Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

Почему нужно победить Россию

- Энгельберт Пернерштофер, вице-президент австрийского парламента, рассуждает о таких актуальных проблемах как современный русско-украинский конфликт, внутриполитическое положение России и ее роль в Европе.



Мы, как и поданные немецкого рейха, не испытываем гнева по отношению к Франции. Последние выборы во Франции показали, что французский народ желает мира. Он стал несчастной жертвой этой войны.
С Англией дела обстоят несколько иначе. Тут мы в Австрии поддерживаем Германию, которая борется с Англией за равноправие на море. Тем не менее, не стоит забывать, что Англия, так же как и Франция, принадлежит к культуре западных держав. И, как бы это ни было поначалу трудно, мы должны будем с этими странами стать добрыми соседями.
Но Россия для нас совершенно особенный враг. Если Австрия вообще продолжит свое существование, то она должна усмирить этого возмутителя спокойствия, который со своей неутолимой жаждой захвата земель и искусством интриги постоянно угрожает существованию Австрии и ставит ее, и так живущую в самых непростых условиях, под постоянную угрозу военного вмешательства. Австрия не может отдать Балканы под влияние России, так как это угрожает ее жизненным интересам. Однако, ни российское правительство, ни российское «общество» никогда не остановят свой поход на Константинополь, в лучшем случае, лишь отсрочат его. И так как союз Австрии и немецкого рейха неразрывен, Россия знает: путь в Константинополь лежит через Вену или Берлин. Уже, пожалуй, всем очевидно, что именно Россия виновата в развязывании этой войны, поскольку начала мобилизацию за месяц до ее начала. И если сегодня она очевидно ослаблена и, подобно Франции, хотела бы худого мира, то все это результат ее поражений в течение последних пяти месяцев.

Невозможно даже представить, что будет означать для Австрии победа России. Я не имею ввиду при этом полную победу, на которую и сами русские не очень-то надеются. Я говорю о такой русской победе, которую российское правительство сочтет значительным ослаблением и которая будет стоить австро-венгерской монархии Галиции, Буковины и северной Венгрии. Эта область с населением численностью примерно в 12 миллионов человек. В эту область западно-австрийская промышленность поставляет свою продукцию. Что может предложить Россия взамен этим южнославянским странам и предложит ли вообще что-либо, даже не стоит рассматривать. Так же как не подлежит оспариванию великодержавность Австрии и ее престиж.
Но еще большую досаду, чем возможные экономические убытки Австрии, вызывает судьба, уготованная захваченным землям. Я не слишком высоко оцениваю искусство руководить австрийских государственных мужей. Но одно я знаю точно: в Австрии, по крайней мере, в западной ее части различные народы понимают то национальное значение, которым она пропитана. Они получали непосредственную поддержку австрийского правительства в своих национальных устремлениях, и немногие ощущали себя притесненными.

Целых 100 лет [до вхождения в состав Австро-Венгрии] не существовало никакой чешской нации, а были только чешские крестьяне, говорившиеся на архаичном диалекте. Через 100 лет, то есть через три поколения, чехи достигли невероятной высоты развития своей цивилизации и культуры. На родном языке они изучают все предметы и в народных школах, и в университетах, печатают множество газет и журналов, издают замечательную художественную литературу.
Свыше трех миллионов поляков в Галиции добились исключительного положения в стране, которой с недавних пор стали полностью управлять. В последние годы они должны были пойти на уступки тем же трем миллионам рутенов (малороссов и украинцев), и те смогли бы тогда надеяться на лучшее будущее для себя. Их никогда не ограничивали в праве использования родного языка в школах, церквях, прессе и литературе. С каждым годом южные славяне в Нижней Штирии, Карниоле, на прибрежных землях, в Истрии и Далматии увеличивали свою силу, им было гарантировано собственное национальное развитие.
И если такое развитие привело к различным национальным конфликтам, то причина этого в том, что Австрия пока не нашла твердой основы своего будущего — национальной автономии, которая сначала разграничит нации, чтобы потом объединить их вновь. Отношение Венгрии к национальным правам немцев, румын, словаков и южных славян пока в процессе становления, и после войны эта проблема будет решена с помощью национальной автономии.
Россия, как и Австрия, государство многонациональное. В ней представлено даже значительно больше национальностей. Но в то время, как в Австрии все национальности могут сосуществовать друг с другом, Россия намерена переплавить их в единую нацию Великороссии. Безумная идея! Единственным средством ее осуществления может быть чистое насилие. Этой цели они никогда не добьются, но по длинному пути, на который они обрушат насилие, потекут реки крови и слез.

Россия — страна жесточайшего политического, религиозного и национального притеснения. О политическом цивилизованному миру известно вполне достаточно. Но там нет и свободы вероисповедания. Неправославные воспринимаются как неполноценные, евреи формально вообще лишены прав. Великороссам уже мало того, что они хотят лишить малороссов родного языка. Насчитывается 35 миллионов малороссов, и их язык, который великороссы воспринимают как диалект своего языка, признан самостоятельным в Петербуржской академии наук. Очевидно, что в Академии сидят куда более эрудированные люди, чем во власти.
Но самое большое надувательство русских — это всеславянская миссия России. То же самое правительство, которое так прокламирует освобождение австрийских славян от гнета, само самым жесточайшим образом притесняет нерусских славян, живущих в России (поляков, малороссов). Когда после революции российское правительство разрешило малороссам пользоваться родным языком, оно сделало это лишь по крайней необходимости. Однако все возвращается на прежний путь насилия. И когда совсем недавно малороссы отмечали день памяти их по-настоящему великого поэта Шевченко, делать это им пришлось в Лемберге. Россия понимает только великоросские интересы, все остальное она топчет сапогами. Но всеславянская миссия также является вопросом внутренней несправедливости. Если бы у славян была единая культура, тогда был бы смысл в том, чтобы говорить о панславизме. Но у славян нет общей культуры, и различные славянские народы даже не понимают языков друг друга, также велика разница и в их родстве. Она сопоставима с разницей между немцами и скандинавами. Знаток немецкого и скандинавского языков знает, насколько велико родство между ними, но без их изучения немец не поймет шведа и наоборот. Тогда можно поговорить о пангерманизме, и он тоже будет иметь смысл, поскольку у германских народов общая культурная основа, которая, кстати, распространяется на всю Западную Европу. В действительности же пангерманизм живет в головах всего нескольких дюжин идеалистов на все германские народы.
У славян нет общности культуры. Западные и северные славяне (поляки, чехи) принадлежат к западной, латинской культуре. Самобытная культура великороссов происходит из Византии. Всех, кто попадает под их власть, они хотят подмять под эту чуждую нам культуру, а именно путем насилия. Западных славян они терпеть не хотят. Поэтому им нужна Австрия.

Мы не хотим, чтобы Россия еще больше прижала нас к стенке. Наоборот, мы хотим, чтобы она нас боялась. Мы хотим свободы для всех живущих в России национальностей, и не в последнюю очередь для великоросских народов. Мы хотим, чтобы финны, немцы, латыши прибалтийских земель, литовцы, поляки и малороссы могли жить своей самобытной жизнью. И тогда мы тоже сможем, наконец, отдохнуть и заняться новой организацией Австрии, взяв за основу многонациональное федеративное государство.


12.01.1915
Tags: Австро-Венгрия, ПМВ, Пресса
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 53 comments