Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

Крым их

- англо-французов (и итало-турок, не будем забывать). Подборка фотографий из стана союзников, сделанных первым официальным военным фотографом в мире англичанином Роджером Фентоном. Удар тарелок, переводим дух.
Собственно, прежде чем мы перейдем к просмотру самих фотографий, следует напомнить с чего эта война вообще началась. Знаете, эта наша традиция просвещения и все такое. Кто на лекцию не придет, того на танцы не пустят.

В общем-то, сама Восточная война достаточно подробно описывалась впс в соответствующем цикле, к которому я и отсылаю всех интересующихся. Все. Ладно, шучу.
Итак, цепь событий приведших к войне кажется достаточно случайной и надуманной (личная неприязнь между Наполеоном и Николаем, спор о ключах в Иерусалиме - т.е. французская провокация и бестолковая дипломатия Меншикова), но на деле предсказать неизбежность ее возникновения было вполне возможно. Очередной кризис, случившийся в непростых русско-турецких отношениях, был вызван: определенной слабостью турок, позволявшей русским (т.е. императору и его дипломатии) оценивать это государство как больного человека Европы, наследство которого предстоит разделить в самое ближайшее время; опасениями русской дипломатии в том, что англичане сумеют опередить ее в этом разделе и уверенностью Николая в том, что из пяти великих держав три (включая его собственную) - на его стороне. Не то, чтобы у царя под подушкой лежал конкретный план блицкрига против Османской империи, навроде того, что был у Екатерины Великой, но неприкрытые опасения не упустить при случае своего были слишком откровенны. Трудно вести дипломатию с государством, которые ты уже мысленно наметил к разделу.
При этом Николай достаточно хорошо осознавал экономическую отсталость собственной империи, вследствие чего распространение российского влияния мыслилось исключительно в рамках силовых, военных акций. Царь исходил из того, что единственной страной с которой ему предстоит договориться является Англия и щедро рассчитывал расплатиться с ней османскими провинциями, например Египтом. Т.е. собирался заплатить не из своего кармана. Францию он после революции 1848 г. списал со счетов, полагая и нелегитимной, и нестабильной. Австро-прусские союзники, разумеется, должны были поддержать Россию, по умолчанию.
В определенном смысле такой оппортунистический подход (в ожидании смерти больного), мог бы предотвратить худшее и вовремя умерший Николай вошел бы в историю России как самый влиятельный ее правитель, но царь сам испортил себе биографию: свалить неудачи на разваливших все либералов не получилось. Причины ускорения темпов - отдельная тема, но очевидно, что давление на османов постепенно возрастало. Императорская Россия откровенно бряцала оружием, используя свой главный козырь: непобедимую русскую армию, сокрушившую Наполеона (под руководством мудрого царизма, доказавшего историческое преимущество абсолютистского крепостничества над буржуазной диктатурой).
Возросшая агрессия и самоуверенность империи вскоре привели к тому, что царская дипломатия попалась в примитивнейшие силки Наполеона, легко переигравшего Николая. Закусивший удила царь пошел ва-банк и выставил османам ультимативное требование, исполнение которого автоматически делало султана вассалом российского императора. Заодно россияне оккупировали пограничные османские территории, в качестве залога. Эта агрессивная политика, давно забытая в Европе, со времен падения Бонапарта, сблизила англичан и французов, экономически господствовавших в Османской империи. Английская и австрийсквя дипломатия попытались решить дело приемлемым компромиссом и царь, уже несколько отрезвленный англо-французским партнерством, начал было отступать, но тут османы, не желавшие играть роль коврика на переговорах, внесли ряд несущественных поправок в планировавшееся соглашение. Внезапно Николай счел себя оскорбленным и отказался уступать - попробуйте заставьте.
Началась война с турками - пока только с ними. К удивлению всей Европы, русская армия начала кампанию с унизительного поражения на Балканах - османы отразили ее атаку и нанесли ряд более мелких поражений. Зато на Кавказе обстрелянные русские войска сходу одержали несколько больших побед. Момент для переговоров и заключения мира еще не был упущен, но тут...
Турецкая эскадра Осман-паши, в состав которой входили 7 фрегатов и корветов, в том числе один колесный пароход-фрегат, безмятежно стояла в бухте Синопа, полагаясь на то, что близость нейтрального, но и союзного, англо-французского флота парализует любые наступательные действия русских. Эта ошибка стоила турецкому вице-адмиралу очень дорого когда в бухту зашел русский флот из 6 линейных кораблей вице-адмирала Нахимова, половина которых имела по 120 пушек. Помимо линейных, у русских было несколько фрегатов, но все это уже несущественно - соотношение сил не позволяло даже помыслить о сопротивлении. Турецкая эскадра была буквально раздавлена, из ловушки уйти сумел лишь паровой фрегат, Осман-паша и 3 т. турецких моряков погибли. Русские сожгли и город, о чем громогласно протрубили их газеты, князь Меншиков, командовавший теперь всем Крымом, получал благодарности, в Санкт-Петербурге с большим успехом проходило театрализованное представление о Синопской баталии.

Теперь у англо-французов почти не оставалось выбора, хотя английское правительство настолько не хотело воевать, что еще раз попыталось заставить русских уйти с оккупированных османских территорий, но и эта попытка не имела успеха. Так, весной 1854 г., после года внешнеполитических и военных успехов, царское правительство оказалось в состоянии войны с англо-франко-турецкой коалицией. Дальнейшее известно. Добавлю лишь то, что царь-технократ Николай оказался порядочнее многих политиков и, честно признав итоги своего правления, ушел из жизни вместе с эпохой.

Фентон приплыл в Крым уже много после высадки, весной 1855 г. и пробыл в нем до конца лета того же года. А на фото у нас господа британские офицеры, из пехоты.



Пирс в Балаклаве.


Флотский снабженец, там же.


Вид на Балаклаву.


Вид на нее же из полевого лагеря союзников.


Господа враги, те самые что не чистили ружья кирпичом.


А это наш маленький зуав - точнее автор фотографий, одевшийся как французский колониальный солдат.


Этот уставший человек - британский генерал Эванс, отвоевавший к тому времени по всему свету (он, конечно, был и при Ватерлоо).


"Долиной смертной тени" - на фото русские ядра, обильно заполонившие канаву вдоль одной из дорог к Севастополю.


Фотомастерская Фентона, на снимке его помощник Маркус Спарлинг.


Британский артиллерист (да-да).


Вид на долину у Балаклавы.


Настоящие зуавы.


Железнодорожники - руководство. Да, союзники построили в Крыму рельсовое сообщение, для своих военных нужд. В это время русские солдатики месили грязь на Перекопе, продвигаясь к "линии фронта". Хотя дело, конечно, было не в этом, а в том, что а) империя большая и границ много и б) позиция Австрии, солидоризовавшейся с союзниками. Но все равно обидно.


Лейтенант Фокс. Кто такой?


Два хорвата. На османской службе, разумеется.


Драгунский капитан, британец. И сапоги как начистили ему, блеск.


Два драгунских сержанта британца. Выпивают.


"...нервотрепка, с постоянными спорами и различиями в темпе (французы связывались с Парижем по телеграфу, а англичане как во времена Кнуда Датского, посыльными) привела к нервному срыву у французского главкома и попытке самоубийства. Его заменили его на толстого, сумрачного генерал-капрала Пелисье, ставшего мотором союзной армии, благодаря упорству и абсолютному безразличию к потерям и мнению политического руководства."


Пятеро шотландцев и собака. Солдаты полка, основанного в год Цорндорфа, недавно вернулись с победой из захваченной под носом у русского командования Керчи. Могут и отдохнуть.


Стимпсон, аглицкий военный художник.


Османы. В центре бывший австрийский подданный, после революционный венгерский генерал, а ныне принявший ислам слуга султана, в том же чине.


Живая легенда - генерал Колин Кэмпбелл. "Тонкая красная линия" - это его парни. Разгром сипаев - тоже.


Двоюродный брат императора Наполеона. Принц, генерал. Вот и все.


Генерал Буллер, герой Альмы. В указанное время из-за тяжелого ранения при Инкермане вынужден был оставить полуостров.


Лейтенант Гейнор. Кто таков?


Начальник военной полиции одной из французских дивизий. Смотрит недобро.


Английские драгуны и женщина (французская маркитантка?).


Сэр Генри Беркли Фицхардинг Макс, везде почему-то указываемый как британский командующий. Чего? Ну не армией точно.


Tags: 19 век, Великобритания, Восточная война, Российская империя, Фото, Французская империя
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 50 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →