Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

Люди Семь

ЖЗЛ времен Семилетней войны (1756-1763), часть вторая, прусская. Первая лежит тут, а у нас Родственники.

Генрих Прусский (1726-1802)

Родной брат Фридриха, нашего, Великого, его главный и единственный открытый антагонист в Пруссии. Родившийся на четырнадцать лет позже будущего короля, Генрих, в силу возраста и характера, избежал тех семейных потрясений, что выпали на долю прусского кронпринца и других Гогенцоллернов. Отличаясь от старшего брата (Козерог, это не Водолей), он был более замкнут, осторожен, но и менее жесток. Ему органически претил холодный юмор брата, его колкости - и это самое малое, что можно сказать об этом. Но, не будем забегать вперед.

Генрих получил стандартное для тогдашнего прусского принца образование, сызмальства обучаясь премудростям воинского дела. В 1740 г. он уже был полковником, а четырьмя годами позже повел свой полк в настоящий бой. В первых силезских походах 1740-х гг. Генрих дорастает до генерал-майора, демонстрируя как личную как храбрость, так и осторожность командира. И с той же поры начинается его противостояние с братом. Принц считал многие маневры Фридриха (вроде вторжения в Богемию 1744 г.) не слишком обдуманными и достаточно опасными. Эта критика, не особенно им скрываемая, вызывала у Фридриха неявную, но понятную реакцию. Спустя семь лет после войны Генрих издаст под вымышленным именем книгу с разбором полетов - она не щадила прусской стратегии. Несмотря на это, внешне отношения между братьями продолжали оставаться вполне приличными, хотя Генрих никогда не был вхож в круг людей вокруг Фридриха. Он создал свой, в коем и пребывал - по сути, братья были слишком похожими людьми, чтоб находиться долгое время вместе. И Генрих, и Фридрих были высокообразованными, культурными, как принято сейчас говорить, людьми, но при всей схожести, младший брат не находил удовольствия в кошачьих играх короля - загонять жертву в угол уколами, издевками или упреками он не желал. Это противостояние проходило и через призму отношений внутри правящей фамилии, и через воинские операции, и через внешнюю политику.
Генрих не принимал прусского вступления в Семилетнюю войну, он открыто говорил, что брат втянул страну и армию в невыносимые условия, расплачиваться за которые приходится всем. Он считал, что сложившийся альянс можно было расстроить дипломатически, не прибегая к превентивному занятию Саксонии. Тем не менее, командуя значительной частью армии в чудовищном Пражском сражении Генрих опять проявил и личное мужество, и настойчивость - он нанес последний удар врагу идя впереди своих батальонов.
После Колина и наступления оборонительной фазы, принц Генрих начинает играть роль лечебного пластыря для прусской армии. Король, несмотря на их отношения, понимает, что Генрих один из лучших его генералов (и, что не менее важно, лучший из Гогенцоллернов, после него самого, разумеется), особенно сильный в обороне. После Наполеона, долгое время царило убеждение, что единственно верной формой операции могут быть сильные, решительные и т.д. удары, поэтому аккуратная стратегия Генриха не вызывала особого пиетета у историков 19 века. Потом все стало на свои места - принц действовал абсолютно правильно, просто блестяще. Он выигрывал битвы не давая их, затягивая время - пока его пехота и артиллерия занимали удобные для обороны (и отхода) позиции, кавалерия и легкие войска веером расходились по тылам врага, уничтожая склады с продовольствием и военными припасами. Без кровопролитных и тяжелых потерь он добивался срыва всех наступательных планов противника, причем эта тактика одинаково хорошо работала против всех врагов Пруссии, особенно русских, оперирующих из Польши. Тогда же, из-за дела другого королевского брата (о чем ниже), между ним и Фридрихом произошел еще один конфликт, чуть было не поставивший крест на отношениях.
И все равно, каждый раз когда требовалось спасти безнадежную ситуацию, отвести разбитую армию или прикрыть почти потерянную провинцию - вызывался Генрих Прусский, спокойный командир, без блеска и петушиного слова. Наверное, он бы понравился графу-пахарю Льву Николаевичу, но я покуда не могу сказать об этом точно.
Судьба подарила принцу возможность одержать заключительную победу в последнем же из сражений Семилетней войны. Сработав на пару с великолепным кавалеристом Зейдлицем, Генрих разбил на треть превосходящего его неприятеля, понеся в пять раз меньше потери. Достойный финал, хорошо характеризующий его почерк полководца.
Хотя их отношения с братом так и не восстановились (Генрих, чуть было не ставший командующий всей прусской армии в ходе войны, отзывался о нем предельно жестко, упрекая иной раз в отсутствии мужества), Фридрих тем не менее привлекал его к важным дипломатическим и иным задачам. Никогда не ошибающийся полководец, как выразился король после войны. Он участвовал в первом разделе Польши, командовал армией в бескровной войне за Баварское наследство и продолжал прежний образ жизни. Пережив и брата, и свое время, принц Генрих умер в самом начале 19 века.

Август Вильгельм Прусский (1722-1758)

Самый несчастный прусский принц, еще один брат-полководец Фридриха Великого. Любимчик (если можно так говорить, об отношении его отца Фридриха-Вильгельма I) семьи, он даже рассматривался королем в качестве возможной замены самому Фридриху, во время дела о побеге кронпринца. Любознательный, открытый и умный человек, не обладал, увы, должной решительностью командира. Если бы время позволило, то, возможно, из него вышел бы неплохой полководец - но произошло как произошло. В ранних кампаниях Август Вильгельм никогда не командовал отдельным войском, исполняя лишь приказы. В Семилетнюю войну, после поражения Фридриха при Колине, он принял самостоятельное командование (будучи кронпринцем Пруссии) и растерялся. По большому счету, ошибка не была такой уж тяжелой (он позволил австрийцам занять без боя важный пункт на подступах к прусским магазинам в Силезии), но король, и без того не особенно любивший брата с детства, был беспощаден. Проиграв недавно первую в своей жизни битву, он инстинктивно искал козла отпущения и Август Вильгельм попался на глаза первым. Фридрих писал ужасно обидные слова: ты заставил меня дорого заплатить за доверие, оказанное тебе... ты никогда не будешь не кем иным, кроме как бездарным генералом! И не только лично брату, он сделал конфликт достоянием всей семьи и высших офицеров. Августа Вильгельма отстранили, он решил подать в отставку и получил еще раз. Ты хочешь сбежать? Упорхнуть, когда мы сражаемся? Пока мы сражаемся, чтобы сохранить Пруссию для тебя и твоей семьи? Стыдись до глубины души того, что намереваешься сделать - писал король. Этого кронпринц уже не выдержал. Все-таки оставив армию, он удалился в собственные владения, впал в меланхолию и умер, как тогда считалось от удара. Другие исследования говорят об опухоли головного мозга, что, впрочем, тоже могло быть вызвано переживаниями. Так или иначе, но все считали, что именно король свел брата в могилу - принц Генрих, особенно дружный с ним, так никогда и не простил этого Фридриху.
Король, узнав о смерти брата, рыдал, надолго оставшись один. Словно извиняясь (что для него, к слову, было очень характерно) за случившееся, он перенес на старшего сына покойного всю недополученную братом любовь - племянник стал его наследником и королем. Фридрих писал, что покойный был прекрасным человеком, но нерешительным и всегда чрезмерно волновавшимся. Король был неправ.

фюрст Фердинанд Брауншвейгский (1721-1792)

Такая полководческая глыба, что хочется поскорее перейти от скучного родился и т.д. к вкусным подробностям. Но, все же - как вы уже догадались, наш герой все-таки родился в семье фюрста, т.е. князя Священной Римской империи германской нации и т.д. и т.п. Далеко не первый, сын поступает на военную службу аккурат в первый год правления Фридриха Великого, начав со скромного звания полковника. За разного рода пехотные заслуги и фамилию был замечен и отмечен Фридрихом в кампаниях времен тяжелых выборов императора Священной Римской. Уже генералом он вступает в Семилетнюю войну, идя вместе с Фридрихом к Колину и Росбаху. После памятного погрома французов, англичане решают вернуться к войне в Европе, прерванной из-за капитуляции их командующего. И именно Фердинанда выбирают для командования объединенными германско-английскими силами.
Унифицированной французской армии противостоит конгломерат прусских, ганноверских, гессенских, брауншвейгских и, совсем немножечко, английских (т.е. британских) солдат. Начинаются чудеса - Фердинанд наступает, французы бегут. Он колотит их в каждом сражении, а если и проигрывает, то с минимальным уроном и меньшими потерями. Война, который собственно и не должно было быть (при том соотношении сил) разгорается все сильнее и французам, ведущим в Германии кампанию при поддержке империи, приходится направлять туда чуть ли не двухсоттысячную армию, едва способную парировать удары в четыре раза слабейшего неприятеля! Фердинанду и его Союзной армии удалось, фактически, выиграть войну на Западе для англо-прусской коалиции - сухопутные силы Франции, ее ресурсы и финансы, оказались скованными в решающее время на абсолютно второстепенном (для французской монархии) фронте. При этом, он являл собою своеобразный синтез прусских командующих той войны - не столь однозначно осторожный как принц Генрих, и не так безвозвратно агрессивный как ранний Фридрих, Фердинанд сочетал в своих действиях осторожность опытного полководца со смелостью молодого офицера. Не будучи тем генералом, которые думают, что обязаны быть мишенью для вражеских стрелков, Фердинанд сравнительно редко получал боевые ранения, но при этом умудрялся быть всегда там, где это нужно, а зачатую впереди всей армии. О нем лучше всего говорит то, что именно из его войска Фридрих Великий черпал резервы в ходе всей Семилетней войны.
По итогам, ставший уже в мирные годы фельдмаршалом, Фердинанд мог записать себе в актив полностью успешную кампанию с 1758 по 1763 гг. Конечно, ему случалось терпеть неудачи, но никогда разгромов или тяжелых поражений.
Будучи человеком широких взглядов, он не был только военным, находя себя в меценатстве и других удовольствиях, доступных человеку с культурными запросами в том веке.
з.ы. ах, да - почему в родственниках? Он был королю шурином, братом королевы, его супруги.
...

Любителям поискать черных кошек в темных комнатах с радостью сообщаю: во-первых, Фердинанд был масон, да не абы какой - гранд-мастер всех шотландских лож и генерал-обермейстер азиатских; во-вторых, его секретарем и доверенным советником в годы войны был некий Вестфаль, штатский, ставший де-факто начштаба его армии. Этот Вестфаль, получивший благородного фона и ставший Вестфаленом после войны, разрабатывал планы и прочие диспозиции. Фон Вестфален - дедушка будущей жены Карла Маркса. Таинственным образом, несмотря на награды и благодарности, он отошел от практической деятельности сразу после войны - явный попаданец, вызывайте полицию времени! Смайл.

Tags: 18 век, ЖЗЛ, Королевство Пруссия, Простая история, Семилетняя война
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments