Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

Темная сторона СССР

- 30-х гг.

Все мы знаем, что сталинский СССР был современным, динамично развивающимся молодым государством. Тучнели скоты, наливались классовым сознанием груди, строились замечательные заводы и открывались прекрасные колхозы.
Дети рождались сразу пионерами-героями, а то и летчиками-полярниками. Враги разоблачали себя сами, еще на стадии сомнений в линии партии.
Самолеты делались такими большими, что в них помещались целые океанские ледоколы и еще десяток рабочих коллективов песни и пляски сверху.
Один крупный, но худой писатель вернулся из загнивающей Европы, а другой наоборот - уехал.
Все ходили поджарые, сытые, румяные.

К сожалению, были и отдельные недостатки. Но, недостатки были такие маааленькие, а достатки такие большие, что никто на это не обращал внимания, а просто беззаботно смеялись, ложились на землю и помирали со счастливой улыбкой на устах. А в других странах было еще хуже, и тогда, и завтра тоже будет!
Тем не менее, настоящие большевики-ленинцы никогда не умели самоуспокаиваться, а наоборот, боролись со всеми недостатками при помощи самокритики и сигналов с мест.
Давайте же пройдем под кат и посмотрим на примеры таких сигналов - поверьте, там что ни строка, то песня.

А для создания соответствующего колорита, добавлю-ка я промеж строк две хорошие детские книжки начала 30-х гг. - Антирелигиозную азбуку и про парад РККА.

Делегация товарищей с Нибиру




Анонимное письмо первому секретарю Нижегородского областного комитета ВКП(б), 1928 год.

Дорогой товарищ!
Пишу Вам, из далекой глухой деревни, а именно из Лукояновского уезда Шутиловской волости и прошу Вас обратит внимание на содержание письма моего. У нас есть Лесничество печинское так называется, а лесничей молодой фамилия ему Волженский был, как только приехал, с нами мужиками очень хороший и разговаривал его жена барыня, та никогда не говорила и вот они у нас прожили два года, и в конце концов и говорит не стали как с людьми, но за это хорошее знакомство завели. Нынче появились в лесничестве два парня, и девченка. мне говорят что это братья и сестра жены, они приехали для того — что бы как нибудь [втереться] на службу, у них родина с. Варнавино Красно-Ваковского уезда отец поп Скворцов, конечно лишенный права голоса, они скворцови попа дети а здесь Волженские, а наш Председатель Шутиловского Вика дал удостоверение, что они правда Волженски. Пред Вика комунист. Девочку устроили в школу 11 ст. хотия многим детям крестьян отказали за неимением мест, Вот видите кто они кроют в овечно шкуру, я думаю что это усыновление или перемена фамилий должны быть опубликованы, а это все скрыто, только потому пред. Вика с Шутилова, хорош, нет товарищи, не должны Вы скрывать паразитов в овечье шкуры.

И просим Вас хорошенько узнать знает ли это кто нибудь из местных органов, а если не знают, так за их головат, мы крестьяне будем скрывать всех, мы не сознательно а они делают сознательно.

Нас группа кр-ян мы решили послать Вам в губернию, так как сколько мы не заговаривали и наталкивали на эту мысль везде молчок, а в Лукояновский уезде нельзя так как секретарь укома большевиков Чугунов (Цыганов) правая рука предВика Шутиловской вол.

Возможно и Вы халатно посмотрите на это тогда будем знат что везде коммунисты только на бумаге. Просим роследоват. как и почему у Лесничего Волженского очутилась 12 лет дочь а лесный женат только 3 года — дочь попа и можно ли ее усыновить когда у ней живи отец и мать? Поскорее узнаете в чей шкуре медведь и дайте ответ через крестьянскую газету.

С приветом.

Мужики.


Партия разобралась: детей врагов действительно тайно усыновили, пытаясь повредить этим советской власти и начинающемуся великому перелому на селе. Поэтому их, детей, совершенно справедливо выкинули из советской школы, а незаконное усыновление отменили. Все-таки, при Сталине порядок был, кто бы чего не говорил.










Письмо канавинского рабочего в Горьковское бюро жалоб 20 марта 1933 года.

24 февраля 1933 г. мне председатель артели фабрики гнутой мебели «Красный Прогресс» т. Клавер объявил, что я сокращен по службе и вот с 24 февраля я почти ежедневно включительно по 17/Ш-ЗЗ ходил, чтобы получить расчет, тем более, что мне необходимо устроиться на работу в Совхоз «12 годовщины Октября».

Но в последнее мое посещение 17/Ш на просьбу о выдаче мне, причитающуюся зарплату т. Кловер Д.Г. и помощник его Мемнаков Н.П. и Механник т. Орлов Н. А, он же предместком обратился к находящемуся тут же т. Бахорному с приказом «выбросьте его», т. е., меня последний схватил меня сзади за плечи и вытащил в сени и сбросил меня с лестницы 2 этажном дома. Поднявшись я опять все таки пошел в контору, чтобы позвонить по телефону в отд. милиции, ко мне подошел т. Мемнаков и вырвал трубку и я вынужден был итти в отд. милиции, где я объяснил в чем дело, тех вызвалы и сказали, что «нужно т. уплатить ибо ему необходимо уехать в совхоз. Они согласились и когда я вновь к ним пришел они все-таки неуплатили между прочим при сокращении мною была написана жалоба о неправильном сокращении и подано в РКИ при фабрике, оно пролежало около 2–3 недель и не рассматривалось мое заявление и когда я пришел и стал спрашивать почему мое дело не разобрали, то т. Книгин зав. производством предложил мне взять обратно мое заявление, и что они мне уплатят. Я подумал чем [неразборчиво] и тут и обманули. Считаю подобное отношении к рабочему в Советской России неправильным, я прошу РКИ при Гор. КК передать дело в Районной Комитет партии для дисциплинарного взыскания и понудить их уплатить мне зарплату с первого феврале 1933 г. по день учиненная, расчета так как по их вине я находился без работы и не мог уехать в Совхоз, а также прошу сообщить в Кан. партии, что когда по их приказу меня схватил за плечи т. Бахорный, он разорвал на мне пальто драповое с каракулевым воротником.

Все это, сокращение и подобные с их стороны, оскорбления на словах и действием, является причиной самокритика, что конечно им крайне не нравилось, а это я [заключаю] из того, что если бы моя должность слесаря упразднилась бы, то не другого на второй же день.












Письмо Сталину от студента из Горьковской области 20 апреля 1933 года.


Здравствуй дорогой наш вождь т. Сталин

В виду, особо тяжелого материального положения моей семьи, я был вынужден написать вам следующее письмо:

Немного остановлюсь на моей биографии. Я ученик Вознесенской Ш.К.М. того же р-на Горьковского края. Деревенский мальчик из колхоза «победа». Мать моя раньше работала в батраках у лесничего прачкой и пасла коров лет 10. Вышла она за старого лет 50 отца. Выйти ей за него пришлось лишь только потому, что он был середняком, а мама молодая лет 19 вышла в виду плохой своей батрацкой жизни. После октября мам с отцом поехали и убирали землю сами хлеба своего не хватало, скотины не было, отец был стар. Он помер когда мне было 9 лет. Мама меня отдала за 7 вер в Школу учился лучше всех и я в сельской школе учился лишь 3 года. Маме одной не в силах работать на нас на 3-х братьев, обратилась за помощью в волисполком: ей сказали пиши заявление мы тебя примем на работу но т.к. она малограмотна ей дали работу лесником, где проработала 2 1/2 года. Она член В.К.П.(б) с 1926 г. потом работала в районе. Она была на многих съездах-конференциях, как районных, окружных и краевых. В 1930 маму сняли с работы за то, что она говорила про них (секр. рика, секр. Р.К.В.К.П.(б)) о пьянстве о взятках. Ой не давали работы 3 м-ца она обратилась в Край за помощью, ей дали работу. Мама сейчас работает в Наришкине агентом почтовой связи получает 50 р. корму раньше давали ей 6 кг а на нас на троих по 4 кг да еще у нас бабушка чужая живет. Мне самому старшему сыну 14 лет; 2му: 12 лет 3 му 9 лет вся троя учимся. Они дома в сельской школ Ист. а я за 20 верст в Вознесенск. в рай Ш.К.М. 3 год — последний. Теперь уже целый месяц хлеба не давали, а давали то, все равно нехватило. Средств на хлеб нет есть плохой и корова мама наверное уже продала. Мы ходим все оборвыты разуты и раздеты над нами смеются как я [??] говорят что «мать то ваша грабит нас и неможит что-либо достать» — это она ходит по кампаниям собирать налоги, займ и др. в Школу придем в грязной и взорванной рубашки и здесь насмешки со стороны учащихся.

Хлеба нет приходится целыми днями сидеть и еще 2 м-ца. зарплата мала чтобы купить хлеба он 120 р. пуд а мама получай 50 р. Приходится мне учебу бросать не смотря на то, что мне учиться осталось только 3 м-ца. Мама говорит как доучимся так и уедем в Сибирь. Но непридется: Дом с коровой проедим зарплата 50 р. (мама) пайка нету. Но и я ей не советую. Мне бы охото дальше учиться но нет возможности. Хоть бы как нибудь в Ш.К.М. проучиться. И незнаю что дальше делать? Нет средств чтоб прокормится. Мама ходит по кампаниям бригадир бригады ударница распростр. займа 4 зав на 3.000 р. и задание свое выполняет раньше всех и идет на помощь другим бригадам. Она обращалась в район к предрику Пряслову за помощью ей ответили что хлеб возмите на месте в с/совете. Но пред. с/с. заявил что «у нас сдесь хлеба нет при том не обязаны вас кормить» — это Калачев Ив. Мама сказала: «я не буду ходить по кампаниям не взыщите»

Но Колачев пред. с/с ответил: «хоть помирай на участке но иди». Мама пошла. И сейчас ходит. Но хлеба нет и корму за работу агентом не дают. Она назаимовала много хлеба, но уже перестали давать говорят ты нас раскулачиваеш а хлеба нету. Жить не как нельзя, учиться тоже. Выходит как раньше учились богатые они и сейчас учатся. А бедняки поучились м-ца по 3 видя дело плохо нет столовых и стипендий при школах все подбросали ушли работать в колхоз. Мама моя кон. летом работала в колхозе но в виду партийности по куда на собрание то ей не удалось заработать. Заработали только 40 трудодней и нам дали кой чего давно уже съели, пришла осень пред. колхоза «победа» говорит на мать иди работай на почте мы тебя прокормим, но ничего не дают, в колхозах нашего р-на на нетрудоспособных и детей фондов нет. Колхозникам у кого есть рабочие силы хорошо единоличники просятся в колхоз но не принимают в виду того что нет семян 30 м. и сена на лошадь и др. Их у них выкачали с и есть нечего, если у кого было то их съели

И я лично думаю что посев кампания провалится семян нет. Купить нечего. На базар единоличники каждый раз приводят на базар коров, свиней, овец за хлеб. Растет нищенство в каждый дом за день придет человек 20 и не знай что будет дальше. Детей отцы убивают в виду голода. Заготовки масла я думаю сорвутся в виду того что коров почти все единоличники продали. Мама сильно работает нажимает на недодающих крестьян. Она является организатором колхоза, организовала она 2 колхоза. Бахтькинский, шаприжский за что ее чуть ли не убили кулаки спаслась она в кооперации. А теперь сидим не евши Я им как нибудь не понимаю или еще оказали на меня влияние другие деревенские жители. Думаю, что мы придем к Гибели. Вы т. Сталин извините меня что я вам послал письмо. Я его послал за тем, что у нас с мамой нет средств на то, что прокормиться. Если такое положение будет еще с месяц, то мы с мамой помрем с голоду.

Тов. Сталин говорят что Крупскую сняли с работы и выгнали из партий правда или нет?

Товарищ Сталин побеспокойтесь пошлите в район или даже в с/сов. бумажку о помощи нам выдать из колхоза или из с/сов. хлеба. Я пишу один, даже не сказав матери. Вы пожалуйста напишите ответ на письмо в «Крестьянскую газету». Я прочитаю и буду еще больше работать на культфронте и велю маме еще больше работать на кулаков. Я ученик ударник — работаю на общественной работе меня бьют ругают и др. об этом говорит такая заметка из газеты «Колхозный путь» Скорее!

Ждем помощи если долго вы задержите дело то мы помрем с голоду. Наш адрес п/О Нарыщкино Вознесенского р-на Горк. края Силаевой Фекле Савельевной письмо пишу я. Жду ответ маме я не скажу, пока вы пришлете письмо или ответ в К. Г.

И. С.


И здесь партия разобралась. Матери студента выдали 24 кг зерна, а младшенькому положили 15 рублей стипендии. А черный барон Врангель, положим, хрен бы ему чего дал.








Письмо жительницы Горького в городскую РКИ 29 апреля 1933 года, мое "любимое".

Обращаюсь в гор РКИ по поводу партийного лица Зам. Управляющаго Коммунальным банком Батенко Веры Григорьевны, устроившей мне форменную травлю, пользуясь периодом выдачи паспортов с целью вырвать у меня квартиру.

Батенко приехала в г. Горький в октябре м-це с/г из Иркутска, получив назначение Зам. Управл. Коммун. Банком. Банк должен был представить ей квартиру, отстраивающуюся в нашем […] «инженерный работник». Но так как квартира ни была еще готова, то председат. Р.Т.С.К.Т. инженерный работник и член правления тов. Ширли просили меня устроить на время г-ке Батенко комнату в моей квартире — сроком на 2 месяца. Идя на встречу просьбам членов правления, а так же безвыходному положению г-ки Батенко я согласилась уступить ей комнату. Но прошло 2–3 — 4 месяца Батенко уезжать не собиралась ввиду неготовности квартиры — потом начала ее отапливать, обставила ее мебелью, но все время была недовольна квартирой, хотя она была в 4 комнаты с ванной и всеми удобствами. Когда начались приготовления к паспортизации г-ка Батенко повернула фронт и перестала собираться уезжать с моей квартиры.

Вместо этого она начала подготавливать почву к тому, чтобы подкопаться под меня, сделать оговор на меня, чтобы помешать мне в выдаче паспорта и завладеть моей квартирой.

Я жена сосланного инженера. Муж мой был судим сослан и умер в ссылке в 1932 г. в феврале м-це и я этого никогда и ни от кого не скрывала. Я член Т-ва Р.С.К.Т. «Инженерный работник» имею свою квартиру. Служу я в Крайпотребсоюзе почти 2 года на одном и том же месте и на службе все знают мое положение. В течение 2-х лет я уже не знаю мужа, живу на свой собствен, заработок, зарекомендовала себя на службе как добросовестный и честный работник и мне и в голову не приходило, что под меня будет кто нибудь подкапвываться и лишит меня паспорта.

Между тем Батенко начала меня опутывать сетью интриг.

Она начала за мною форменную слежку. Ходила ко мне под предлогом попросить ту или иную вещь, инквизиторски осматривала все мои углы, все вещи — заглядывала в горшки, что мы готовили и поднимали у кровати одеяло, заглядывая нет-ли чего под кроватью.

Так что моя тетка-старуха — моя иждивенка жаловалась мне, когда я приходила со службы, что боится Веры Григор. «уж очень она пристально следит глазами за всем и все старается придти в комнату без тебя и обшаривает глазами все углы».

Батенко намеренно хвалилась передо мною — вызывая меня на эксцессы, как много им даеют всего в распреде, подносила жирного гуся — показывая его и говорила: вот каких гусей мы получаем, а завтра будут давать индюков, хвалилась какое жирное молоко она получает, как много сметаны, из которой она делает масло.

Хвалилась намеренно передо мной, зная что я с детьми и теткой сижу на одной похлебке и куске ржаного хлеба, стараясь вызвать во мне раздражение и недовольство, которого я ей однако никогда не высказывала.

Питались они всю зиму действительно так как мало людей питалось и в до-военное время пекли то и дело белые пироги и булки — жарили пирожки делали бесконечные пельмени.

Мяса Батенко показывала целые высокие эмалированные кастрюли — говорила что […] мяса она сколько угодно получает.

Масло топленое было у них целыми четвертями, так что жарили в нем все чем в воде. Масло сливочное экспортное — длинными брусками вносили в кухню полный стол и очищали от верхней порчи. Приносили массу свежей и соленой рыбы, селедок, копченой воблы — которая висела в кухне на стене целыми большими связками. Только одну доедали — как появлялась новая.

Но когда я говорила нижней квартирантке, которая получала тоже в этом распределителе, какое у них хорошее снабжение в их кооперативе, то та удивлялась и говорила, что в распреде у них не так много всего и вероятно говорит ваша Батенко получает где нибудь в другом месте.

Держала Батенко с нами высокомерно и надменно, стараясь запугивать меня. Говорила, что ее банк, как субсидирующий наши квартиры имеет право в любой момент прислать комиссию в наши квартиры и если найдут в квартире грязь, то имеют право отобрать квартиру. Выпытывала сколько паевых взносов у меня внесено за квартиру.

И родственница — сестра мужа, живущая с ними начала меня предупреждать против нее. Бойтесь, говорила она, Веры Григорьевны, это такой жестокий и беспощадный человек, эта не остановится раздавит своих не только чужих. Не перечьте ей ни в чем ей не отказывайте. — И Батенко пользовалась всеми моими вещами — кухонной посудой — прося все это с таким надменным видом, что об отказе не могло быть и речи.

Ихния домработница тоже начала предупреждать меня. Бойтесь Веры Григорьев. — она все время делает под вас подвохи ездила к начальнику милиции оговаривать вас. А домработница между прочим прожила у нее целую зиму, не страхованная, без расчетной книжки, без выходных дней и в довершении стирала на них белье по вечерам. Я только когда ей сказала что паспорт домраб. не получит потому что не застрахована она ее застраховала.

При выдаче паспортов на пункте — мне отказали в паспорте, я обжаловала в Райсовет — там мне поставили визу выдать паспорт, но начальн. Уголовного розыска взял мои документы в милиции и я поняла, это Батенко обнесла меня.

Когда меня вызвали в милицию за получением документов передо мной 1-й 5 м. Вошел в кабинет качаясь на моих глазах — муж Батенко — партиец Одиноков и сделал на меня оговор и нач. милиц. После этого меня не принял и сказал, что мои документы я получу в Райсовете. Когда я шла вечером в Расовет, навстречу мне оттуда шел Одиноков и там видимо он сделал информацию относительно меня и мне отказали в паспорте.

Начальник милиции сказал мне, чтоб я немедленно вытряхивалась из Горького, […] на другой день он меня арестует и отправит этапным порядком.

Сделав свое дело Батенко и Одиноков решили что квартира будет теперь уже ихняя.

Но я бросилась в Москву под защиту […], где мои документы приняли, дали охранную бумажку и сказали, чтоб я ехала, шла на службу и спокойно работала.

Когда я вернулась в Горький в свою квартиру, Одиноков немедленно побежал куда-то и дал своей жене Батенко, которая была на посевной компании телеграмму, чтоб она немедленно приезжала.

На другой день 26-го апр. Спешно я вошла, Батенко и первый вопрос в комнате был: «она все еще здесь и вы все еще ютитесь в одной комнате» и начали шептаться. Через некоторое время Батенко с портфелем куда-то побежала, но в Банк на службу не являлась.

Пользуясь своим авторитетом партийца да еще по ее словам партизана и авторитетом своего мужа по ее словам полит-каторжанина. Она конечно сильнее меня, маленького человека и добьется уничтожения меня. Она опорочила меня перед начальником милиции 1-го свердловского отдела, а так же перед начальником угол. Розыска при 1-ом отделении, сделав из меня какого-то преступника из своих личных интересов и шкурного вопроса, она не остановилась перед тем что-б вышвырнуть меня и мою семью за борт жизни — лишить крова и куска хлеба.

Своими поступками шкурничества и недостойного поведения она дескридитирует партию.

Поэтому прошу гор РКИ обратить внимание на этих 2-х членов партии Батенко В.Г. и ее мужа Одинокова П. M., a так-же возстановить меня в глазах милиции 1-го Свердловского отделения.















Письмо студента-коммуниста в Горьковскую краевую контрольную комиссию, 1933 год.

т. Председатель крайне возмущен таким фактом о котором я мог узнать находясь на каникулах в гор. Вялниках И.П.О., о том, что в гор. Горьком проживают кулаки бежавшие в период их ликвидации. Это Борисов П.И. и Михаил и их отец Иван с братом Алексеем. Они Борисовы до 1930 г. имели сапоговалельный завод с 20 чел. наемных рабочих. Будучи до учебы в ВЛКСМ в гор. Ярославле секретарем парторганизации вся парторганизация принимали меры о их изоляции из с. Грушина и на основе окончательной победи колхозного строя добились их ликвидации. В настоящий момент они Борисовы и торговца Уварова работают на строительстве моста через р. Волгу, а часть их купили лошадей и занимаются извозом. Скрыв свою физиономию о прошлом Павел работает чуть ли не прорабом т. к. он совершенно не имеет образования и квалификации не то что прорабом, а простым каменщиком, теперь получили паспорта на право жительства, эксплуататора чужого труда пролезли на прорабов и десятников каким же путем? да еще на такой участок работы что от их может получится в период коллективизации они велись конспиративные собрания против мероприятий, а теперь? Мне кажется, что они так же со злобой относятся к диктатуре пролетариата но тихой сапой ведут борьбу а по этому прошу вас проверить это дело и принять меры, я не могу молчать против этого я сам учусь сейчас в гор. Ярославле ВКСХШ рабочий, отец мой кровный пролетарий работал на ф-ке бывш. Демидова в Ярцеве расказывал в прошлом о жизни да и сам разбираясь этих вопросах не могу терпеть врагов пр-та.

Студент 3-го курса Яр. ВКСХШ Д. Б.

Прошу сообщить о результатах по адресу гор. Ярославль И.П. О ст. 3го курса 3х годичн. отдел. Д. Б.


Пишут что разобрались и сигнал подтвердился. Передали в соответствующие органы.











Письмо первому секретарю Горьковского городского комитета партии Пиндюру (sic!), 9 ноября 1936.

Многоуважаемый тов. Пиндюр

Прежде всего я глубоко извиняюсь, что своем письмом отрываю у Вас не оценимо дорогое время, но вопрос самокритики, вопрос выявления истинного лица партийца не может меня заставить молчать против явлений которое вызывает исключительное возмущение.

Я уже на имя тов. Пугачевского писал заявление о художествах Штеймана. В результате что и нужно было ожидать я получил от Штеймана новую кличку «Сутяжник» и увольнение меня в момент нахождения меня в больном состоянии (имея больничной лист).

Вот так кретиковать больших начальниках. Я бы об этом не стал Вам писать если бы не имело место дальнейших последствий его (Штеймана) звериной ненавести злобы и мести ко мне:

Работая шофером я получил поручение получить талонов на бензин по имеющемуся наряду. 8/1Х прихожу Горкоммунотдел, едва меня увидел Штейман, как немедленно вызывает к себе в кабинет сотрудницу (которая выдает бензин) и приказывает последний бензину мне не выдавать. Что это значит? Член партии, ответственной работник Штейман занимается сведении личных счетов в ущерб общегосударственным служебным интересам.

Эти характерные эпизоды, я считаю, что не должны прийти безнаказанно для Штеймана.

К суровой ответственности Штейман позорящего своим поведением высокое и неоценимо высокое звание члена единой коммунистической партии большевиков. Нужно раз и навсегда, существующий дисциплиной, пресечь эти нездоровые явлении которыми страдает Штейман.

Крепко жму руку


Информации о резолюции, наложенной первым секретарем обкома у нас нет, зато... Иван Максимович Пиндюр пал жертвой отдельных перегибов культа личности летом 1938 г. Помним, скорбим.













Письмо заведующей деточагом в Горьковский городской комитет партии. 11 января 1936 года. С клубничкой.


Я, гр-ка М., работающая в настоящее время заведующей деточагом при заводе № 8 им. 26-ти Комиссаров.

Настоящее заявление Вам о недопустимых поступках члена партии тов. Полякова А. И., являющегося председателем Завкома з-да им. 26-ти Комиссаров.

Дело в том, что тов. Поляков, пользуясь своим служебным положением систематичестки принуждает меня к сожительству, грозя мне увольнением с работы. Тов. Поляков, как руководитель профорганизации завода вместо того, чтобы оказывать деточагу необходимую помощь и внимание, он наоборот допускает безобразие.

Я работаю заведующей деточегом при выше именованном заводе с 1930 г. и выполняю свою обязанность добросовестно, о чем могут подтвердить все родители детей, воспитывающихся в очаге.

Я живу одна (без мужа) с двумя детьми школьниками, но тов. Поляков, несмотря на присутствие моих детей, учащихся в школе систематически приходит в мою квартиру в пьяном состоянии и начинает злоупотреблять своим служебным положением, т.е. принуждает к сожительству и к пьянке. Но этого я не могла делать, т. е. не могла удовлетворять прихоти этого грозного начальника. Он меня однажды не допустил до работы, после моей продолжительной болезни, за то, что я не соглашалась с его поступками и чтоб этим самым скрыть свои преступления, но благодаря вмешательству в дело недопуска до работы меня после болезни одного из членов партии, моего брата Мелицкова, члена ВКП(б) 1930г., я была восстановлена на работу в очаг.

В настоящее время в работе деточага имеется ряд недостатков, чтобы изжить их, я должна и хочу по настоящему включиться в стахановское движение так же, как и рабочие на производстве тем самым сделать свой деточаг лучшим против других, но мое желание быть стахановкой тов. Поляков зажимает, именно: произведен ремонт помещения деточага, недоброкачественно и недоделан до сего времени. Мною неоднократно была просьба к тов. Полякову помочь и дооборудовать деточаг если бы я не работала в этом детогаге, то и не было бы сделано то, что сделано и, по моему мнению, что он делает не ради детей рабочих, а для личности.

Все эти преступления я готова доказать Вам и любому вышестоящему органу живыми фактами и доказательствами. Все мною написанное может подтвердить брат, член партии с 1920 г. Мелицков А. Н., работает в Борском Лесопромхозе.

Я считаю, поступки т. Полякова являются прямым издевательством не только надо мною, а также над всей своей семьей. Я считаю это недопустимым, тем более для руководителя профорганизацией и такому коммунисту, я считаю, не должно быть места на руководящем посту. Но я считаю, что его работа, прежде всего должна заключаться в воспитании масс.

Поэтому я прошу Вас рассмотреть мое заявление, а также ускорить разбор настоящего и надеюсь, что горком партии это не упустит из виду.



Есть данные о том что т. Полякова все-таки сняли с руководящей работы. Ибо, на настоящего большевика баба, т.е. женщина, жаловаться не станет!











Tags: 20 век, Адская рота, Пропаганда, Рисунки, СССР
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 29 comments