающей быстротой.





Последовавшие затем события декабря затмили и неудачи в войне с греками, и потерю линкоров - в Египте началась большая битва. Как мы помним, сентябрьское наступление маршала Грациани вскоре остановилось из-за трудностей со снабжением, поэтому всю оставшуюся осень противники, разделенные десятками километров пустыни, практически не воевали. Англичане накапливали силы, тревожа итальянцев ударами особых боевых групп, предвестников современного армейского спецназа, а итальянцы строили дороги, стараясь обеспечить солдат лимонами и другими важными припасами.

Недружественное поведение начавших наступать англичан буквально шокировало войска маршала Грациани. У британцев было в пять раз меньше солдат, не имели они превосходства в авиации или танках, но у них были настоящие командиры и готовые сражаться люди. А еще поддержка флота и хорошо бронированные танки "Матильда", названные так в честь мультипликационной утки, с характерной переваливающийся походкой.

Утки оказались сильнее всех новоримских легионов вместе взятых. Фактически, англичане могли доехать до Триполи одним только танковым полком (да! да!), который и стал острием их наступления. Уже через три дня после начала операции британцы взяли в плен больше солдат нежели насчитывала вся их атакующая группировка. Пиная мяч, шли они в атаку, захватывая одно итальянское укрепление за другим. Несколько выстрелов из танков или орудий - и над стенами взвивался белый флаг.

Вскоре бои переместились в Ливию. Комендант крепости Бардия генерал Бергонцоли гневно отверг предложение сдаться. Мои солдаты будут сражаться до конца, - заявил храбрый вояка, герой испанской кампании, считавшийся одним из лучших командиров Италии. Конец не заставил себя долго ждать. Преодолев без кого-либо препятствования со стороны итальянцев линию укреплений, английские танки въехали в город, приняв капитуляцию почти 40 т. солдат. Примерно по такому же сценарию развивались и остальные сражения той кампании, хотя никто из итальянских генералов уже не демонстрировал такой храбрости как Бергонцоли.

К февралю, когда наступление растянувших свои коммуникации британцев остановилось, они могли записать себе в актив полное уничтожение войск Грациани, около 150 т. солдат которого были убиты или оказались в плену (не будем нагнетать - для более чем 95% из потерянных Италией солдат речь шла о лагерях военнопленных, а не кладбищах). Лондон задешево одержал красивую победу, заплатив за нее жизнями пяти сотен солдат. Это была настоящая катастрофа для Рима и его дуче.



Тут итальянские солдаты выглядят жалко и совсем безобидно. Впрочем, так они выглядели и раньше, просто теперь у них нет оружия, а снимают кинохронику англичане.








Кроме того случилась и другая неприятность -

Весной 1941 г. Италия потеряла главное приобретение фашистской эры - Эфиопию. Еще с осени 1940 г. Лондон начал собирать в Восточной Африке самую интернациональную армию в истории ВМВ. В состав 50-ти т. группировки входили не только отряды со всех концов Британской империи (включая разнообразные африканские части), но и союзные контингенты из французов, бельгийцев и эфиопов. Тем не менее, все это разношерстное воинство сумело разгромить восточноафриканскую группировку итальянцев, насчитывавшую почти 300 т. солдат (две трети из которых были цветными).

В апреле пала Аддис-Абеба и вскоре прежний император Эфиопии въехал в свою столицу. Муссолини прокомментировал эти события с присущей ему акцентировкой на личных моментах: англичане-де так стремились насолить персонально ему, что предприняли это никому не нужное наступление. Возможно, дуче хоть немного бы утешил тот факт, что итальянские солдаты в Эфиопии сражались намного упорнее чем в Албании или Ливии.




Продолжали атаковать и греки, которые ничуть не опасаясь гнева Рима, перенесли войну уже на территорию Албании. И вновь мы видим итальянских военнопленных.



В марте 1941 г., еще до начала немецкого наступления на Балканах, дуче предпринял последнюю попытку продемонстрировать свои полководческие способности и молодую энергию фашизма. Но несмотря на тщательную материальную и идеологическую подготовку (в войска было направлено большое количество партийцев, импровизированно сыгравших роль советских армейских политработников), наступление не просто не удалось, но закончилось полным провалом и отступлением.

Диктатору, который наблюдал за работой своих генералов из албанской столицы, оставалось лишь развести руками. Что тут скажешь? Греческая авантюра бесповоротно уничтожила репутацию итальянской армии, тщательно выстраиваемый образ непогрешимого вождя и чуть было не лишила Муссолини старшей дочери. Эдда, отправившаяся на войну в качестве медсестры, чудом не отправилась на дно вместо с госпитальным судном, потопленным на Адриатике англичанами. Как оказалось, свирепые воздушные удары умели наносить не только фашисты.






И вот в этой тяжелой ситуации очень важно было не поддаваться унынию, а взять и снять, к примеру, как солдатам дарят подарки в Риме или Албании. Положить на это хорошую музыку - и боевой дух вновь на высоте!





К сожалению, той же весной 1941 г. англичане нанесли еще один болезненный удар по престижу Муссолини и его вооруженных сил. Дуче отправил в море свой флот - из этого не вышло ничего хорошего.


С самого начала у них все не заладилось. Авиация не сумела обеспечить прикрытие с воздуха и английские самолеты безнаказанно атаковали итальянские суда, сумев сильно повредить флагманский линкор и тяжелый крейсер. Чуть позже произошла небольшая перестрелка с легкими крейсерами Королевского флота. Решив, что на сегодня с них достаточно, итальянцы повернули назад, абсолютно не догадываясь о том, что за ними в преследование пустились главные силы флота Каннингхэма.

Уже полагая себя в полной безопасности, итальянский адмирал отправил на помощь своему пострадавшему крейсеру два корабля того же класса, сопровождаемых эсминцами. К наступлению ночи это скопление судов было настигнуто Каннингхэмом у мыса Матапан и началась бойня. Беспечные итальянцы, совершенно не подозревающие о присутствии англичан, неожиданно для себя были подвергнуты сокрушительному огню трех линкоров. Их крейсера и эсминцы расстреливались и тонули один за другим.

По иронии судьбы уцелел только изначально поврежденный авиацией крейсер - но ненадолго. Его... взяли на абордаж, прямо как во времена Нельсона. Высадившиеся на крейсере англичане были шокированы увиденным. Итальянские моряки, окончательно хороня свою репутацию, представляли собой перепуганную толпу, да к тому же еще частично пьяную.
К сожалению, опасения относительно утренних ударов немецкой авиации не позволили Каннигхэму побороться за захваченный крейсер - он пошел на дно, присоединившись к двум своим товарищам по несчастью. А жаль - это вписало бы в историю ВМВ еще одну удивительную страницу.

Неправильно сформулированные приказы избавили удирающий итальянский флот от худшего - англичане его не преследовали и уцелевшие корабли смогли вернуться домой. Правда, уже на подходе к родным берегам дала о себе знать собственная авиация, атаковавшая возвращающиеся суда. К счастью - с неизменным "успехом".


Насмешливо-торжествующие британцы.




Ах, какой был флот! Какой флот! Был.



Но череда итальянских неудач вот-вот уже должна была смениться новыми победами - на помощь им готовились выступить войска Германии.

Tags: 20 век, ВМВ, Италия и ее история, Кинохроника
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments