Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

Германия

- Ноябрьская революция и бургенблицкриг.

Под воздействием фронтовых неудач, пошатнувших веру в непобедимых генералов, события в Германии стали развиваться стремительно. Еще в сентябре новым канцлером рейха стал фюрст Макс Баденский, человек с репутацией умеренного либерала. Он впервые привлек в правительство социал-демократов, добился решающих полномочий для рейхстага в вопросах заключения мира и попытался начать переговоры в союзниками, подыскивая возможность пожертвовать при случае кайзером, чтобы сохранить кайзерайх, т.е. монархию.

Теперь все немцы - и генералы и политики - апеллировали к президенту Вильсону, они считали, что Америка, лишенная английских предрассудков и французской ненависти, будет более удобным адресатом для начала переговоров. Они надеялись, что вильсоновские 14 пунктов станут основой устройства будущего мира: в этих пунктах речь шла о справедливом устройстве дел в Европе и мире, а риторика сильно отличалась от англо-французских требований уничтожить противостоящие им государства раз и навсегда. Вера в искренность намерений американского президента была очень высока осенью 1918 г., в мир Вильсона верили и простые солдаты, и политики. Но протянутая, в очередной раз, рука опять осталась без ответа: демонстрируемая немцами слабость была лучшим аргументом, чтобы не торопиться вступать с ними в переговоры.

Вильсон не спешил отвечать: по мере роста военных успехов и все новых и новых признаков ослабления Берлина и Вены его требования становились выше и выше. Месяцем ранее он и союзники отвергли такое же предложение Австро-Венгрии, продемонстрировав всем, что у нее нет будущего. Канцлер, все еще находившийся в плену прежних представлений, счел, что если ради мира требуется жертва - что ж, она будет сделана. Он уже отозвал подводные лодки, теперь они мирно стояли в доках, убрал Людендорфа - очередь за кайзером. Вильгельм, раздраженный настойчивыми намеками относительно собственного отречения, покинул Берлин, перебравшись в Ставку. Там он узнал о капитуляции всех своих союзников и начале революции в Германии.

В начале ноября матросы, пять раз отказавшиеся выйти в последний поход чести (элегантный эвфемизм, означавший самоубийственную атаку кайзеровского флота на англо-американские эскадры в Северном море), захватили Киль, главную военно-морскую базу. Разумеется, так как дело происходило в рейхе, то никаких эксцессов, сравнимых с событиями в России, не было. Ноябрьская революция была на редкость малокровной, что вызывало приступы ярости у Ленина, так рассчитывавшего на германских товарищей. В считанные дни движение достигло Берлина, постепенно без всякого сопротивления распространяясь по стране.

Поняв, что он опоздал и монархию уже не спасти, канцлер-фюрст передал свои полномочия лидеру социал-демократов Эберту, успев объявить об отречении кайзера от всех престолов (императорского и королевского) сразу. Последний узнал о собственном отказе от власти на следующий день. Другой новостью для императора Вильгельма стало то, что в Германии уже республика - в день отречения канцлера за кайзера ее провозгласили в Берлине социал-демократы, считавшие, что убирают последнюю причину для затягивания начала переговоров и выводят Германию на новый уровень. Монархия упразднена, Гогенцоллерны ушли, в рейхе демократия - давайте же заключим достойный мир. Это была доктринерская наивность далеких от политики людей.

Вильгельм агонизировал. Он собрал генералов и попытался сплотить их для марша на Берлин, призывая восстановить порядок если не в империи, то хотя бы в прусском королевстве, но военные вожди молчали. Наконец, кайзеру было недвусмысленно объявлено, что армия не будет воевать с собственным населением ради него. Случайно отобранные пятьдесят полковых командиров дали недвусмысленный срез настроений в войсках. Кайзер впал в уныние и решил с честью погибнуть на поле боя, но потом передумал и сдался голландским пограничникам.

Император пользовался широкой поддержкой как личность у простого народа и, как символ, у офицерства, но передовая и самая массовая социал-демократическая партия рейха издавна выступала против монархии вообще. В тогдашних условиях Вильгельму просто не на кого было опереться: средний класс связывал с его именем все беды Германии, элита готова была пожертвовать именем ради института, а социал-демократы попросту воспользовались моментом, одним кличем с балкона упразднив монархию, чем сразу же заложили бомбу под германское государство.


...

Дальнейшее известно. Продолжающаяся во время перемирия блокада, затем карфагенские условия Версальского мира, навязанные в максимально унизительной форме. В Берлине новое социал-демократическое правительство с трудом пыталось удержать ситуацию под контролем, атакуемое как справа, так и слева. Крайне левые недвусмысленно грозились взять власть, как в России - при помощи тех же матросов.

Некоторым казалось, что история действительно повторяется, но в конечном счете Эберт оказался намного умнее Керенского и сумел разгромить красную угрозу при помощи добровольческих отрядов рейхсвера. Были разгромлены и другие недолговечные советские образования, вроде эфемерной Баварской республики, в которой возглавляемая евреями (чем и объяснялся впоследствии антисемитизм мюнхенских бюргеров) кучка бандитов проводила откровенно преступную и сепаратистскую линию.

История не повторилась. И хотя круги на воде германской политики, что называется, расходились еще долго, гражданская война была убита в самом зародыше.

































































































































































Tags: 20 век, Веймарская республика, Германская империя, Фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments