Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

"Оно"

- или "Арлекин-убивец". Революционный советский некрофильм 1929 г., с элементами эротики, бдсм и слэшера. Будем смотреть "Последний аттракцион", короче говоря.

Как известно, в подавляющем большинстве советских фильмов положительные персонажи и даже герои всегда выглядели как полные обмудки, в то время как враг был элегантен и - по возможностям социалистического киноискусства - даже красив. Пролить свет на эту череду удивительных режиссерских решений нам поможет цитата из секретного доклада ОГПУ, подготовленного как раз в годы выхода на экраны данной ленты, -

Для творческих настроений правой кинорежиссуры характерны следующие высказывания: режиссер Гавронский (Ленинград): «Причины провалов и нерабочего настроения художественных кадров в кинематографии — целиком в том ужасном состоянии, в котором находится страна. Подумайте, какие ставить картины — опять классовая борьба, опять вознесение до небес партийных органов. Все режиссеры поэтому рвутся на заграничный материал. Я вот поставил недавно “Темное царство” — пессимистическую картину, которая, бесспорно, разоружает. Картина эта, конечно, несоветская и контрреволюционная. Ее разрешили только в Москве и Ленинграде. На советском материале можно и должно делать только такие картины».

Режиссер Береснев (Ленинград): «Ну и темы, ну и времена. Я не понимаю политики в искусстве, я ненавижу все это. Подумайте, какие темы в кино, в искусстве — тракторостроение, дизелестроение и подобная гадость».

Режиссер Кроль: «Из кино надо бежать. Работать не хочется и невозможно. Ни я, ни один из наших режиссеров не зажигаются этим энтузиазмом — нет его, противно все это. Нам всем надоела классовая борьба».

Носители подобных настроений или проводят «творческий саботаж», или же вступают на путь политического лицемерия, давая творчески бездарные, фальшивые вещи, отталкивающие советского зрителя.


Вопросы есть? Вопросов нет. Враги советской власти вредили ей как могли и в конце концов зарубили старушку топором гласности, что твой Раскольников (а впоследствии, добровольно, под страхом ареста, сдались человеку из органов, но это уже другая история).

"Последний аттракцион" смотрится намного, намного и еще раз намного свежее чем классическое сталинское кино 30-50-х гг. Еще не разгромлены все эти левые культдвижения 20-х гг., "Россия" все еще "старая блядь", еще дышит авангардизм, а потому... но, вы сами увидите.

Они летают... мы все тут летаем...




В бойне народов умерла старая Россия, вещает нам экран, а революция, продолжают наползать буквы, пришла на Кавказ (это очень удобно, особенно для съемочной группы). Итак, "горная Кубань", 1918, а может быть и 1919 г.



Передвижной балаган, издалека напоминающий немецкие бронеавтомобили Мировой войны, гастролирует по охваченной гражданской войной стране. Сейчас он едет из Петрограда в Бухару.


Клим Вислогубый, директор. Вы можете помнить этого, дореволюционного еще, актера по "Александр Невский", он играл там штатного псо-рыцарского органиста.


Клим нажимает на девайс и труппа просыпается.


Это Серж-канатоходец, но на деле он скорее Серж-метросексуал. Однако, так как первое слово длинное, а второе не подходит к эпохе, то называть я его буду просто Серж. Не "просто Серж", а просто - Серж.
Тут, как вы уже поняли, начинается мой фирменный лоу-левел юмор.


Серж будит (и будет!) Машу-канатоходку, которую я также нарекаю просто Марией. Даже короче - Маша. Серж испытывает к Маше сильного чувства, но классовая бессознательность мешает ему завоевать простое, но чуткое до пролетарской правды сердце Маши.
Зато у Сержа прекрасное тело и вообще он выглядит сущим попаданцем из нашего времени.


У Маши все в порядке с фигурой, но вот лицо. А впрочем, все дело в прическе. Или ее отсутствии.


Просыпается - естественным, т.е. самостоятельно, путем - Полли-плясунья, жена Клима.


Она зевает и вообще погрязла в мещанстве.


А Серж играет на гитаре и поет романс.


Просыпается и "Ваничка" - бывший слесарь, а ныне - лента туманно говорит о неких "обстоятельствах", но мы-то с вами понимаем, да - силач и т.п.


Он идет за водой.


В то время как Серж подкатывает к Маше.






Но Маша не слушает пошлых романсов, а идет умыть морду лица и свои рабочие груди. Не в том смысле, что она пролетарий, простите, пролетарка, а в том смысле, что они - часть представления.


Но Серж не отстает.


Хорош, собака, не отнять.


Маша обливает его водой, устав от намеков.


Это видит жена Клима.


Пидорасы Какая напрасная трата воды, - говорит она.


Начинается схватка за ведро, постепенно перерастающая в наш любимый "кетфайтинг".


Вода, в итоге, не достается никому. Точнее, достается земле-кормилице.


Ах ты, паскуда!


Маша ловко бьет Полли в пах. Хорошее все-таки кино!


Ахахахаха!


На крики жены прибегает Клим и прекращает драку.


По вагону! - кричит он.




Неизвестный кубанский город: красные, прекрасные.


А, нет, известный. Интересно, куда делись гимназистки? Товарищ Бабель и Семен Михайлович Б. понимающе кивают нам откуда-то издалека. Семен Михайлович, молодцевато улыбаясь, подкручивает ус и довольно крякает.


Ах, наверное все же 1918 г.


В штабе красных как всегда срач.


Знакомьтесь, наиболее мерзкий персонаж ленты. Это Курапов, у него нет совести имени. Он агитатор политотдела и вообще гнида.


Рожа просит кирпича.


Курапов смотрит на доску и представляет себя, агитирующего казаков.


Мешают вши.


Ух, говорит он, как бы этих станичников пронять. Уж мы их давили-давили, а они все никак не проникаются революционной сознательностью!


В поисках решения, Курапов обращается к бюсту Сократа.




Сократ смотрит на Курапова как на говно, каковым тот, в сущности, и является.


Курапов смотрит на Сократа... как на Сократа.




Решение найдено! Пулю в лобешник и все дела!


Шучу, конечно.

Уж придется, уж так придется. Зато потом стул будет - мир содрогнется.


Между тем, представление начинается. Публику заманивают как умеют.


Как умеют. Теперь понятно почему она такая злая.


Народ не скупится и валом валит на представление.


К своему номеру готовится и Маша, демонстрируя зрителю преимущества социалистического тела.






Клим, уже переодевшийся в страшного клоуна, не выдерживает и трогает Машу за разные части ее молодого, пряного тела - в основном, в области поясницы.


Да, детка!


Вот так!


Ая-яй! Ах ты старый, нехороший директор балагана!


Маша бьет Клима в нежные и уязвимые места арлекинского организма.






Ничего не знающие об этой производственной драме и прочей вайнштейновщине советские зрители (ну и хари) весело смеются.




Неловко сгибаясь, Клим выходит анонсировать следующий номер.


Маша  и Серж в это время завершают подготовку.




Беда уже рядом - к балагану подходит наш агитатор, он же главный положительный герой-сверхчеловек.


- Что, бабка, кидаешь яйца?
- Тебе, ироду, что ли все отдать?


Хотите крипануть?


Ой-ей, ужасти какие!


Не пужайтесь, товарищи!


Это веселый номер!


Клим заводит шарманку.


Маша и Серж одевают уши и...


... кубанский цирк умеет делать чудеса!






Найди на этой картинке большевика-агигатора и получи благодарность от господина офицера.


Характерный матросик.


Серж действительно канатоходец.


- Упадет!
- Наебнется, как пить дать!
- А я вот интересуюсь, извините, порты у него из какой материи?


Хороша Маша, да и наша, советская, задерись она в доску.




Знаю, что сволочь и горжусь этим! Товарищ, оценивший аншлаг, залазит без спроса в фургон, наблюдая за полуодетыми артистами. Ничего, тут им не Англия, значит.

- Утром всем явиться в наш штаб!


На лицах присутствующих некоторая робость. Казалось бы, с чего?


Вот тебе и выступили...


Следующим утром.

- Здравствуйте! Артисты по вашему приказанию прибыли!




- Ваш фургон я реквизирую для политотдела. И вас тоже - поедете со мной агитировать в станицы.


Реакция директора.


И его супруги.


"Ваничка" мне почему-то сразу напомнил акунинского маньяка Пархоменко, а вот Полли - это же вылитая российская камедивумэн Медведева, с ее образом ебанутой. Знаете такую?


А?
67a556b31c7aaac4fd3a392488dde06a

Или вы против?!


Кто тут против советской власти?!


Ой!


А вот Маша пизда за советскую власть. Она смеется, еще не зная что такое ставка.


Решено! Курапов назначает себя комиссаром и начинает подготовку к турне.






Все очень рады.






А Маша особенно. Она уже положила глаз на комиссара.


Ахахаха - и смерть! И смерть!


Полли подначивает Сержа - уводят бабу, а ты как телок!


Курапов встречает саботаж и вынужден сам седлать лошадей. У него не выходит, труппа с надеждой ждет, что сейчас большевик получит копытом промеж рогов и отправится в ад.


Но его выручает Маша. Брось кнут, кричит она ему, брось!

- Ты не поймешь...
- Расскажи мне.


Дело сделано: в дорогу, товарищи!




Захватив в пути агитматериалы, агитфургон продолжил свой путь.




Лишенные имущества бывшие владельцы едят бутерброды.


Ваничка колупает нос. Просилось написать - колупает носА.


Хитрая Маша подбирается к семейству.


И ворует бутерброд, точне выхватывает, воспользовавшись замешательством.


- У комиссара своего теперь еду бери! - резонно возражает Полли. Начинается безобразная драка, в которой, общими усилиями Ванички и Сержа, удается отбросить охваченных классовой ненавистью мелких собственников и феодалов - семейство Вислогубых.


Коварная Полли продолжает бить в больное место.




Приходит Курпатов - пора начинать. Но его игнорируют все, кроме Маши.




Сперва комиссар хочет перестрелять контриков, но потом решает увлечь их личным примером.


Станица.


Козел. Запомните этого козла, он еще сыграет свою роль. А вот на гусей можете не обращать никакого внимания.


Хотя товарищ Курапов похож на Супермена, жители станицы почему-то разбегаются. Даже дети.




Но, благодаря некоторым современным приемам культмассовой работы, их удается вернуть.






Типичные русские.


Типичные.


Успех комиссара вдохновляет остальных работников эстрады. Постепенно, все они присоединяются к выступлению.


Ооп!




- Ура, товарищи!


- Мировая буржуазия хочет удушить молодое государство рабочих и крестьян, но... И т.д.


Ширится успех агит-пантомимы.


На очередном привале, перед вечерним выступлением. Полли варит суп из красных мухоморов для товарища комиссара.


Между тем, в коллективе зреет нарыв. Или разрыв.


Маша отдаляется.


Отдаляется.


Приближаясь, паралельно, к Курапову.


О, как он забивает гвозди, стоя на этой лестнице.


Комиссар отдает Маше весь положенный ему партией запас нежности.


Человечек!




Ах ты, сука!




Чвяк!


Хуяк!


Курапов - это Гамбит из Людей Икс.


Прямо до нутра пробрал, ну взгляд!


Серж бросает топор и плачет.


Все в ужасе.






Комиссар решает обратить все дело в шутку. Да и где тут найти чекиста или нового канатоходца?




Зрители собрались и просят.


Труппа показывает что-то про мировую буржуазию, США и капитал.


Что-то очень сильное.


И страшное.


Зрителям нравится. Очень сознательные станичники попались.


Серж, в образе красногвардейца, грозит Маше (она с серпом и пшеницей) - убью обоих! Так и сказал.


А к станице уже... подходят не то слово... подскакивают? некрасиво... в общем, в деревне белоказаки!


И танк! Неплохо, неплохо.


Только товарищ Курапов завел свою бодягу о мировой буржуазии, а в дверях уже враги.


Командует ими чудовищно харизматичный офицер, напоминающий адмирала Колчака и...


... вот этого парня.
pts653-this_is_the_enemy_vintage-16x24

Все в ужасе и не зря.


Офицер действительно страшен.


И, судя по глазу, пользуется аугментами. Немного лажанул с гифкой, но оно того стоило.


- Где комиссар?




- Я вас насквозь вижу!


Серж колеблется.


Маша мягко, рукой, останавливает его.


- Где комиссар?!


Клим благородно защищает Курапова - комиссар-де сбежал, а мы...




Тут появляется залупоголовый российский режиссер, девять букв казак и теперь артисты работают на добровольцев, т.е. белых.


Обратите внимание на нашивку Бондарчука.


Штаб полка белых гадов.


Задержанные артисты задержаны. Да, именно так.


Входит одноглазый гроссмейстер офицер.


Начинается разбирательство, которое, строго говоря, таковым не является.










Игогого!




Комиссару не весело.


Мы, вообще, артисты от политики далекие, опять начинает плести Клим, но...


Принципиальному Бондарчуку такое лицемерие не нравится.


- Что же ты, сволочь, тогда красными агитками фургон разрисовал, спрашивает он и дает бывшему директору по морде.


Атмосферу разряжает какой-то весельчак из штаба. А давайте, говорит он, устроим представление для нашего полкового командира. Все весело - как злодеи из пародий - хохочут.
Идите, готовьтесь.






Казаки успевают облапать Полли.


Курапов прячет листовки, но Серж понимает это иначе.


- Опять агитировать надумал? Я с тобой помирать не собираюсь! И убегает.




Но у штаба его охватывают сомнения. Хотя, казалось бы, чего тут сомневаться? Большевики же не люди, точнее - нелюди. Эх, канатоходец!


Между тем, Бондарчук заходит навестить понравившуюся ему Полли, но вместо этого видит аскетичную комиссарскую задницу Курапова.


Это красный, понимает Бондарчук.


Комиссара хватают. Он смотрит на казаков как Троцкий на Политбюро.


- Сволочь! Бьет Курапова по морде.


Меня? Коммуниста?!




Хрясь!


Это последний кадр с товарищем Кураповым. За ним - за кадром - эту сволочь расстреляют и правильно сделают.


- Доволен, гад?! Садится на коня и уезжает. Ускакивает. Скачет к красным, короче.
- Маша, то ж не я!


- Не я...


А вот хуй. Его благородие приказали никого не выпущать. Вертай взад!


- Я докажу! Обо мне узнают, обо мне заговорят! Серж сам идет к красным, чтобы и т.д. Так как он пеший, а не конный - его не трогают.


К несчастью, он падает с горы и разбивается нахуй.


Хе-хе.


Полковник и его штаб собираются на представление "Спасенная Россия".


Знамя полка. Да, тот самый козел.


Выступать артисты будут на танке, в нем же расположена и гримерка.


Белые гады-зрители.






Офицер флиртует.


Пора-с!


- Экая беда, Маша... Курапова-то - того... в расход.


- Что?!


От осознания того факта, что не быть ей владычицей губернской и партийной дворянкой, у России-Маши немного едет крыша.


Офицер понимает это превратно.


Итак, представление началось. Маша пляшет, обнимается с национальным флагом и вообще зажигает.






Серж приходит в себя, демонстрируя нам сосок.


Он доползает до воды, из него течет сопля.


На счастье мировой коммуны, неподалеку проезжал пикет красных кавалеристов.

- Где белые?
- Там!


Офицер пытается изнасиловать Машу в танке.


Она кусает его за руку.


Зрители недовольны - где "Россия"?




А осатаневшая "Россия" бросает в одноглазого тяжелые металлические предметы.






- "Россию" давай, сукин сын!


Клим смотрит на происходящее в танке и со словами "ой, мать", закрывает смотровую щель.




Офицера душит бывший слесарь.


Среди зрителей замечен британский советник.


Недодушенный беляк пытается позвать на помощь...


... но не успевает.


И вообще, красная кавалерия уже близко!


Враги под копытами, мы на коне!


В этом месте в фильме начинается форменная резня бензопилой - очень много насилия, показанного со сладострастием. Например, вот эта сцена. А еще там танк давит людей.


- Получайте, гады! Машиной управляет Ваничка.




В общем, всех убили.


В советском кино всегда так. Помните музыкальную комедию "Свадьба в Малиновке"? Там были такие забавные бандиты, воровали кур. А потом, в финале, их начали убивать и довольно жестоко - вилами, из пулеметов и т.п.


Финал. Хоронят комиссара.




Раз!


Два!


Три!


Будем мстить, товарищи!


Балаган едет за красной кавалерией, а Маша и Серж...


... записываются в нее!


Конец всему.


Tags: 20 век, Адская рота, Кино или кака, Пропаганда, СССР
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 55 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →