Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

Любовь и обожание - 2

- продолжаем. Памятуя о том погроме, который бонапартовская империя устроила маленькой миролюбивой Пруссии, не удивительно, что страна - действительно занимавшаяся в течении пяти послевоенных лет реформами, а не имитацией - выступила на бой с привычном для германцев сочетанием порыва и организации.
Один из современников хорошо передает дух эпохи - их профессура была готова к войне:

Профессора Берлинского университета образовали свой собственный отряд и ревностно начали обучаться владеть оружием; маленький горбатый Шлейермахер, который едва мог держать пику, стоял на крайнем левом фланге, длинный Савиньи — на правом, живой карапузик Нибур упражнялся до такой степени, что его руки, привыкшие до сих пор только к перу, покрылись большими мозолями; идеологически смелый Фихте появился вооруженным до зубов с 2 пистолетами за широким поясом, волоча за собой палаш; в его передней красовались рыцарские копья и щиты для него и его сына. Старый Шадов предводительствовал отрядом художников, Ифлянд — рыцарями подмостков; наряды и вооружение большинства из них носили средневековый фантастически-театральный характер; появились шишаки и каски, щиты и даже панцири. На месте обучения можно было видеть боевые вооружения Тальбота и Бургундского герцога, Валленштейна и Ричарда Львиное Сердце. Сам Ифлянд появился в панцире и со щитом Орлеанской девы, чем вызвал большую веселость.

Разумеется, дело не только в этом - без 1812 года события 1813 случились бы значительно позднее, через пять или даже десять лет: гадкий Бонапарт зорко следил, чтобы на пространстве бывшей империи не сумела подняться сколько-нибудь сильная ее часть. Австрия 1809 г. напугала его. Итальянец по натуре, он не верил побежденным, опасался немцев и смутно сознавал угрозу, таящуюся в полностью контролировавшейся, как казалось, Пруссии. Но, к счастью для всех, диктатор - как это часто бывает - сам рыл себе могилу, самое позднее с 1808 г.
Безумный план ограниченной политической войны с Россией - с неограниченными военными усилиями - ослабил его в самый критический момент. Строго говоря, несмотря на весь размах поражения в кампании 1812 г., оно, как известно, не было решающим: центры силы Бонапарта не были затронуты войной, его репутация как полководца - по крайней мере на поле боя - тоже сохранилась. Но проблеск надежды, настойчивость русских, перенесших войну в Польшу своими истощенными полками, и смелый порыв одного прусского генерала, превратили чудовищно неудачный поход в стратегическое поражение: Наполеон столкнулся с войной в самой Германии, а не на восточных границах Польши. Этого он уже разрешить не смог, несмотря на все свои таланты.






















































Tags: 19 век, Польша и ее история, Революционные и наполеоновские войны, Рисунки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments