Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

Дуче и его фашисты

- история итальянского фашизма и его вождя.

Европа в год, когда Муссолини заговорил
3669422888_ec2843605c_o

Бенито Муссолини родился 29 июля 1883 г. в небольшой деревеньке Предаппио, расположенной в местности на границе между Северной и Центральной Италией. Горы, многочисленные виноградники и развалины старого замка – вот пейзаж, представивший перед глазами новорожденного. До ближайшего города Форли было больше 15 километров, а единственным домом свыше одного этажа в деревушке было здание муниципалитета.

Новый житель Романьи, одной из наиболее отсталых областей ставшей сравнительно недавно единой страны, был сыном очень сознательного (как тогда говорили - передового, т.е. социалиста) мужчины - Алессандро Муссолини. Очевидно, что жизнь – как известно, лучший режиссер - постаралась компенсировать это консерватизмом и глубокой религиозностью матери будущего фашистского вождя. У Розы Мальтони, деревенской учительницы, был спокойный и по-итальянски упрямый характер. Любопытно, что именно такой тип женщины впоследствии предпочел при выборе подруги жизни сам Бенито - и не ошибся, став одним из немногих диктаторов ХХ века, никоим образом не пострадавших от домашних неурядиц (подведет лишь зять, но это случится значительно позднее).



Кстати, почему Бенито? Отец, убежденный социалист, в свое время участвовавший в подготовке революционного бакунинского марша на Болонью и за это почти целый год находившийся в тюрьме под следствием, остановился на этом имени из-за популярного у итальянцев мексиканского «президента-карлика». Да и как иначе, ведь Бенито Хуарес расстрелял австрийского эрцгерцога, несостоявшегося императора Мексики! Уже только это радовало добрые итальянские сердца, так и не простившие австрийцам того, что те, даже утратив власть над Италией, сумели подпортить триумф молодого королевства серией ошеломительных разгромов на суше и на море. Консервативная католическая Австрия не вызывала у социалиста Алессандро ничего, кроме ненависти.

Итак, Бенито - но не только. Еще - Бенито Амилькаре Андреа, имена итальянских революционеров, как водится - социалистов и анархистов. Забавно, что к моменту рождения нашего героя они находились между собой в острой политической борьбе, главным камнем преткновения которой был вопрос: как должно быть уничтожено современное буржуазное государство – с помощью бомб или вначале все-таки победы на выборах? Но оставим в стороне политические распри непримиримых революционеров и обратимся к маленькому Муссолини.

Ребенок - что в ретроспективе не может не вызывать улыбки - рос необычайно молчаливым: за первые три года жизни он не произнес ни единого слова. Возможно, его смущало соседство изображения Девы Марии и портрета бравого Гарибальди, висевшие в качестве символов-знамен борьбы незримых армий в доме семейства Муссолини.
Каким он был, этот дом? В отличие от Ленина, всю жизнь прожившего в относительном финансовом благополучии, и Гитлера, безынициативность которого чуть было не сделала его, сына чиновника, обитателем ночлежек, Бенито вырос в бедной семье. В бедной, но вовсе не нищей, как часто будут впоследствии утверждать апологеты дуче.
Его отец действительно был кузнецом, но еще - и владельцем молотилки. Хорошо знающий свое дело кузнец в промышленно слабо развитой Италии второй половины XIX века мог бы жить безбедно, но, как мы уже догадались, изнурительной ежедневной работой Алессандро Муссолини себя не утруждал. Не то чтобы он был совсем к этому не способен, просто рутина и поденщина мало отвечали его внутреннему состоянию. Кроме того, значительные силы (и средства) забирала борьба за «национальное освобождение Италии» (от австрийцев) и социальное освобождение всего мира от буржуазии. Это, по меткому определению классиков сатирического жанра, был типичный кипучий лентяй.
И конечно, у национал-социалиста Алессандро была любовница, на которую тоже приходилось тратиться. Впоследствии этот идеальный треугольник - тихая, любящая жена и страсть на стороне – будет с удовольствием применен его старшим сыном.



Социализм и католичество, Алессандро и Роза
Alessandro_mussolini
Rosa_Maltoni_in_Mussolini


Семью из пяти человек (у Бенито был младший брат и сестренка) выручала скромная зарплата сельской учительницы и неизменный спрос на молотилку и кузню у крестьян, к сожалению, расплачивающихся в основном продуктами. Не удивительно, что Муссолини питались достаточно скудно и, если верить словам основателя фашизма, видели мясо только по воскресеньям.
Задним числом Муссолини стремился преувеличить тяготы, выпавшие на него с юных лет, на само деле неприглядной, беспросветной бедности в детстве Бенито никогда не знал, а потому и не сгинул в безвестности.

В отличие от многих своих соплеменников. Парадоксально, но объединение Италии не принесло особых преференций ее жителям - в полном противоречии с марксистской трактовкой истории. Напротив, жить стало даже хуже.
Единый рынок дал возможность беспрепятственного распространения товаров, производимых промышленно более развитыми соседями, а исчезнувшие многочисленные итальянские государства лишили жителей полуострова последних надежд на внутреннюю эмиграцию, подарив вместо этого призыв в национальную армию и враждебность католической церкви. Например, сегодняшние американцы, внезапно оставшиеся без своих штатов с их законодательной пестротой, ощутили бы эти перемены в полной мере. И тогда именно туда, в США, устремились итальянские эмигранты.

Победившая североитальянская монархия так и не стала общенациональной. Более того, Итальянское королевство с самого начала показало себя достаточно нестабильным. Традиция тайных революционных обществ, южный темперамент жителей, слабость бюрократического аппарата и государства в целом делали эту слабость неизбежной. В отличие от той же России старый режим в Италии не выдержал бури после победы, а не поражения.

А годы шли, подрастал самый старший из детей социалиста Муссолини. Каким он был? Сегодня школьные психологи, скорее всего, нашли бы у него признаки синдрома дефицита внимания вместе с гиперактивностью, но тогда... На первый взгляд, словесные портреты Муссолини-ребенка очень отличаются друг от друга. Описания спокойного, замкнутого мальчика, не обращающего внимания на сверстников, сменяются картинами школьного хулиганства, ранней и откровенной сексуальности, а также проявляющихся навыков лидера, иначе говоря - школьного заводилы-хулигана.

Между тем никакого противоречия тут нет. Вспышки активности, а вслед за ними периоды внешнего оцепенения, даже упадка сил - очень характерная картина. Нет ничего удивительного в том, что сын учительницы и местного общественника научился читать почти сразу после того, как начал говорить - в четыре года. Нет ничего удивительного и в том, что свой характер, свою волю он мог навязать лишь с помощью кулаков. А как же еще - тогда, в таком возрасте и в такой среде? Так его учил отец, так же учили своих детей отцы во всей Италии.

Семья Муссолини не стала исключением – и уже будучи в зрелых годах, Бенито будет с горечью вспоминать свое безрадостное детство, с отсутствием родительской любви, но частым присутствием отцовского ремня. Во многом корни его трудного, необузданного характера проистекают из тех первых пятнадцати лет жизни молодого Муссолини – лет, когда он редко видел занятую на работе мать, когда его внутреннее состояние характеризовалось им самим как «озлобленное дикарство».
Это было жестокое время в бедной стране, переживающей переход от патриархального аграрного общества к веку индустриализации.

В этом смысле очень любопытна одна история, которая, возможно, несколько приукрашена, но в которой все же очень достоверно отражена психология обоих Муссолини. Отец сказал сыну, избитому более старшим и крупным ребенком, - не хнычь, иди и расплатись с ним за все сам. Далее, в полном соответствии с мифом, маленький Бенито с лихвой рассчитался с обидчиком, разбив тому лицо камнем.
Впрочем, это вполне могло быть и правдой - трусом, в прямом, физическом смысле, Муссолини никогда не был. Дрался он часто, с одинаковой легкостью раздавая и получая тумаки. К счастью, как свойственно всем детям и итальянцам, раздоры быстро забывались сразу после окончания схватки.

Другие детские «приключения» основателя фашизма были не менее характерными для этого будущего мастера эпатажа.
Вот маленький Муссолини падает в корчах посреди деревни, сбегаются люди. У мальчика изо рта течет кровь? Нет, это украденные где-то вишни - и добросердечных соседей ожидает душ из слюны.

Свойственная ему с малых лет демонстративность может быть проиллюстрирована и другими примерами, в основе которых были не только нарочитость, импульсивность, но и известная сила воли. В общем, Бенито был самым настоящим бедствием - тянул все, что плохо лежало, щупал девчонок и давал волю кулакам.
Что, опять-таки, не помешало ему оказаться, пожалуй, наиболее психически здоровым из всех наиболее одиозных диктаторов ХХ века. Так, увы, частенько случается и по сей день - хулиганы вырастают нормальными, а подавленные ими (или иными факторами) одноклассники превращаются в ходячий набор девиаций.

Для Муссолини подобная слабость была неприемлемой – он уже понял, что прав тот, у кого кулак крепче, и ничто в будущем не смогло разубедить его в этом убеждении.
После окончания начальной школы встал вопрос о дальнейшем пути. Родители могли оплатить учебу сына, но - где? Начались споры. Как обычно, победила тихая, но более настойчивая и упорная воля матери. В девять лет Бенито отправился в церковную школу-интернат грызть гранит среднего образования.
Там его ожидал провал, оставивший в душе Муссолини шрам на всю оставшуюся жизнь. То, что приносило ему успех раньше - его решительность, физическая сила и любознательность, - в этом учебном заведении совершенно не работало. Здешние преподаватели привыкли обтачивать камешки и покрепче, так что для юного Муссолини наступили трудные дни.

И вот тут его отец взял над своей религиозной женой полный реванш. Будучи еще совсем ребенком, Муссолини мог забраться на дерево и бросаться в священников желудями, но тогда это не выходило за пределы детских шалостей. Теперь же его ненависть к монахам-учителям стала беспредельной.
Отношения с одноклассниками у Бенито были не лучше, чем с учителями. Деревенское детство дуче наполнено святочными рассказами, в центре которых, естественно, стоит он сам, возглавляющий какую-нибудь группу детей. Когда Муссолини стал вождем, дуче, во времена «фашистской эра» мифология такого рода подкреплялась той или иной историей, рассказанной счастливцем, которому довелось когда-то вместе с Бенито воровать яблоки.
Цель и ценность подобных историй очевидны – то, что раньше называлось непорочностью или святостью, теперь означало быть вождем буквально с пеленок. Новые времена требовали новой легитимности. Короли правили от имени Бога, а вожди обязаны были с детства быть не такими, как все, но быстрее, выше, сильнее – то есть тоже необыкновенными, но уже по-другому, ближе к массам.
Такие истории (подобные, к примеру, тем, в которых молодой Джугашвили поднимает семинаристов на борьбу с преподавательским составом) имеются среди ранних биографий дуче в большем количестве, но они не выдерживают никакой критики.

В действительности же Муссолини в то время - затравленный одиночка, он легко «переигран» многоопытными учителями и загнан в угол. Городские дети откровенно презирают деревенского, своих друзей и соратников у него нет - не считая полуанекдотичного приятеля, такого же парии, как и он сам, только намного слабее физически и интеллектуально. Юный «социалист» Муссолини сбрасывает пар, третируя своего нового друга, но это слишком узкая отдушина. Надо добавить, что и в дальнейшем, на протяжении всей жизни, у Бенито не появится настоящих друзей среди мужчин. Соратников, подчиненных, избирателей – сколько угодно. Но друзей – нет. Он и сам признавал данный факт, объясняя его вынужденной изолированностью вождя. В любом случае, сам он никогда не пытался установить что-то вроде подлинно дружеских отношений и препятствовал в таких попытках другим. Зато Муссолини пользовался немалой популярностью у «слабого пола». Виновата ли в таком положении школа, не сыграла ли она дурную роль, оказавшую влияние на характер будущего диктатора?

Справедливости ради надо заметить, что методики воспитания, применяемые «церковными педагогами», были весьма далеки от современных, а по тем временам они были много строже, чем в обычных школах. Никто не пытался вникнуть в чувства ребенка, его попросту наказывали - фашистская мифология впоследствии не преминула воспользоваться этим и создала несколько почти библейских историй из детства своего отца-основателя.

Вот, например, Бенито спит в одном вольере со злой сторожевой собакой, которая, конечно же, терзает его рычанием и лаем, но не может сломить волю будущего диктатора.
А вот его заставляют часами стоять коленями на кукурузных зернах - покуда он не попросит прощения за учиненные шалости. Разумеется, как и положено настоящему герою мифа, Бенито упорно, до крови, выдерживает все - и побеждает! Характерно, что много позже он будет с явной благосклонностью принимать в свой адрес аналогии с Иисусом, а в дни своего ареста летом 1943 года свергнутый вождь с удовольствием проведет параллели между судьбой Христа и своей.
Между тем дело постепенно шло к развязке. Дошел ли до этого Бенито своим умом, или же ему помогли черты уже сформировавшегося характера, но он сумел изменить ситуацию, разом выведя ее на иной уровень.

Драка, обычное дело для любой школы, обернулась поножовщиной. Муссолини ударил обидчика ножом то ли в живот, то ли в ягодицу. Исходя из того что родители Бенито сумели прийти к полюбовному соглашению с родителями пострадавшего ребенка, вторая версия ближе к истине. Но для руководства интерната это стало последней каплей. Ученика с «черной как уголь душой» отправили домой. Отец вновь победил: отныне одиннадцатилетний сын будет учиться в светской школе, которую и закончит в восемнадцать лет.
Бенито сразу стало свободнее дышать. Улучшились и дисциплина, и успеваемость. И не только - уже под конец учебы он откроет для себя скрипку, приобретя редкое для диктаторов хобби - музыку любили многие из них, но чтобы похвастать собственной игрой... Все это, впрочем, не помешает ему снова и снова балансировать на грани исключения, хотя и до поножовщины доходить уже не будет.

Нет сомнений в том, что у Муссолини был пытливый, быстрый ум. Как многие самоучки, он много читает. Увы, ему сильно мешала привитая в детстве и школе нелюбовь к систематическим занятиям, а точнее - неспособность родителей и педагогов направить потенциал ребенка в нужном направлении. Тем не менее многие учителя отмечали его недюжинные способности, и это, в отличие от прочих россказней, было чистой правдой.
Наверняка дуче была бы приятна следующая аналогия - его детство во многом походило на не очень радостные годы учебы молодого Наполеона... хотя последний, конечно же, был намного лучше образован и проявлял свой характер иначе, а способности - ярче.

И все же Муссолини был вполне доволен. Теперь у него появляются настоящие школьные друзья-приятели, школьная администрация не считает его задирой или проблемным подростком, а кроме того, молодой итальянец вовсю начинает пользоваться плотскими радостями земной любви. Примерно в возрасте шестнадцати лет он открывает для себя публичные дома и с тех пор выпускает пар не в драках, а с женщинами. Отныне почти каждое воскресенье молодой Муссолини будет проводить в одном из публичных домов Форли. И не только там. Не довольствуясь «любовью за деньги», Бенито крутит многочисленные интрижки с местными девчонками, без малейшего зазрения совести обещая жениться на каждой.

Ему всегда везло на любовном фронте (чего, однако, не скажешь о его способностях как военного стратега): сначала девушки любили Муссолини-хулигана, затем – Муссолини-революционера, а позже - носителя власти, фашистского лидера. И тогда, и после повышенная сексуальность Муссолини вызывала много кривотолков. Отчасти он и сам их провоцировал.
Бенито, видимо, нравились отношения со стервозными женщинами, с неизменно сопутствующими этому скандалами, но, возможно, вождь социалистов и фашистский диктатор таким образом просто отдыхал от беспрекословного подчинения однопартийцев... Однако все это лишь домыслы. Вплоть до 1940 г., когда его политика привела к утрате популярности фашистской партии и ее дуче, любовные похождение Муссолини служили ему скорее рекламой, нежели поводом для стыда или сожалений.

Во всяком случае, в свое время он не запретил выпуск собственной биографии – написанной его любовницей Маргеритой Сарфатти. В книге не без чувственности описывались «ухаживания» (он грозил ей ножом) маленького Бенито за понравившейся ему девочкой. Сегодня подобные воспоминания поставили бы крест на репутации любого политика, но тогда... разве это не еще один ранний признак «вождизма», современные королевские знаки? В этой книге, Муссолини, с его «волей к жизни», «неистовством варвара» откровенно противопоставлялся рафинированным, «немощным» политикам современной Европы.
Хотя Муссолини откровенно наслаждался отношениями с женщинами, будет неверным представлять его как сатира. По современным стандартам он, пожалуй, не особенно выделялся бы среди нынешней молодежи, пусть даже как минимум в одном случае речь могла идти о настоящем изнасиловании – угрозами заставил он молодую девушку отдаться ему.

Наш герой выглядит в этой истории не слишком привлекательно, если только, конечно, молодой социалист Муссолини попросту не рисовался перед читателями своей первой автобиографии рассказом о взятом с бою призе. Сам он впоследствии о таких «подвигах» не слишком распространялся, что и понятно – присущий «бунтарю» нигилизм сменился патриархальными отношением «отца нации» ко всем итальянцам. Тогда же, еще социалист Муссолини был достаточно откровенен: «Я схватил ее на лестнице, затолкал в угол за дверью и овладел ею. Поднявшись, униженная и вся в слезах, она оскорбила меня, сказав, что я отнял у нее честь, во что невозможно было поверить. И я спрашиваю у вас, какую честь она имела в виду?»
Пусть эта история и выглядит омерзительно, следует помнить, что социалист Муссолини, писавший эти строки во время своего пребывания в королевской тюрьме, не хвастался подвигами молодости, а указывал на социальные пороки итальянского общества. Девушка была бедна, беззащитна – какая же у нее могла быть «честь», - задавался риторическим вопросом он.

Вообще же, сравнивая дуче с остальными авторитарными вождями того исторического периода, нельзя не отметить, что, как и в случае с семейной жизнью, Муссолини оказался среди них наиболее физически и психически нормальным. У него не было никаких явно выраженных сексуальных отклонений или физического несовершенства. В отличие от «кабинетного стратега» Сталина или загнавшего себя в духоту бункеров Гитлера Муссолини, что называется, любил жизнь, получая от нее явное удовольствие, пожалуй, даже больше, чем от власти. Он любил власть не как фанатик идеи или тотального контроля, но с наслаждением человека тщеславного. Это делало его намного более человечным в сравнении с остальными «коллегами по ремеслу».



Наш дуче в двадцать лет
Benito_Mussolini_mugshot_1903


Летом 1901 г. Бенито вернулся домой - учеба закончилась. Казалось, что мать все-таки добилась своего, ведь ее сын должен был стать деревенским учителем, как она сама. Но прежде чем до этого дошло, отец попытался устроить молодого выпускника гимназии на административную бумажную работу.

Ему отказали как смутьяну. Так, по крайней мере, гласит одна из симпатизирующих дуче версий. Согласно ей разгневанный Муссолини-старший напоследок огласил чиновникам предсказание, что его сын обязательно станет великим человеком. Как удачно для будущих биографов основателя фашисткой партии! Скорее всего, на самом деле все было намного прозаичнее - связываться с уже имевшим достаточно дурную репутацию Бенито никто не захотел.

Подарив фашистским баснописцам еще одно пафосное выражение – «иди в мир и завоюй его», отец нашего героя вернулся в политику, приняв участие в местных выборах. Он успеет насладиться относительной известностью своего сына и счастливо не доживет до полной перемены политической дирекции, произведенной Муссолини-младшим между 1914 и 1919 годами. Убежденный социалист Алессандро Муссолини умрет за четыре года до начала Первой мировой. Учительница Роза Муссолини опередит его на пять лет. Впоследствии, уже будучи «главой правительства» и общепризнанным диктатором Италии, Муссолини установит памятную доску на фасаде старого дома, находящегося возле кладбища Сан-Кассьяно. Текст для лапиды он написал сам: «С 1699 по 1900 год на этой ферме жили несколько поколений крестьян из семьи Муссолини. Здесь же 11 ноября 1854 года родился мой отец Алессандро». Отцовский ремень оказался сильнее молитв матери.

Но все это случится значительно позднее, а в начале нового века Бенито Муссолини объявил себя убежденным социалистом. В этом не было особенной смелости - разве не все хорошие люди поддерживали социализм? разве не тряслась буржуазия, не способная противопоставить несокрушимому международному движению никаких идей, кроме жалких призывов к порядку – порядку, который социалисты открыто собирались смести?

На рубеже веков непризнанный авангард всех левых сил - анархисты - были на слуху во всем мире именно благодаря своим итальянским товарищам. В 1900 г. они добрались до итальянского короля, убив его во время праздничного спортивного мероприятия. Правителей тогда вообще убивали намного чаще, нежели теперь, – от рук «террористов» погибли и российский император, и американский президент.

Решительность анархистов явно импонировала Муссолини, но он никогда не причислял себя к ним, не пытался участвовать в их «движении» или хоть чем-то проявить свои симпатии. Зато еще в школьные годы он открыто причислял себя к международному движению социализма. Тогда в этом было много от юношеской фронды, в поисках внутренней опоры Муссолини «обращается к социализму». Пока еще лишь в смысле противопоставления жестоким педагогам: его третируют потому, что он особенный, он - сын социалиста. Так вера отца победила веру матери.

В 1902 году Муссолини «окончательно» приходит к социализму. Выходят его первые статьи в незначительных журналах и газетах левого направления, он впервые завладевает вниманием слушателей, выступая с импровизированными речами перед случайными слушателями. Все это было не слишком серьезным, но Муссолини верил, что наступивший ХХ век будет за социалистами.

В Германии социал-демократы впервые создали прообраз политической партии, какой мы знаем ее сегодня. Созданная немцами социал-демократическая партия уже была массовой, но пока все еще ограниченной классовыми рамками. В будущем Муссолини сольет все эти ручьи в единую общенациональную реку фашизма, а сейчас... сейчас он, как и его отец, как и друзья отца и многие, многие его земляки, стал социалистом. В королевской Италии это было и просто, и общедоступно, и популярно.

Забавно, но в то время, как будущий немецкий фюрер мечтал в молодости выиграть много денег по лотерейному билету, стать художником или архитектором и не слишком интересуясь политикой, Муссолини отдался политической страсти сполна. Но и тут ему мешали –давнишние недостатки - отсутствие усидчивости, необходимых знаний, излишняя горячность. Он уже заработал некоторую известность зажигательными речами, но пока это не принесло ему особых политических дивидендов - мало ли было в Италии хороших ораторов? Для того чтобы заниматься партийными делами всерьез, нужны были или недюжинные организаторские способности, или личные средства. Ведь, как известно, социализм в политике - не для бедных. Можно было и прямо отдаться революционной работе, но это было опасно.

Муссолини, как уже говорилось, не был трусом, и хотя в тогдашней Италии полиция и солдаты палили из ружей по толпе густо и часто, его пугало не это. Очевидно, что он никогда не мог понять и принять обезличенность левых социалистических представлений об обществе, их подчеркнутый коллективизм. Попросту говоря, он не хотел сгинуть в качестве безвестной пешки революции - быть убитым случайной пулей или потерять лучшие годы в тюрьмах.

Вооружившись заветом отца покорять мир, Бенито отправился в небольшой итальянский городок в паре сотен километров от своей деревни. Должность школьного учителя не давала больших доходов, зато у Муссолини было время и на споры в дешевых кантинах, и на женщин.
Особенно на женщин. Диковато выглядящий молодой учитель совершил крайне аморальный, особенно по будущим этическим меркам фашизма, поступок - соблазнил жену солдата, тянущего в это время лямку армейской службы. Это увлечение было сильным, сильнее прежних - в порыве чувств молодой человек даже всадил своей любовнице нож в бедро.
В общем, неудивительно, что через год местные власти отказались продлевать контракт с «вольнодумцем», и Муссолини остался без работы, но с долгами.
О возвращении домой речи не шло. Оставалось только уехать куда-нибудь подальше, одним махом изменив не слишком удачно складывающуюся жизнь.

Но куда? Мусульмане устремляются в Мекку, буддисты - в Тибет, а социалисты - в Англию или Швейцарию. Последняя была намного ближе, и летом 1902 г. (кажется, что все ключевые события в его жизни происходили в теплое время года) Муссолини отправляется в путь. Денег у него почти не было - едва хватило для покупки билета на поезд, но разве молодость пугает безденежье? разве десятки тысяч его соплеменников не уезжали ежегодно на заработки в богатую горную страну? и разве родина социалистов - не весь мир? Ему помогут новые друзья, которых он там обретет. Не жалкое прозябание в деревне, не безвестное учительствование за гроши, но новые возможности.

И пусть покупка билета на стоила его матери месячного жалованья деревенской учительницы – Муссолини не унывал. Будущее обещало быть прекрасным, главное поскорее вырваться из провинциальной итальянской скуки – его решимости уехать не изменило даже известие об очередном аресте отца.


Tags: 19 век, 20 век, Европа, ЖЗЛ, Италия и ее история, Простая история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 43 comments