Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

Category:

Колбасники супротив лягушатников

- или франко-немецкая война 1870-71 гг., часть вторая. Начало тут.



Война, слава Богу, наконец-то - война!
Наполеон III выехал к войскам, прихватив наследника, военный министр Франции заявил, что армия архиготова, а начальник прусского Генерального Штаба фон Мольтке сидел на диване, читая сэра Вальтера Скотта. Его политический патрон, фон Бисмарк, уже отправил на родину классика романтизма хорошую бумагу, в которой излагались экстравагантные планы императора о европейских границах. Все шло по плану - по обоим планам.
Французская армия, вооруженная прекрасными винтовками Шасспо, в бравых красных штанах, синих мундирах и красивых кепи, получила карты Германии, а флот готовился блокировать побережье Пруссии. Десант - и разящий удар по Берлину! Полмиллиона солдат сметут все, главное поспешить - быстро занять южную Германию, покуда тамошние немцы будут голосовать на своих собраниях. К сожалению, кое-что немного мешало.

Не было практики управления корпусами, а они, корпуса были. Не было единого плана железнодорожных перевозок - в одном месте выгружали штаны без солдат, а в другом совсем наоборот. Генералы, почему-то, оказались совершенно неспособны управлять, а солдаты - подчиняться. На деле, бедному императору требовался хороший хирург-уролог, а вовсе не победоносная война. Из-за этих трений, нарушающих, по Клаузевицу, даже самые лучшие планы, французам к августу удалось собрать в своей Рейнской армии лишь 210 т. солдат.
У германцев шло иначе, в смысле правильно, а потому скучно. Поезда ходили как нужно и возили кого надо. Поэтому в августе 1870 в трех немецких армиях на границе было 460 т. человек. Все они были одеты-обуты, прусская каска с пикой мирно уживалась с мохнатым баварским шлемом, а темно-синие северогерманские мундиры - с голубыми и зелеными цветами южан. Это был, так сказать, всеобщий германский милитаристский фест, неслыханный со времен походов Карла V. В принципе, французам можно было уже сдаваться.

Трубы и трупы
Галлы начали с победы - в первых числах августа корпус генерала Фроссара спустился с высот Шпихерна и оттеснил пехотный полк на несколько километров. Париж ликовал - мы наступаем! Спустя два дня уже немцы, в виде баварцев, ударили у Вайссенбурга, прогнав французов после упорных атак. Эти незначительные эпизоды показали настрой войск - если французы просто заняли оставленную территорию, то немцы сражались с максимальной решительностью.
Первое большое сражение развернулось при Верте - неожиданно наткнувшиеся на французов германцы атаковали, несмотря на первоначальные приказы прусского кронпринца Фридриха, командовавшего Третьей армией, который хотел остановить бой до подхода подкреплений. Германская артиллерия легко расстреляла французскую , но галлы стоящие в обороне, отвечали метким огнем пехоты. Наконец подоспела обходная колонна, кавалерия уже рыскала по тылам маршала Мак-Магона и тот ударил отбой, произведенный в надлежащем французском беспорядке. Сражение 88 т. германцев и 45 т. галлов завершилось со счетом 10 т. против 20 т., в пользу кронпринца.
В тот же день досталось и героическому корпусу Фроссара, так удачно открывшему кампанию - его войска были атакованы частями Первой армии фон Штайнмеца, очень настырного прусского генерала и марша. Лобовые атаки хорошо стоящего 24 т. корпуса привели к тяжелым потерям, но все же удались. Так как высоты были сданы, а французский маршал Базен, командовавший там, никак не мог направить подкреплений, то Фроссар отступил, потеряв 4 т. против 4 8 т.
Поражения и победы не были решающими, но негодование одних и радость других не знали предела. Во Франции началась министерская чехарда, кризис - Наполеон III не мог теперь отступить, а именно это и требовалось сделать, да поживее. Несчастный потомок корсиканца передал командование Базену, оставшись с войсками.

Бравые галлы готовятся идти на Берлин


Сумрачные тевтоны рассчитывают прибыть в Париж


Покуда Мак-Магон отступал, преследуемый Третьей армией немцев, Мольтке решил разделаться с Рейнской армией Базена, оперирующей 200 т. сине-красных у крепости Мец. Французский маршал то желал разбить германца по частям, что твой Бонапарт, то собирался отходить на Верден. Наконец решившись, после тяжелой стычки с потерею 4 т. солдат у Меца, он выступил в отход. Немцы загодя вскрыли этот маневр, но командующий Второй армией, просто принц Фридрих Карл, переоценил-недооценил Базена, вследствие чего растянул свои войска на марше в веревку для вязки Рейнской армии. Поэтому утром 16 августа немецкий корпус генерала Альвенслебена (тоже, разумеется, фона) обнаружил себя стоящим перед четырьмя французскими. На помощь ему пришел еще один, но численность все равно пугала - 65 т. против 120 т. Последовавшие события вошли в историю как битва при Марс-ля-Тур - не колеблясь, немцы пошли в атаку. Эта решительность парализовала Базена, который попросту не оценил всю выгодность ситуации. Между тем, почти все атаки немецкой пехоты были отбиты и к середине дня казалось, что бой все-таки закончится разгромом. В какой-то момент у них оставался лишь один резерв, кавалерийская бригада фон Бредова. Ее прорыв смял часть французской артиллерии, выиграв время для подхода подкреплений. За что было заплачено потерей половины личного состава. Резервы немцев и осторожная тактика Базена привели к ничьей, наступившей к ночи. Но эта ничья остановила отход французов и стоила им 17 т. против 16 т. Мольтке мог праздновать - Базен был почти что в ловушке.
Спустя два дня началась битва при Гравелоте. Отошедшие на несколько километров французы хорошенько укрепились и встретили германскую армию шквальным огнем. Поливая из окопов огнем своих винтовок, бивших почти в два раза дальше чем вражеские, они наносили германцам тяжелый урон (хорошая иллюстрация ложности мифа о причине поражения русской армии в Крымской кампании из-за нарезных винтовок). Немцы рисковали и сильно - они практически окружили французов, сражаясь спиной к Парижу, но все могло измениться. Полевая разведка ошиблась и обходные колонны маршировали не в тыл, а навстречу еще одним укреплениям. Король Вильгельм почти впал в панику и личным приказом отправил в дело последний из имеющихся резервных корпусов. К ночи, после тяжелых атак, немцам удалось лишь занять деревню на вражеском правом фланге, заплатив за это крайне высокую цену. Тем не менее Мольтке, передававший всю полноту командования на тактическом уровне своим генералам, был настроен оптимистично, предполагая продолжить атаки на следующий день. Этого не потребовалось - напуганный Базен отступил в Мец. Хотя поле боя осталось за немцами и стратегическая победа была несомненной, их потери удручали - 19 т. против 12 т. Тем не менее - плод созрел, 170 т. северная группировка маршала укрылась в крепости, блокируемая новой осадной армией принца Фридриха Карла.

Кирасиры фон Бредова


Седан
Поражение и окружение армии Базена привело к еще большей неразберихе во французском командовании. Войска Мак-Магона должны были прикрывать Париж и деблокировать Мец. Каким образом 135 т. армия маршала могла выполнить обе эти задачи одновременно не знал никто, но иные варианты просто не рассматривались. Общество требовало побед, хоть бы каких-нибудь. Более того, если в Германии свирепствовала военная цензура, то во Франции вполне спокойно обсуждались планы будущих свершений. Из французских газет Мольтке утвердился в донесениях о вражеском марше на Мец и местонахождении последней полевой армии врага. Не сразу поверив в происходящее самоубийство - на карте это выглядело как смелый марш одной армии в кольцо трех, он воскликнул: парни слишком глупы, пришло время их наказать! Парни двигались крайне бестолково, почти голодая из-за дурного снабжения на своей же земле. К чести Мак-Магона следует сказать что он почувствовал приближение урагана и заметался, но новые приказы подтвердили прежние - на Мец. Армия послушно двинулась навстречу гибели.
Первая же стычка при Бомоне (10 т. против 3,5 т.) показала французам, что ловить тут нечего. Наплевав на все директивы маршал, чья армия находилась уже в состоянии разложения, решил собраться у крепости Седан и отходить на запад, к Парижу. Там, в Седане, его и настиг кочующий император Наполеон.
В первый день осени французы были атакованы и уничтожены. Командовавший утром Мак-Магон был ранен, его сменил генерал Дюкро, приказавший прорываться. Только войска, расстреливаемые немецкой артиллерией словно в тире, изготовились, как Дюкро в свою очередь сменил недавно прибывший генерал Вимпффен, с полномочиями от правительства. Он возвернул все взад, приказав прорываться, но в другую сторону - к Базену, в Мец. Это оригинальное решение привело к серии атак, финальным аккордом которых был знаменитый аналог атаки бригады фон Бредова. Правда, с той незначительной разницей, что в отличие от англичан и немцев, французы не прорвались, а были последовательно расстреляны артиллерией и отброшены кирасирами.
Еще не наступил вечер, а над Седаном поднялся белый флаг - в это время Мольтке со спокойной совестью уже лег спать, справедливо считая свою часть работы выполненной. Последовали переговоры, с классическим делением на плохих и хороших копов, причем Бисмарк изображал второго, а Мольтке - первого. Немного поболтав и поплакав, французы вместе с императором сдались. Само сражение стоило 37 т. галлов против 9 т. немцев. Еще 85 т. капитулировали после боя.

У французов не было больше полевых армий, дело казалось конченным. И только старый Вильгельм, вообще склонный к ипохондрии, пророчески сказал: впереди еще много кровавой работы.
Tags: 19 век, Германская империя, Королевство Пруссия, Простая история, Франко-немецкая война, Франция и ее история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 37 comments