Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

Крым их

- англо-французов (и итало-турок, не будем забывать). Подборка фотографий из стана союзников, сделанных первым официальным военным фотографом в мире англичанином Роджером Фентоном. Удар тарелок, переводим дух.
Собственно, прежде чем мы перейдем к просмотру самих фотографий, следует напомнить с чего эта война вообще началась. Знаете, эта наша традиция просвещения и все такое. Кто на лекцию не придет, того на танцы не пустят.

В общем-то, сама Восточная война достаточно подробно описывалась впс в соответствующем цикле, к которому я и отсылаю всех интересующихся. Все. Ладно, шучу.
Итак, цепь событий приведших к войне кажется достаточно случайной и надуманной (личная неприязнь между Наполеоном и Николаем, спор о ключах в Иерусалиме - т.е. французская провокация и бестолковая дипломатия Меншикова), но на деле предсказать неизбежность ее возникновения было вполне возможно. Очередной кризис, случившийся в непростых русско-турецких отношениях, был вызван: определенной слабостью турок, позволявшей русским (т.е. императору и его дипломатии) оценивать это государство как больного человека Европы, наследство которого предстоит разделить в самое ближайшее время; опасениями русской дипломатии в том, что англичане сумеют опередить ее в этом разделе и уверенностью Николая в том, что из пяти великих держав три (включая его собственную) - на его стороне. Не то, чтобы у царя под подушкой лежал конкретный план блицкрига против Османской империи, навроде того, что был у Екатерины Великой, но неприкрытые опасения не упустить при случае своего были слишком откровенны. Трудно вести дипломатию с государством, которые ты уже мысленно наметил к разделу.
При этом Николай достаточно хорошо осознавал экономическую отсталость собственной империи, вследствие чего распространение российского влияния мыслилось исключительно в рамках силовых, военных акций. Царь исходил из того, что единственной страной с которой ему предстоит договориться является Англия и щедро рассчитывал расплатиться с ней османскими провинциями, например Египтом. Т.е. собирался заплатить не из своего кармана. Францию он после революции 1848 г. списал со счетов, полагая и нелегитимной, и нестабильной. Австро-прусские союзники, разумеется, должны были поддержать Россию, по умолчанию.
В определенном смысле такой оппортунистический подход (в ожидании смерти больного), мог бы предотвратить худшее и вовремя умерший Николай вошел бы в историю России как самый влиятельный ее правитель, но царь сам испортил себе биографию: свалить неудачи на разваливших все либералов не получилось. Причины ускорения темпов - отдельная тема, но очевидно, что давление на османов постепенно возрастало. Императорская Россия откровенно бряцала оружием, используя свой главный козырь: непобедимую русскую армию, сокрушившую Наполеона (под руководством мудрого царизма, доказавшего историческое преимущество абсолютистского крепостничества над буржуазной диктатурой).
Возросшая агрессия и самоуверенность империи вскоре привели к тому, что царская дипломатия попалась в примитивнейшие силки Наполеона, легко переигравшего Николая. Закусивший удила царь пошел ва-банк и выставил османам ультимативное требование, исполнение которого автоматически делало султана вассалом российского императора. Заодно россияне оккупировали пограничные османские территории, в качестве залога. Эта агрессивная политика, давно забытая в Европе, со времен падения Бонапарта, сблизила англичан и французов, экономически господствовавших в Османской империи. Английская и австрийсквя дипломатия попытались решить дело приемлемым компромиссом и царь, уже несколько отрезвленный англо-французским партнерством, начал было отступать, но тут османы, не желавшие играть роль коврика на переговорах, внесли ряд несущественных поправок в планировавшееся соглашение. Внезапно Николай счел себя оскорбленным и отказался уступать - попробуйте заставьте.
Началась война с турками - пока только с ними. К удивлению всей Европы, русская армия начала кампанию с унизительного поражения на Балканах - османы отразили ее атаку и нанесли ряд более мелких поражений. Зато на Кавказе обстрелянные русские войска сходу одержали несколько больших побед. Момент для переговоров и заключения мира еще не был упущен, но тут...
Турецкая эскадра Осман-паши, в состав которой входили 7 фрегатов и корветов, в том числе один колесный пароход-фрегат, безмятежно стояла в бухте Синопа, полагаясь на то, что близость нейтрального, но и союзного, англо-французского флота парализует любые наступательные действия русских. Эта ошибка стоила турецкому вице-адмиралу очень дорого когда в бухту зашел русский флот из 6 линейных кораблей вице-адмирала Нахимова, половина которых имела по 120 пушек. Помимо линейных, у русских было несколько фрегатов, но все это уже несущественно - соотношение сил не позволяло даже помыслить о сопротивлении. Турецкая эскадра была буквально раздавлена, из ловушки уйти сумел лишь паровой фрегат, Осман-паша и 3 т. турецких моряков погибли. Русские сожгли и город, о чем громогласно протрубили их газеты, князь Меншиков, командовавший теперь всем Крымом, получал благодарности, в Санкт-Петербурге с большим успехом проходило театрализованное представление о Синопской баталии.

Теперь у англо-французов почти не оставалось выбора, хотя английское правительство настолько не хотело воевать, что еще раз попыталось заставить русских уйти с оккупированных османских территорий, но и эта попытка не имела успеха. Так, весной 1854 г., после года внешнеполитических и военных успехов, царское правительство оказалось в состоянии войны с англо-франко-турецкой коалицией. Дальнейшее известно. Добавлю лишь то, что царь-технократ Николай оказался порядочнее многих политиков и, честно признав итоги своего правления, ушел из жизни вместе с эпохой.

Фентон приплыл в Крым уже много после высадки, весной 1855 г. и пробыл в нем до конца лета того же года. А на фото у нас господа британские офицеры, из пехоты.



Пирс в Балаклаве.


Флотский снабженец, там же.


Вид на Балаклаву.


Вид на нее же из полевого лагеря союзников.


Господа враги, те самые что не чистили ружья кирпичом.


А это наш маленький зуав - точнее автор фотографий, одевшийся как французский колониальный солдат.


Этот уставший человек - британский генерал Эванс, отвоевавший к тому времени по всему свету (он, конечно, был и при Ватерлоо).


"Долиной смертной тени" - на фото русские ядра, обильно заполонившие канаву вдоль одной из дорог к Севастополю.


Фотомастерская Фентона, на снимке его помощник Маркус Спарлинг.


Британский артиллерист (да-да).


Вид на долину у Балаклавы.


Настоящие зуавы.


Железнодорожники - руководство. Да, союзники построили в Крыму рельсовое сообщение, для своих военных нужд. В это время русские солдатики месили грязь на Перекопе, продвигаясь к "линии фронта". Хотя дело, конечно, было не в этом, а в том, что а) империя большая и границ много и б) позиция Австрии, солидоризовавшейся с союзниками. Но все равно обидно.


Лейтенант Фокс. Кто такой?


Два хорвата. На османской службе, разумеется.


Драгунский капитан, британец. И сапоги как начистили ему, блеск.


Два драгунских сержанта британца. Выпивают.


"...нервотрепка, с постоянными спорами и различиями в темпе (французы связывались с Парижем по телеграфу, а англичане как во времена Кнуда Датского, посыльными) привела к нервному срыву у французского главкома и попытке самоубийства. Его заменили его на толстого, сумрачного генерал-капрала Пелисье, ставшего мотором союзной армии, благодаря упорству и абсолютному безразличию к потерям и мнению политического руководства."


Пятеро шотландцев и собака. Солдаты полка, основанного в год Цорндорфа, недавно вернулись с победой из захваченной под носом у русского командования Керчи. Могут и отдохнуть.


Стимпсон, аглицкий военный художник.


Османы. В центре бывший австрийский подданный, после революционный венгерский генерал, а ныне принявший ислам слуга султана, в том же чине.


Живая легенда - генерал Колин Кэмпбелл. "Тонкая красная линия" - это его парни. Разгром сипаев - тоже.


Двоюродный брат императора Наполеона. Принц, генерал. Вот и все.


Генерал Буллер, герой Альмы. В указанное время из-за тяжелого ранения при Инкермане вынужден был оставить полуостров.


Лейтенант Гейнор. Кто таков?


Начальник военной полиции одной из французских дивизий. Смотрит недобро.


Английские драгуны и женщина (французская маркитантка?).


Сэр Генри Беркли Фицхардинг Макс, везде почему-то указываемый как британский командующий. Чего? Ну не армией точно.


Tags: 19 век, Великобритания и ее история, Восточная война, Россия и ее история, Фото, Франция и ее история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 50 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →