Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

Блошиный рынок

- подходи, не жмись, покупай живопись и другие предметы высокого искусства! Париж, 1957 гад, простите, год.

...

Я, братцы, должен признаться в одной постыдной вещи. Люблю - рынки. Не те вот которые теперь и завтра, но те которые были раньше и вчера. Наверное, все дело в том, что в 90-е выбор там был больше и интереснее... Но я и сейчас, если вижу рынок по старому, с радостью окунаюсь в него.

Идешь раньше эдаким гоголем, монетой в кармане звенишь. Вон ковры китайской работы с мамзелями голыми висят (пусть груди треугольные, это даже пикантно), дальше последние технические новинки наставлены, видики всяческие, сеги-меги и т.п., а вот и книжники. Что тут у нас? Слепой против Бешеного, не надо, Возвращение Бешеного: месть Слепого, тем более спасибо, а вот Вальтера Скотта давайте сюда, оба тома. Очень тебя тогда книжники уважать начинают, за версту уже шапку ломают - заказик Ваш доставлен, Роман Ульрихович, из самой Москвы везли!

А ты дальше идешь, на торговцев золотом искоса посматриваешь. Серьезные люди, а ведут себя запросто, весело ведут - на снегу прыгают и скабрезными шутками веселят дочку торговки труселями женскими, что сегодня выйти не смогла. Не дочка, стало быть, выйти не смогла, а маманя ейная. Вот.
А это женщина-шапка, Екатерина почти что Великая, только по кафельной части. Стоит эдакая баба, прямо бабища, а вокруг нее биде, унитазы всяческие и прочие полезные в семейной жизни вещи. Пиренеи сантехники! А шапка на ней, шапка - ты еще на рынок не зашел даже, а уже это меховое богатство видишь. Надежно стоит Екатерина, могутно, блестит издалека бобровым мехом (не одна семья речных строителей на ту шапку пошла), а что лицо красное, так на то она и зима.

Но нам до кафеля дела нет, мы себе дальше идем. Мясной павильон - запах там, братцы, такой, что хоть не выходи. Построен тот павильон между Сталиным и Маленковым, а потому будто во дворце ты, среди антиков, только заместо антиков туши мясные и продавцы лихие. Рукава у тех людей засучены, а цены накручены. Тут же и сыры стоят, молочники, но куда им супротив мясных? Одна фанаберия, вот и вытеснили их на второй этаж павильона, подальше от глаз людских. А мы дальше идем, что мы свинины-говядины не видали?

Фрукта пошла, кругом зубы желтые блестят. Фрукта потому что - она юг любит, там рощена, тамошние люди ее и торгуют. Веселые лица у них и почти синие, но не из-за зимы-матушки и водочки, а потому что персы они из бывшей АССР. Азеры, стало быть, чурки. Торгуются легко, народ веселый. Подойдешь к ним, килограмм того возьмешь, этого, орехов разных - в следующий раз тебя как брата дорого встретят, как сына из похода вернувшегося. Конечно, приятно, на том сила их рыночная и держится. Ну, а еще и зарезать могут, легко.

Дальше идем, одежда пошла. Доспехами висят могучие свинячие куртки, пуховики и прочий ширпотреб. И кожа, кожа, кожа. Очень много кожи. Все как крокодилы или бегемоты - кто не в коже, тот в физкостюме. Подойдешь, пощупаешь, промеряешь - сам-то молодой, но деньжата водятся - купишь, тут же переоденешься, а если не нашел, так ребята-молодцы весь рынок обегут, а нужное тебе сыщут! Вот так было, с уважением, но без собачьего лизоблюдства-консультанства этого современного, туды его в печенки. Сядьте, скажут тебе, сядьте вот сюда за прилавок, слушайте радио или вот спид-инфо какой почитайте, а мы покаместь по рядам пробежимся, найдем вам это самое с перламутровыми-то!..

Эх, да что и говорить! Сейчас все не так и все не то!



































































































Tags: 20 век, Быль, Личное, Фото, Франция и ее история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments