Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

Товарищ Сталин! произошла чудовищная ошибка

- чудный документ эпохи русской весны принесла нам птичка-невеличка. Он настолько чудесен, что я не могу не познакомить его с вами.

Итак, лето 2016 г., Игорь Венедиктович раздает детишкам награды на стадионе.




Журналист газеты "Красный Луч" (а на деле, часть организованной русскими кураторами пресс-группы) Юрий Барбашов приходит, чтобы зафотографировать мероприятие, в лучших традициях луганских СМИ.
Казалось бы - что может произойти? Дети, лето, солнце и Игорь Венедиктович! Но тут... впрочем, пусть Барбашов сам расскажет.

…26-го июня я прибыл на стадион «Авангард», где проходил Финал Чемпионата по дворовому футболу, на котором присутствовал «Глава ЛНР» Игорь Плотницкий. Предъявив редакционное удостоверение сотруднику полиции при входе на игровое поле, я прошел на поле и фотографировал матч.

Во время вручения участникам Чемпионата наград «Главой Республики» я стоял в группе коллег-журналистов и фотографировал награждение.


В какой-то момент я увидел, что между сотрудниками охраны «Главы» и журналистом в красной майке, стоявшим чуть в стороне от основной группы, возник конфликт. Журналист пытался что-то доказывать сотрудникам охраны, а они начали наносить ему удары по телу. Затем его начали выводить со стадиона. В это время один из сотрудников охраны «Главы» в военной форме показал другим сотрудникам на меня. Сотрудники охраны в жесткой форме приказали мне покинуть территорию стадиона. Я молча подчинился, приготовив на всякий случай документы. Один из сотрудников охраны «Главы Республики» сопроводил меня со стадиона, взяв за локоть, подвел к микроавтобусу и передал находящимся в нем сотрудникам в военной форме со словами: «этих на подвал и там отпи*дить». Меня усадили в микроавтобус. В руках у меня были документы – редакционное удостоверение и пропуск в «МВД». Сотрудники охраны сначала забрали их, но, так и не посмотрев, затем вернули.

Возле микроавтобуса в это время продолжался конфликт сотрудников охраны с журналистом, которого вывели ранее. На его претензии в отношении применяемого к нему насилия, его стали бить еще сильнее.

Избивая, его спрашивали, где его удостоверение. Оказалось, что оно у него было в сумке или в кармане. Ему указали, что бейдж должен был висеть у него на груди. Затем его запихнули в микроавтобус, положили на пол и приказали лечь лицом вниз, нанося ему при этом удары ногами и руками.

После этого его на некоторое время оставили в покое. Сотрудники охраны, находящиеся в микроавтобусе, спросили его: «обосрался?» Мол, по их мнению, запахло испражнениями. В это время избитый журналист утирал лицо. Так как он лежал, отвернувшись от меня, повреждений на его лице я не видел, но на руках у него была кровь. Когда он спросил у сотрудников охраны, за что ему разбили лицо, ему ответили: «Это ты сам. Ты понял? Это ты сам!»

Затем возле микроавтобуса появился человек в гражданском, насколько я понял, непосредственный начальник избитого журналиста. Так как сотрудники охраны общались с ним на «ты», я понял, что он им знаком. Он попросил выпустить его задержанного сотрудника. Журналиста вывели из микроавтобуса, он пытался снова предъявлять претензии к сотрудникам охраны, но его руководитель практически утащил его от микроавтобуса.

Я остался в микроавтобусе один с сотрудниками охраны. Хочу отметить, что за все время с момента задержания я не произносил ни слова. Претензий к сотрудникам охраны «Главы» не предъявлял. Молча выполнил их указание спрятать фотоаппарат, который я держал в руках, молча предъявил документы и так же молча их спрятал, когда, не посмотрев, их мне вернули.

Я услышал, как, посовещавшись на улице, сотрудники охраны приняли решение меня избить и тоже отпустить.

После этого со мной начал разговаривать в жестком тоне сотрудник охраны небольшого роста, который с самого начала находился в автобусе, сидел на месте рядом с водителем.

Он спросил меня, почему у меня нет бейджа. Я ответил то же, что и в предыдущие разы: не успели оформить. Затем он спросил меня, почему я не подчинился указанию сотрудников охраны покинуть территорию. Я ответил, что приказов таких не слышал, лично ко мне никто из сотрудников с подобным требованием не обращался. Но слушать меня он не захотел и, приблизившись, нанес мне резкий удар локтем в челюсть с правой стороны лица. У меня потемнело в глазах, и я почувствовал состояние «нокдауна» – помутнение сознания. Затем он продолжил наносить мне удары в левую часть лица в район скулы. Сидящие рядом со мной сотрудники охраны посоветовали ему не бить меня по лицу, а «пробить» мне в печень. Так как я сидел в глубине микроавтобуса, на заднем сидении, и руки у меня были прижаты к телу, бить меня ему было неудобно. Он нанес удар рукой мне в плечо справа и приказал выйти из микроавтобуса. На улице сотрудник охраны нанес мне удар «лоу-кик» ногой в район бедра. В это время со стадиона выходили родители с детьми. Я услышал женский крик: «Что вы делаете, здесь же дети!»

Избивавший меня сотрудник охраны сказал мне: «Пошел на х*й отсюда, чтобы я тебя больше ни на одном мероприятии не видел. Понял?». Я ответил «понял» и покинул территорию стадиона.


...

Поняли? С тревогой я вслушиваюсь в уже трехлетнее молчание блогирского центра ЛНР, с помпой открытого в 2014 г. Ау! блогиры! хотя бы постучите ложками, оттуда где сидите.
Tags: Адская рота, Будим висилица!, Война на востоке Украины, Пресса, Пропаганда, Российская федерация
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 97 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →