Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

"Всадники"

- невыносимо советско-украинский донбасстерн 1939 года.

Огненный 1918 г. Украина, проданная какими-то негодяями в Брест-Литовске, стонет под игом германской интервенции. Стонов не слышно, но они подразумеваются, ибо не может быть иной счастливой жизни, кроме жизни в советской стране.
Между тем, украинские националисты (это они продали страну немцам за печеньки хлебушек) приветствуют своих союзников. На портрете, под германским и украинским флагами, кайзер Вильгельм II.



- Вы знаете, между нашими народами существует не только родство душ и интересов, но и близость языков. Например, сахар по украински цукор. А по немецки - цукер.
- Der Zucker.
- Ну, конечно, некоторые дер еще остаются...


- За каждого убитого или раненного немца ми будим расстрэливать десять русских зольдат или штатских!
- Совершенно справедливо!

Полковника Фельзена играет взаправдашний немец - коммунист, актер и даже поэт. И нет, его не расстреляют.


- Они заказали из Германии шесть вагонов мануфактуры для духовенства!
- Ооо!


- Ах, как жаль что я не знаю немецкого языка!
- Зато хорошо работаете своим Это не страшно, изучить язык вашей страны намного сложнее.

Это майор Пунцель, начальник разведки или адъютант его превосходительства, в общем - около того. Сидящий рядом украинский генерал предлагает откомандировать в его распоряжение грамотного офицера Гурковского, знающего "местные обычаи"


- Хай жива вильна Украйна! Да здравствует Германская империя!


Генерал-фельдмаршал фон Эмельсдорф, явная пародия на фон Эйхгорна. Рядом с ним политический представитель рейха, видимо кто-то вроде посла Мумма. Фельдмаршал говорит, что он солдат и вообще тут нужен генерал-губернатор. Ничего, говорит киношный Мумм, всему свое время. Они у нас еще поскачут!


Представитель украинского правительства и какой-то гайдамак. Немцы просят делегацию от хлеборобов, где же их взять? Ничего, ничего, я сейчас все устрою!


Приднепровский селянин Яким Недоля (о, конечно) приехал в город искать правды, т.е. "самого важного немца". Случайно увиденный на улице находчивым украинским офицером, он, сотоварищи, и становится главой делегации хлеборобов.


- Мы очень рады видеть вас, хлеб-соль!
- Передайте хлеборобам, что германское командование сделает все от него зависящее, чтобы защитить частную собственность и восстановить новый порядок.






- От спасибо! А то все говорят - немцы, немцы, а они и не страшные эти немцы!


- Но я к вам вот зачем! Ваши солдаты в нашем селе забрали хлеб, а вместо денег - расписки! Прошу вас, восстановите порядок, заплатите!

Наступает неловкая пауза и Недолю вежливо (не очень) выталкивают. Украинский представитель просит оркестр играть, чтобы заглушить рев обиженного крестьянина. Начинается марш, а вместе с ним и кадры германской интервенции.


Немцы грабят родное село Якима. Играет музыка.






Интервенты арестовывают даже невинных гусей.


И ведут вешать какого-то местного активиста. Унтер-офицер, мастеривший для селянина петлю, зачем-то комментировал все свои действия на ломанном русско-немецком: хорошо! крепко! капут!


Поп и попадья переживают, что кузнец сбежал.


Но тут в село врываются красные партизаны. На конях и саблями, потому что иначе какие же они красные, какие же они партизаны?
Но, это не простые партизаны - это донбасский отряд шахтеров под руководством юзовского сталевара Чубенко. А откуда у шахтеров кони и сабли? Ну, их можно купить на любом конном или сабельном заводе, совершенно понятно.


Сам товарищ Чубенко, на фоне безобразно наложенного задника. Скачет, хоть и донецкий.


Некоторых немцев убивают, а тех которых нет - тех не убивают. Наоборот, дают им листовки и выпускают. Потому что мировая Коммуна - это вам не собачий хвост!


В селе начинаются гулянья, с использованием трофейных музыкальных инструментов и отечественного баяна.


Фельзен недоволен, вопит в трубку и требует поймать неуловимого Чубенко. 5000 карбованцев за голову большевика и злодея!






А майор РаПунцель (простите, не удержался) делает Гурковскому предложение. Вы, вообще, кто по образованию? Я учился на медицинском. Так вы доктор? Доктором я себя называть не могу, меня отчислили на третьем курсе. Ничего, для нас этого будет достаточно!


Вы сейчас снимете свой красивый мундир и оденетесь в то, что носят бюджетники. Притворитесь частью угнетенной массы и ищите лазейки в партизанские отряды, в качестве фельдшера.


Вытащив для верности зубы и обзаведясь мерзопакостной полубритостью, Гурковский принялся искать лазейки, т.е. ходить по городу среди приличной публики.


Там он и увидел Якима Недолю, неизвестно на какие средства все еще жившего в городе. Недоля обнимал плакат и шептал шершавыми трудовыми крестьянскими губами:
- о, если бы мне встретить товарища Чубенку! о, я бы его обнял! о, я бы его поцеловал!
Прикинувшись разоренным оккупантами медиком, коварный Гурковский быстро втерся в доверие к простодушному Недоле. Пообещав агенту врага сала, крестьянин доверчиво позвал его врачевать в родное село.


А Чубенко, переодевшись для конспирации в великого украинского поэта Тараса Шевченко, пришел на встречу с подпольным комитетом. Но их предали, на месте встречи была засада. Предатель - человек в пенсе и с бородкой, похожий (да! да!) на Троцкого. Подпольщики успевают сбежать по подпольному ходу, а товарищ Чубенко начинает отстреливаться и отбрасываться от немцев.
Он не только стреляет, но и бросает гранаты (штуки три, не меньше, вот такой человек), а потом и вовсе отбивается от врага хлыстом, который завсегда при нем. Наконец, предатель в пенсе отвлекает его криком и нашего героя скручивает, простите, скручивают.






Бойцы шахтеры прощаются с товарищем. Такой это был человек, говорят они, да что уж там говорить - в могиле он. Все сдержанно плачут.


А кое-кто и несдержанно!


Между тем, фельдмаршал решает самолично посмотреть на знаменитого Чубенко. Сев, для верности, под иконостасом, он вызывает связанного героя.


- Вы Чубенко?
- Развяжите мне руки!

Руки развязывают, но разговора не получается. Чубенко тролит фельдмаршала: я мол и большевик, и сталевар, и царь меня дважды вешал, а бандитами мы считаем вас. Эмельсдорф приказывает повесить шахтера, хотя в начале беседы грозился полевым судом.


Чубенко поет, чем подкупает сердце простого германского солдата, наверняка спартаковца. Поняв, что можно сбежать, партизан прыгает в речку и не тонет.




Офицер стреляет в него из пистолета, целясь в бинокль. Наконец, могучая спина товарища Чубенко скрывается за волнами. Убит, подумали немцы.


Но не таков наш герой! Его подбирает рыбак Мусий Печенег Половец.


Фельдмаршал недоволен, поставки срываются и немецким бюргерам нечего кушать - социал-демократы бушуют в рейхстаге, на Западном фронте опять тупик, а тут еще и это! Представитель гетманского правительства говорит, что он бы рад продать Украину немцам, да партизаны не дают - отряд Чубенко.


Но Чубенко мертв! А его шахтеры? Разве эта банда еще не уничтожена? В этот момент Пунцель докладывает об уже известном нам событии в селе Недоли. Эмельсдорф приказывает село уничтожить, а каждого десятого... в общем, тоже кое-что сделать.


Выполнить приказ поручили Фельзену, который кушает на природе яблоко, поет и вообще редкая гнида.


Кавалеристы приводят к нему Недолю сотоварищи.
- О, кричит селянин, корешок!
- Пфуй! Бандит!


Так как крестьян поймали в районе железной дороги, то их хотят расстрелять. Недоля просит за своих товарищей - они люди семейные и не знали о таком правиле, а по дороге шли для ориентирования.
Ну раз так, гадко улыбается полковник, то ладно - а на немецком приказывает расстрелять ходоков.


- Красивое село...
- Ваша правда, ваше высокоблагородие, дуже хорошее сэло!








И тут начинается пальба.






!


На этом месте были гуси. Я внимательно посмотрел и авторитетно заявляю - они не настоящие, не надо волноваться.


Враги сожгли родную хату. джпг


- Иди и расскажи другим, что бывает с теми, которые - и т.д.
- Расскажу, мрачно обещает обездоленный Недоля.


За ним идут массы.


Яким стоит над трупами жены и детей. Он клянется Революцией и самой жизнью, что отдаст последнюю каплю крови за дело освобождения Украины от врага.


А товарищ Чубенко, заботливо перенесенный старым рыбаком в его, старого рыбака, старый дом, открывает свои глаза и видит два десятка вооруженных людей, глядящих на него в упор. Другой бы от страха зажмурился или там пустил газы, но не таков наш большевик!
Ты кто такой, спрашивает он у матросика. Я, с непередаваемым восточно-украинским гэ отвечает моряк, Иван Половец, сын. А так - я матрос, ищу вас, товарищу Чубенка, штоб бить врагА! Матерый подпольщик сначала недоверчиво смотрит на младшего Половца, но когда тот рассказывает, что затопил свой корабль по приказу самого товарища Ленина, то недоверие рассеивается.


Большевик и матрос похлопывают друг дружку.


У бойцов оказывается запас оружия на целую дивизию и столько же боевого духа.


Оружие прячут в гроте, под присмотром дядюшки Черники старого Мусия, а отряд выступает вперед, в леса.


По дороге бойцы подрывают шесть поездов с немецко-кайзеровскими оккупантами.


Телеграфируй, телеграфист: поезда подорвал я, большевик Чубенко. А то, мол, немцы начнут деревни в округе сжигать, а так - не начнут, очень культурная нация.


А Яким Недоля уже в своем партизанском отряде, рассказывает как товарищ Чубенко покрошил шесть поездов с немчурой. С ним и лже-фельдшер.




Тут появляется отряд самого Чубенко и соединяется с крестьянами, теперь их сотня. Кстати, интересный вопрос - откуда у крестьян столько пулеметов? не меньше шести. Т.е., понятно, куча бывших солдат и оружия, но все-таки - разоренное село, каждый десятый убит... ладно, примем как данность.


Гурковский гладит лошадку, как бы говоря - одна ты мне друг, среди этих ватников. И правда, почти каждый в отряде носит эту неизящную одежду.


Вы, говорит, большевик, должны понимать, что революцию вести - не "Капиталом" трясти! Вот, послушайте что говорит по этому поводу товарищ Ленин.


- Немцы идут!
- Сколько их?
-Тьма-тьмущая!


И правда, все тот же отряд Фельзена, карательствует себе по степям Украины


Гурковский бьет Недолю ногой по руке и деланно падает. Яким стреляет, немцы разворачиваются в цепи, партизаны дают деру.


Фельзен осматривает труп не успевшего убежать бойца и на получистом русском говорит остальным офицерам: я думаю это был случайный, одиночный выстрел.


- Зачем ты стрелял, сволочь? Зачем немцам знак подал?
- Я немцам знака не подавал, я лежал тихо!


- На меня упал фельдшер и я выстрелил.


Взгляд.


- Зачем ты упал на Недолю? У нас в отряде такое не поощряется.
- Меня контузило, товарищ Чубенко, видите даже пульс участился.


Чуть позже, у немцев. Гурковский говорит что его послали за лекарствами, ибо в отряде тиф. Но, герр оберст, не беспокойтесь, будем травить красную сволочь и дальше.


В комнату входит человек в форме красного партизана. Но это свой. Т.е., чужой, но свой для других чужих. Хорунжий Половец.


Да-да, младший брат нашего матроса. Изображает из себя краскома, приехал за знаменем.


А товарищу Чубенко плохо - тиф. Суровые бойцы сурово плачут.




Надо выходить из леса, надо пробиваться в город, начинает вести свою интригу Гурковский. Что, матрос, струстил, да?


Струсил!!! Слезай с бочки!


Да как же вы могли такое подумать?


Ведь я жеж жизнь готов отдать за Мировую Коммуну в целом, и товарища Чубенку в частности!


Но не сейчас, сейчас не время! Вот наступит время, тогда время и наступит! Показывает куда-то в будущее.


А ты, фельдшер, зачем ты ведешь нас на смерть, в город?


Я, шепчет испугавшийся негодяй, пекусь исключительно о здоровье товарища Чубенко.


- Не врешь?
- Клянусь собственными не родившимися еще детьми (так и сказал!).


Тут в кадре появляется уполномоченный.
Я, говорит уполномоченный, уполномоченный, вот мой мандат от подполья. Где тут прославленный командир товарищ Чубенко? Ага! Склоняется над телом и говорит - партия приказывает вам соединится с вашей конно-шахтерской дивизией и бить немца гуртом, т.е. скопом, простите, разом.
Мы готовы, говорит тифозник, но надо пройти через село матроса Половца, где у него засейвлена невеста. Поэтому в разведку пойдет Яким Недоля.


Встретившись с крестьянкой (мы сразу узнаем, что это - да, конечно же невеста), Яким узнает, что в селе партизаны, но не простые, а воровитые. Тащут у крестьян гусей и коров. В подтверждение своей партизанской чистоты Недоля скидывает рубаху, но дальнейшее развитие событий предотвращает проходивший мимо Половец-самый младший + гнида. Приходите завтра, говорит лжеон, встретим вас хлебом-солью.


Наутро.




Не верю я что-то этому Половцу, говорит Чубенко, приготовьте-ка пулеметы. Уполномоченный тоже суров, и только фельдшер радуется как дитя.


Невеста Половца-среднего, предвосхищает план Бубы Касторского и начинает предупреждать партизан в танце.


Ее пляс пытается заглушить своими движениями какой-то гайдамак.


Но невеста применяет навыки боевого гопака и кричит - это засада! стреляйте, шпарьте по нам прямо из ваших пулеметов! Половец-гнида ранит невесту Половца-молодца в плечо.


Начинается бой.




Какой-то полураненный немец метает в невесту гранату, но ловкий матрос ловит ее на лету и возвращает владельцу.




Налетает вражеская кавалерия.








И тут, в разгар боя, появляется американская шахтерская конница. Враг побит и бежит.




Гурковский убивает уполномоченного, оглушает Чубенко и пытается увезти его к немцам.


Но не тут-то было!


В отчаянной схватке предателя и диверсанта убивают.


Но тачанка остановилась слишком близко к вражеским позициям.


Чубенко сначала шпарит по гадам из пулемета, но потом теряет сознание.


К счастью, в последний момент появляются гренадеры Недоли и отбивают вражескую атаку. Победа.


Половец-матрос гонится за Половцем-хорунжим, но не догоняет. Поэтому матрос ходит по лесу, разрубая стволы деревьев саблей и грустит.


А младшенький оказывается в доме отца. Лихие люди на меня напали, еле отбился! А что, у вас тут оружие, говорите? А знает где только мой отец? Ну я пошел, встречусь с друзьями. Ахахахаххаха!


В штабе товарища Чубенко. Говорит представитель Москвы - пора перейти в наступление и захватить город, отрезав немецкие части. Во время ответного спича Чубенки начинает хныкать чей-то ребенок.


Не плачь, не плачь! плакать потом будешь, говорит ему краском и совещание продолжается.


Кавалерия Недоли с центра, пехота Сербова на фланге - а мне? а мне что?! а тебе, Половец, брат-предателя, особое задание. Устрой восстание в городе и захвати кайзеровский миноносец.


Высадившие с моря немцы идут к дому Мусия Половца.


- Я буду пить за ваше здорофье!


Мусий не смотрит на немца как на говно.


- Плехой дом. Плехой. Унзере кайзер подарит вам хороший. Скажи только где оружье, старик.


- Отца взяли!
- Собирай Косого, Кривого и Слепого, ну всех наших, с улицы.


- Вот тут оружие, за камнями (врет).


На самом деле оно в гроте и уже в нужных мозолистых руках.


- Ты все наврать, хулиган-вонючка! Где оружие?
- Хрен вам, стреляйте в меня, все равно не скажу.
Стреляют.


А рыбные люди уже тут, с криком мы не сеем, мы не жнем даешь Мировую Революцию! Офицера забивают камнями дети, солдат сбрасывают в воду рыбаки.


- Вывести тяжелую артиллерию на позиции, развернуть войска.
- Войска не могут своевременно выступить, оберст такой-то убит.
- Как убит? Ведь бой еще не начался?
- Какая-то баба стукнула его по голове толстой палкой, которая называется оглоблей.


- Оглоблей?


Между тем, восставшие во главе с Половцем берут судно на абордаж.


В кубрике Половца поджидает другой Половец.
- Здравствуй, братец! Что, продался Мировой коммуне и Ленину? а я Украину защищаю!
- Врешь, шкура немецкая!
Удар по шкуре.


- Брат, не убивай, родной брат! Вспомни отцовскую науку - тому роду не будет переводу, в якому браты вэлы згоду! Жили в согласии, т.е.
- Род наш работящий, да не все в роду путящие! Есть сознательностью пролетарской подкованные, а есть враги и аГенты враГов. А с аГентами врагОв... и от видишь сам - род распадается, а класс стоит! и весь мир за нас! и Карл Маркс!


- А отца не трожь - ты немцев привел к нему?
Бросок, выстрел и непередаваемое матросское: хад!


В штабе, немцы на проводе.


- Сдавайтесь, мы гарантируем вам жизнь.
- А мы вам ничего не гарантируем!


Нет известий от матроса, Чубенко волнуется.


Недоля ведет своих кавалеристов в атаку.


Далее начинается какой-то цирк с конями. Поезд с фельдмаршалом захвачен, но вместо того, чтобы взять Эмельсдорфа в плен, Чубенко начинает с ними переговоры. Сначала они долго представляются друг дружке - мол, полковник барон Фельзен - приднепровский селянин командир полка Яким Недоля и т.д. Вбегает и матрос - "адмирал Половец". Потом краском говорит чтобы немцы убирались и как можно быстрее.
- Так пропустите наши войска домой.


Этого не будет! Вы вас будем бить до полного уничтожения! вместе с правительством предателей и изменников, продавших Украину! Играет музыка, поет хор.


Что сказать? Несмотря на общую раковость сюжета, вызванную эпохой и адаптированной для большого экрана книгой-первоисточником, фильм снят на удивление бодро. Никто не поет. Все актеры играют хорошо, кроме, чудовищного матроса (который этой чудовищностью интересен) и его отца. Некоторые сцены и вовсе сняты на отлично - по ним можно учить и современных режиссеров на нашем постапокалиптическом пространстве.
В общем, фильм с технической точки зрения - вполне достойный и смотрибельный. Снято хорошо и просто. А то что сюжет... дак на то он и 1939 г. в СССР. Чего вы хотели?


Tags: 20 век, Кино или кака, Пропаганда, СССР
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 64 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →