Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

Саладин и рядом

- а то все псы-рыцари-крестоносцы... настоящее рыцарство может быть только на защите ислама! А все остальные - шайтаны, как электричество или круглая планета Земля.

Ирония судьбы в том, что хотя Саладин вошел в историю как благородный мусульманский противник крестоносцев (в основном, благодаря писателям-потомкам этих самых крестоносцев), главным делом его жизни была борьба с другими мусульманскими правителями, за влияние, власть и жизнь. Впрочем, в этой борьбе Саладин действительно показал себя умным человеком, а значит - не чуждым милосердия и благородства. Например он, в отличие от персов и евреев, устроивших резню христиан в Иерусалиме 7 века, захватив город предпочел продавать их, сначала оптом, а потом и в розницу. А уж оставшихся - да, обратил в рабство, ну да и времена были такие - суровые.
А Саладин потом все равно умер.

Предыстория.
Сколь веревочке не виться, а все равно конец будет. Вечного везения для христиан никто не обещал, а потому случилось неизбежное - у мусульман появился сильный лидер, который ... впрочем это уже современная песня. Короче говоря, мусульмане, окружавшие христианские территории Святой земли, смогли все же объединиться под властью Салах ад-Дина, который сначала много ел и много пил, а потом, заболев и выздоровев - мало ел и мало пил. Он решил вплотную заняться джихадом, небезосновательно решив что это укрепляет дух и плоть. В 1187 году этот добрый и великодушный воин ислама захватил Иерусалим, пощадив при этом христиан (из-за чего вынужден был долго оправдываться перед единоверцами). Правда, обычно забывают добавить, что значительная часть из неверных, не сумевшая заплатить выкуп, отправилась в рабство, но это уже придирки.
Европа была обеспокоена.

В поход, в поход!
На этот раз армии добра должны были вести лучшие воины Европы и мира: император Фридрих I Барбаросса, который одним своим видом мог испугать целое войско, такая это была могучая личность; почти-уже-король-вот-папа-умрет Ричард Львиное Сердце, настолько опасный боец, что его метали из катапульты прямо в гущу врагов, которые тут же разбегались - и полу-французский (потому что почти-король Ричард владел второй половиной) король Филипп II Август, которого взяли так как он умел считать до десяти и считался мозгом экспедиции.
На этот раз все было по другому: старый император искренне хотел порубать перед смертью врагов веры, а потому подготовился хорошо. Немцы шли по Балканам эдаким металлическим кабаном, походя отбиваясь от разного рода нападений и разрушая особо вредные города. Дисциплина была жесточайшая, даже рыцарей иногда наказывали, а уж про остальных и говорить не приходится. Заставив, огнем и мечом, своих братьев-схизматиков из Константинополя переправить их Малую Азию, Фридрих пошел дальше и разбил турок-сельджуков, заняв их столицу Иконий. Мусульмане, как обычно, использовали тактику притворного отступления, но германские рыцари считали это позором и только хохотали, показывая им всякие неприличные жесты. Тогда сельджуки обижались и шли в атаку, после чего с конфузом и унынием отступали, уже взаправду.
Наконец, христолюбивое германское воинство повторило успех первого похода и, перевалив через горы, оказалось в дружественной Киликии. Салах ад-Дин, безуспешно воюющий в это время с англо-французским десантом в Крыму под Акрой, уже начал было разрушать стены в близлежащих городах и крепостях, как случилось чудо Айюбидского дома - утонул император Барбаросса. Одни говорят, что он ушел под воду при переправе через речушку, успев прокричать только "Боже, покарай Англию!", а другие наоборот, утверждают, что через реку он как раз переправился нормально, но потом, сняв броню, решил искупаться и его ретивое германское сердце не выдержало. Так или иначе, но в 1190 году император уплыл ушел в лучший мир, породив своей смертью одну красивую легенду.

Союзники.
Между тем, местные христиане, то что от них осталось, осаждали Акру, крепость-порт. У осаждающих не было ничего, кроме храбрости, зато у мусульман были мощные стены и армия Салах ад-Дина, под боком, так что понять толком - кто-кого осаждает было мудрено. Впрочем, некоторые вещи оставались неизменными - осажденные, люди простые и не знающие истории, продолжали демонстративно плевать и мочиться на кресты. Бывали вещи и по-хуже: особо ретивые воины джихада, из совсем уже дальних областей, нарушали священное сортирное перемирие: так, один бедный рыцарь, вылезший сделать свое человеческое дело по-большому подвергся атаке мусульманского всадника. Представьте себя на месте бедняги! Броня спущена, меч отлетел, а в десятке метров исламист с копьем на перевес! Наш герой, к счастью, не растерялся и схватив то что было под рукой, метнул врагу в голову. Судя по тому, что тот свалился замертво, под рукой у рыцаря был камень.
В 1191 году в лагере осаждающе-осажденных христиан появились уже-король Ричард и давно-король Филипп, успевшие в дороге поругаться сотню раз. Дело как будто сдвинулось, хотя Ричард то гневался, то болел, а Филипп смотрел на окружающее его войско как хиппи на парад ветеранов вьетнамской войны. После решительной атаки сдалась Акра, а Ричард, выздоровев, опять начал гневаться и приказал сорвать со стены знамя австрийского герцога, на что тот затаил в душе некоторую обиду. Добавим, что гарнизон (тот самый, что плевался), был, чуть позже, демонстративно казнен Ричардом - Львиное Сердце не значит доброе, - а кроме того в руки христиан попал весь египетский флот. Салах ад-Дин совсем опечалился.
И тут Филипп подкинул крестоносцам большую аппетитную хрюшку: сказав, что его миссия выполнена, он сел в утку на судно и уплыл. Вот это поворот! - произнес кто-то из крестоносцев, но сам Ричард был рад, дескать - больше славы, выше знамя.

На Иерусалим!
Армия крестоносцев двигалась вдоль побережья, отбивая атаки мусульман. В одной из таких атак был разбит сам Салах ад-Дин, и вырублено аж семь сотен мусульман, что дало повод английским пиарщикам превратить эту стычку в великую битву и победу. Сам Ричард ежедневно выезжал в каждую драку, побивая врагов и пугая друзей. В итоге армия дошагала до Святого города, чтобы убедиться в его неприступности. Мусульмане же, устрашенные львиными рыками из вражеского стана, в свою очередь опасались нападать.
Возникла патовая ситуация. Ричард хотел воевать, но не там, а тут. Войско тоже хотело воевать, но не тут, а там. В итоге Ричард остался без войска, а войско без Ричарда - крестоносцы хотели освобождать Святой город, Ричард хотел обеспечить тыл и не посрамить себя попаданием в плен. Это принципиальная неразрешимость - в поле мусульмане неизменно терпели поражение, а за стенами вкусно чавкали назло голодным крестоносцам, привела к переговорам, которые велись через посредников.
В итоге, в 1192 году Ричард заключил с Салах ад-Дином поганое перемирие на три года и поплыл домой, воевать свое королевство, не зная что в пути его поджидает, ласково звеня цепями, австрийский герцог. Акра опять стала христианской, а несколько германских бизнесменов от медицины организовали Тевтонский Орден. Салах ад-Дин от пережитого напряжения умер в следующем году, тоже улетев на небо.















Tags: 12 век, 13 век, Африка, Ближний Восток, Джихад, Крестовые походы, Рисунки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments