Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

Германский лубокъ

- а это значит что у нас новая подборка агитационных и пропагандистских материалов ПМВ. На этот раз - ну кто бы мог догадаться - Второго райха.

Чем условный германский лубокъ отличается от русского, французского и т.д., до американского? Тем, что все в нем правда, в отличие от остальных. Гомерический хохот. На самом деле, несмотря на мое шутливое утверждение, за ним стоят (почему, кстати, всегда стоят? почему не сидят, например?) определенные факты, напоминающие нам о том, что в каждой шутке есть доля шутки.
Скажем, порицания германской автократии со стороны США, президент которых имел больше полномочий нежели кайзер или где губернаторы могли нанимать частные армии, с пулеметами и зажигательными коктейлями, чтобы уничтожать майданы тамошние лагеря забастовщиков - выглядят уже не так белоснежно, например. Я уже не говорю о том, что внешняя политика заокеанской демократии накануне ПМВ была, пожалуй, даже более агрессивной чем у Англии или России, с разным успехом отвоевавших в Африке и Азии. Не вспоминая тем более о банальном надувательстве с заключением перемирия в ноябре 1918 г. и версальским диктатом в 1919 г.

Такого рода "грешки" имелись у всех противников Центральных держав. Французам, действительно полвека готовившим реваншистскую войну, требовалось немало ханжества, чтобы представить все в нужном свете. Тоже самое относилось и к русским, с 80-х гг. открыто обсуждавших будущий раздел Австро-Венгрии и Османской империи. Даже когда их флот шел к Цусиме, рупор националистов-консерваторов "Новое время" пером владельца и редактора Суворина требовал сделать еще одно усилие, ведь на кону не просто победа в войне с драконом, а будущее славянских племен в когтях австрийского кесаря: долг России возглавить их, похоронив Австрию.
Поэтому крупным союзникам приходилось находить в личностях монархов ЦД демонические черты (мы это хорошо рассмотрели на примере карикатур "Панч"), накладывая их на народы врага.

Так появилась знаменитая пропаганда ужасов: рубленные руки, перерезанные сухожилия, выколотые глаза и прочий маргарин из трупов. Впрочем, о выколотых глазах говорили в начале войны и в Германии, в порядке слухов с Восточного фронта: война сметала одно моральное табу за другим и почему бы врагам фатерлянда действительно не выкалывать раненым солдатикам кайзера их аугены? С другой, российской стороны, вопили тогда о "мирном" населении Восточной Пруссии, якобы добивавшим российских солдат (и тоже выкалывавшим им глазки). О том же, что российские войска заняли почетное второе место на соревновании в мародерстве, грабеже и насилиях по отношению к гражданским в этой войне (с огромным отрывом уступив туркам) разумеется ничего не говорилось. Немцы, маршировавшие в это время по имевшей несчастье находиться между ними и французами Бельгии, в свою очередь вопили о стрелках-партизанах, объясняя ими все репрессивные акты (а их в первые недели войны было немало) по отношению к гражданским.

...

Впрочем, цифры говорят сами за себя: человеческий счет, предъявленный кайзеру, насчитывает "всего" 6000 бельгийцев (по союзным, разумеется, подсчетом), тогда как в Османской или Российской империи счет шел на сотни тысяч и миллионы... но в такого рода вещах строить выводы исключительно на цифрах было бы аморальным. Жертвы есть жертвы, погибли ли они от рук русского казака, османского аскера или немецкого улана. Война, массовая война, не может обойтись без военных преступлений вообще, вопрос в том насколько быстро и умело командование сумеет остановить их (и есть ли у него, командования, такая воля). Скажем, является ли военным преступником великий князь Николай Николаевич, чья шпиономания привела к приказу об эвакуации еврейского населения во время великого отступления 1915 г.? Вместе с решительной тактикой выжженной земли, русские власти сгоняли с мест сотни тысяч людей, ничуть не озабочиваясь вопросами логистики. Или же подобные события, с десятками тысяч погибших, должны померкнуть на фоне того, что миллионы русских солдат были убиты, покалечены или пленены весной и летом того года?

Но, кажется, мы отходим от первоначальной темы. В общем-то, завершая мысль, скажу - отличие ПМВ от ВМВ, в той ее части, где речь идет о мирном населении противника, заключается в том, что первую войну вели державы автократические, реакционные или хотя бы буржуазно-империалистические, т.е. не прислушивающиеся к гласу народа. Поэтому крики распни его в целом игнорировались, одновременно поощряясь на уровне лозунгов, для успокоения собственных масс. В России, например, занялись мелочным и смешным искоренением всего германского, включая музыку, литературу и т.п., но все же до массовых ссылок и т.п., как в СССР, не опускались.
И только во ВМВ, где режимы были народными, социальными, очень религиозными или совсем уже демократическими, половина потерь пришлась на гражданских, героически задушенных газами, взорванных и сожженных бомбами, включая и атомные, расстрелянных (или даже зарубленных, как-то довелось испытать на захваченных японцами землях) обычным порядком или необычным беспорядком, сиречь абсолютно наплевательским отношением оккупационных властей.

...

Чем же отличилась германская пропаганда от союзной? Принципиально, в качестве военной пропаганды - ничем. Вопрос в деталях, особенностях и т.п. моментах.
Во-первых, в ней было меньше собственно войны и больше мелодраматизма: вот вернется из славного похода Фриц, обнимет свою Гретхен и заживут все счастливо, потягивая пивко. При этом, вплоть до 1917 г., особенных, видимых задач у условного Фрица не наблюдалось, а просто - конец войне, мы выстояли, трижды ура кайзеру.
Во-вторых, на английскую пропаганду ужасов, немцы ответили ужасной англофобией. К 1916 г. всем в райхе было ясно, что если бы не Англия и ее золото, то война бы давно закончилась. Собственно говоря, так оно и было, но сейчас не об этом. Англичане представлялись зловещей силой, опутавшей мир своими щупальцами и сознательно ослаблявшей союзные ей государства - а это уже было чистой пропагандой.

Наиболее щадяще, кажется, каток немецкого военного юмора прошелся по французам, с которыми немцы при Вильгельме II еще до войны трогательно и неуклюже пытались не раз замириться: их подавали как храбрых, но неумных жертв английского коварства. Примерно в той же роли выступала и царская Россия, но здесь пропаганда не была уже такой деликатной. Русским припомнили все, начиная с исторической неблагодарности и заканчивая всегдашним варварством. Если образом англичанина был сноб, француза - хвастун, то русский был мужиком, который с одной стороны - воевать не хочет, но с другой - не прочь пограбить и выпить много vodka. К 1917 г. приоритеты сменились и мы можем наблюдать за тем как храбрый Троцкий (абсолютно не похожий на себя настоящего) срывает покрывала лжи с союзной дипломатии.

В общем-то, германская пропаганда только защищалась, апеллируя к справедливости или сентиментальности своих читателей. Вот немецкий солдат, раненный на Сомме английским снарядом американского производства - и эти люди называют себя нейтралами, запрещая нам вести честную подводную войну против варварской английской морской блокады?! И т.д. и т.п. Кроме того, характерной - и неожиданной для многих, искренне считающих что немцев нет чувства юмора - ее особенностью является определенная шутливость: значительная часть немецкого лубка пытается насмешить, а не разозлить. Хотя, конечно, весь вопрос в том, кто именно будет на это смотреть. В общем, это действительно была еще другая война, не такая как вторая.

з.ы. подборка не первая и не последняя, но ОЧЕНЬ большая. Я снабдил ее комментариями, без которых вы как слепые кутята.

Меланхоличный русский пес и наивная французская сука рядом с злобным английским бульдогом и совсем уже мерзкой японской шавкой. Мы твердо и честно (или верно, но так ближе по смыслу, имхо) держимся вместе, пролаяли австро-германские собаки.



Вот серия позволяющая представить себе образы врагов в германской военной пропаганде: русские и награбленное, французы и колониальные негры, англичане и спесь.
















Почти что классический лубокъ - нарисован, конечно, лучше чем российские аналоги 1914-15 гг., но природа одна. Сражение под Суасоном.


Францию не всегда показывали милой, но редко совсем уж ужасной.


А вот англичан не любили сразу. Выступающие зубы и вытянутые лица стали всегдашней частью труда германских карикатуристов. Что интересно - Жоффр еще изображается худым, очевидно художник рисовал по августовской газете 1914 г.


Старик Фрейд улыбается нам и машет ручкой.




А это уже намного злее.




Куколка, наша любимая куколка: вот вам и пример работы на раскол союзного фронта. Точнее, надежд на это, отразившихся в рисунке.


Азиата можно не щадить.


Ванны через силу: так в рисунке отразились упорно ходившие слухи о многих русских полках, якобы утонувших в болотах Восточной Пруссии во время летнего разгрома 1914 г.




Проткнули только англичанина, а ведь это первые месяцы, если не недели войны.


Ну это классика.


Их пьяницы и наши ценители.


Нужен пафос, куда без него. И вот перед кайзером выстроились солдаты великого курфюрста, второго Фридриха, наполеоновских и бисмарковских войн, а также современный герой в фельдграу. Ну как тут не победить? Точнее, не добиться мира сильным ударом, вопрошает нас рисунок.


И сентиментальность. Вы тут, в тылу, читаете наш юмористический журнал, а там, на фронте, стоит на своем посту храбрый зольдат.


Восхититься силой собственного оружия (на рисунке английский премьер Асквит - вот уж не повезло человеку, на исходе лет вести войну нового типа).


А это французы, пережидающие налет цеппелинов. Очень смешно.


Или так - налет голубка. Модель немецкого самолета начала войны - die Taube. Но рисунок интересный, не откажешь. Впрочем, этот голубь не особенно опасен - пулемета нет, а вместо бомб на парижан могут упасть листовки. Неприятен сам посыл - угрозы гражданским.


Картинки, простите, выложены без хронологии (будут и посты на эту тему с ней, но не этот), так что перед нами еще одна немецкая надежда лета-осени 1914 г.  Видите? Никаких насаженных на пики и т.п. Смена караула, ха-ха.


А вот и ужасные английские планы, это уже после 1916 г., т.н. апокалиптический период войны, технология смерти. А, вот же и датировка, 1918 г.


И вновь типичный образчик сентиментальной агитации: будни на фронте, идиллия дома.


Ну, тут и говорить не о чем, хе-хе. Вот какие снаряды, ух. Речь о падении Льежа, где проявили себя австрийская артиллерия и генерал Людендорф.


И, конечно, кошельки граждан тоже являлись объектом пропаганды. Просто забирать деньги еще не научились, не додумались.


А это просто красиво.


Я смотрел это кино, кстати. Все 6 частей.








А вот, пример пропаганды для французов.


Еще один лубок лубком.




Или вот, действительно забавно и смешно: великий князь сизифствует в Карпатах.


А это не совсем пропаганда, точнее вообще не она. Рисунок солдата Восточного фронта: какой приказ, господин капитан? Но, емнип, сборник опубликовали в ходе войны.


Работа того же типа (не человека, а вообще).


Или так - веселый поляк (еврей?), с однотипным ответом. Тоже с натуры зарисовано очевидцем.


Да! Да!


Сперва такого рода карты были популярны и в Германии, но с 1916 г. их почему-то перестали рисовать. Почему-то.










Но пока немцы веселятся, узнавая о новых и новых странах, объявлявших им войну. Что, и Сан-Марино тоже? Крохотную республику силой нескольких итальянских карабинеров заставили вступить в войну и выставить армию в двадцать человек.


Или так - больше врагов, больше славы.


Под конец карты стали намного суше: результаты 12 месяцев работы германских уботов. И солидно, и патриотично.


Кайзер приезжает в последний освобожденный от русских город. Как-то я не так выразился - в последний удерживаемый русскими восточно-прусский немецкий город. Опять не то. Ладно, это город Лик, зима, начало 1915 г. Вильгельм, конечно, прямо на автомобиле в первых рядах не появлялся, но в общем на фронте бывал достаточно часто.




Это же подлый итальянец: 33 года "дружбы" оказались ничем. Предатель, убийца!


Даже так.


Но вообще итальянцев не особенно замазывали черным, больше шутили.


Вот, мое любимое. Жаль только вчера нашел среди материалов, а то бы использовал в своем скромном труде о дуче. Очень в тему.


А это тот самый поэт-горлан, которому приписывается создание фашистского стиля (что не совсем верно, но все же). Тоже прекрасная карикатура - смешная, но не злобная.


Без молодецких ударов не обойдется.










Видите? Оборванец, но комичный, не злой.


Тоже время, но русские пограничники тут похуже, во всех смыслах. Правда, в отличие от пылкого француза, воевать они не хотят: у Дмитрия есть план - бросить оружие, перебежать границу и нормально поесть. Кстати, минутка гордости - уроки начинают усваиваться, все это я перевел без обращения к гуглу и словарю. Насчет ribber правда есть сомнения, но общий смысл подсказывет мне что я прав.










Пафос этой картинки зашкаливает. Подстрекатели (вот тут пришлось переводить - die Anstifter) мировой войны перед судом мира. Или в судный день?


И вроде бы с юмором, но злобненько, на уровне насаженных на пику тевтонов с российского лубка. Не веселит, особенно учитывая то, что патриот-художник явно рисовал вдалеке от натуры. Немец, понятное дело, вышел что надо, а вот русский похож на венгра, одевшего форму прусского ландвера.


Тут нихрена не понятно, ибо разрешение маленькое, но такого рода иллюстрации а-ля фото были очень популярны в годы войны. На этом рисунке немецкие солдаты кормят детей Бельгии.












Игра слов: французское правительство переехало (бежало) в Бордо после того как выяснилось, что триумфальное вступление в Берлин откладывается и вот французский президент утешает себя бордо в Бордо.


Доставалось, понятное дело, и англичанам: вот из правительства вылетают Фишер и Черчилль (привет Дарданеллы).


И кстати, о той операции: отцы победы и т.д.






А это сразу после Февральской революции. Чувствуется, что материалом художник, что называется, владел.


Вот, кстати, о Бельгии. Видите, как ее "мирные жители" подло палят в германских, хочется дописать безоружных, солдат? Вот-вот.


Тема эта вообще была болезненной для немецкой пропаганды, которая всеми силами старалась рассеять союзную ложь о германских зверствах. Серия мы варвары.
















Италия еще не определилась (со вступлением в войну на стороне Антанты), но уже нарисована не очень. Собственно, изображен ее король, но для карикатуры этого вполне хватает.








Ну, это уже явный перебор.




Кстати, об уботах. Вот реакция на потопление "Лузитании": британского судна, везущего из США пассажиров и... военные припасы. Немцы заранее предупреждали что потопят - и потопили, но итого стал американский ультиматум 1915 г.


Бравый африканский герой: неуловимый Леттов-Форбек, оттянувший на себя несколько сотен тысяч колониальных солдат Антанты и сдавшийся на два-три дня позже райха.






Верден будет наш! На заднем плане жгут глаглом премьер Асквит и министр иностранных дел России Сазонов.


Китченер и кухня - очень созвучно. Называть остальных? Жоффра я думаю все узнали, а слева Френч, конечно.


О, тот самый рисунок.


Пока еще бумажная, но скоро пропаганда завопит о стальных тисках, сжимающих горло немецкого мирного населения. В общем-то, английская блокада действительно нарушала довоенные положения, в силу чего немцы оправдывали и воздушные удары по Лондону и "неограниченную" подводную войну.




Наш друг Черчилль засветился в германской пропаганде уже тогда.












А это, в шуточой форме, но очень важная тема: женщины, заменившие мужчин в тылу тотальной войны. Таким образом, в том, что мировая война шла так долго виноват исключительно слабый пол.
















Под дружественным огнем. Вообще, сборник такого рода агитации лежит у меня тут, очень рекомендую всем интересующимся - и мило, и красиво. Пожалуй, один из лучших примеров по обе линии фронта: без ненависти.


Как не посмеяться над собственными пикейными жилетами: классическая сценка в пивной. Эксперты без дивана, как есть.


Английские виселицы для союзных наций: Франции приготовиться! Явно после 1917 г.


На Востоке.


Одиннадцать друзей Керенского.


Желающего заключить мир мишку (теперь это не злобный медведь) тщетно пытается удержать президент Вильсон, гад.


Но его усилия напрасны.


А вот и Троцкий, о которым мы уже говорили. Срывает маску с Альбиона, защитника малых наций.


Он же, но уже ближе к оригиналу: на переговорах с Кюльманом и Гофманом.


Теперь можно катить на Запад!


И готовиться к новому 1918 году!






Но что-то пошло не так. И вот, нам показывает два пути к миру - кто первым его добьется, военные или дипломаты?


Tags: 20 век, Германская империя, ПМВ, Пропаганда, Рисунки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 56 comments