Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

Колбасники супротив лягушатников

- или франко-немецкая война 1870-71 гг.



Арминий и Верцингеториг
Строго говоря, война являлась еще одним раундом противостояния германского и латинского миров в Европе. Корни этой борьбы, уходящей в завоевание Цезарем Галлии и поражения Октавиана в Германии, слишком глубоки дабы вытаскивать их сюда, на потеху невежественной и темной публике, но мы все же не откажем себе в удовольствии хотя бы кратко подвести читателя к истоку самой важной войны 19 века.
Венский конгресс, подытоживший последствия величайшей геополитической катастрофы начала века (гибели французской империи Бонапартов), оставил в Европе три неравномерных полюса силы. Наиболее грозным из них был союз России, Пруссии и Австрии, соединенных вместе польским наследством и французской опасностью. Франция, усмиренная на время позорной реставрацией демократов Бурбонов, оставалась все еще достаточно опасной, чтобы заставлять оба ведущих германских государства держаться друг друга. Англия была вполне свободной в своих симпатиях и свободно блокировалась то с Францией, то с Австрией.

Это не идеальная, но все же хорошо работающая система была почти полностью разрушена в середине века. Революция 1848 г. сделала Францию республикой, а чуть опосля - империей (это характерное для истории явление - потеря равновесия вследствие колебаний в разные стороны), и, самое важное - еще большим антагонистом старых режимов. Империя Палпатина Наполеона III, сменившего пост президента на неуютный императорский трон, становилась неизбежным врагом Австрии по итальянскому вопросу и России - по польскому. С Англией племянник того самого Бонапарта предпочитал аккуратную кооперацию, на первых порах. В Германии был, что называется ребром, поставлен вопрос о реальном политическом объединении, впервые с 16 века. Перспектива нового рейха приводила французов в ужас, лишая их основы политики с 1648 г. Если даже отдельные фрагменты бывшей Священной Римской империи представляют собой столь мощную силу, то что будет если они объединятся?
Крымская война разорвала австро-русский союз и создала практику дружественных акций между Лондоном и Парижем. Не заключая формальных договоров, англичане и французы проводили совместные операции по всему миру, от Китая до Мексики. В Европе англичане поддержали современный курс Наполеона, приведший к объединению Италии, с французской помощью. В войне 1859 г. французы и северные итальянцы не очень умело, но все-таки побили австрияков, что и привело к падению южно-итальянских государств в следующем году. Эта нехитрая схема естественным образом переносилась и на Германский союз, где уже давно существовала своя Савойя - Пруссия.
Помимо итальянской и германской проблем, существовала еще и польская. Франция, в идеале, желала создания польского государства, политика которого будет, разумеется, опираться на Париж. Правительство Наполеона как бы играло на многих досках одновременно и до середины 60-х гг. казалось, что оно делает это вполне успешно.

Сверхполитик - канцлер Бисмарк
Otto_Bismarck

Сильная, но нервная личность
Осенью 1862 г. в Пруссии появился новый министр-президент, фигура ненавидимая либералами и вообще всеми людьми доброй воли. Назначенный на этот пост в разгар конституционного кризиса, Отто фон Бисмарк поставил политику Пруссии на новые рельсы. Теперь речь шла о малогерманском пути - без Австрии, а может быть и без южных немцев-католиков. Так или иначе, но главным препятствием Бисмарк совершенно верно определил Вену, которая тогда вызывала у малых германских государств намного большие симпатии чем это можно представить сейчас. Эта политика допускала маневрирование между Францией и Россией, каждая из которых была готова допустить несколько плюх для венского императора. Бисмарк повел тонкую игру - реальные дела с Россией и туман с Францией. Он позволял французскому императору обольщаться надеждами на такие же приобретения как и во время последней итальянской кампании, от благодарного премьер-министра Кавура.
Первая война прошла не против Австрии, а в союзе с ней. При этом она отвечала всем признакам справедливой оборонительной войны, как де-юре, так и де-факто. Не считая того, что большой Германский союз сокрушил маленькое Датское королевство. На деле, силы были практически равны и короткая победоносная война делала честь немецкой армии и флоту. Что было намного важнее - датская кампания показала разрушение прежних схем. Россия, которая при Николае I была готова пуститься в интервенцию после таких же поражений датской армии в кампании 1848-49 гг., при Александре II не сделала ничего. Французы, призывавшие англичан к еще одной полицейской операции, тоже оказались в одиночестве (не закрыт вопрос с США). Польское восстание против России, случившееся годом ранее, сгубило робкие ростки возможного франко-русского союза.
Между 1864-66 гг. австро-прусские противоречия накалились еще раз, но сдерживающих факторов, вроде монархического или германского единства более не существовало. Берлин, в лице Бисмарка, сознательно шел курсом к войне, не видя иного способа развязать внутренний германский узел. Вена, считавшая себя более сильной, войны, в принципе, не желала, а скорее сползала в нее, не предпринимая реальных попыток изменить положение. При этом Наполеон собирался вести большую политику малыми средствами - если Кавур расплачивался за реальное участие французских войск, без которых победа была бы вообще невозможной, то Бисмарк, по мнению Парижа, платил просто за нейтралитет, причем на короткий срок.

Прусский король с бакенбардами


После бала
Французские дипломаты думали что дают недалекому юнкеру веревки достаточной лишь для самоубийства, ничем особенным не рискуя. Семинедельная война 1866 г. окатила их как из холодного душа. Мало того, что пруссаки победили, быстро и с малыми жертвами, так они еще и создали Северогерманский союз, выполнив часть программы Бисмарка! И это на фоне неудач во внешней политике самого Наполеона - краха тогдашнего французского Вьетнама, мексиканской экспедиции. Польшу не освободили, Италия объединилась слишком рано и куксилась из-за Рима и папы, поддерживаемого французскими солдатами, Англия отстранилась, Австрия обезоружена, Россия - на немецкой орбите...
Ну, хорошо - пусть тогда герр Бисмарк уплатит по векселям. Люксембург, территории в Пфальце, Бельгия - все эти вопросы приватно обсуждались до последней войны и... Бисмарк выкатил глаза, нахмурил брови и начал плакатно высказываться, мол негоже французам зариться на чужие земли. От этого у галльского двора и общественности случилась форменная истерика. Обманули, буквально как Фридрих II кардинала Флери. Мы-то, восклицали парижане о третьем (на деле - втором) Наполеоне, думали, что он всех переиграл, а он даже Люксембурга не добыл! Вот так Империя! Недовольство росло, император отвечал на него ботами в интернете либеральной политической и военной реформами. С 1867 г. Париж взял курс на войну, смутно представляя себе ее начало, но отлично зная итог - закрепление германской раздробленности еще на сотню-другую лет. Политика Бисмарка была оппортунистической - готовность к войне не означала ее желания. Берлин предвидел трудности с будущей интеграцией южных немцев в общее государство и совершенно не стремился к опрометчивым действиям. При этом, парадоксальность этой позиции была в том, что Бисмарк вполне допускал и иное, быстрое решение - оборонительная война против французов, автоматически ставящая всех немцев в один строй. Достаточно будет даже самого скромного успеха, например провала французского вторжения в Германию и вопрос будет разрешен нужным образом.

Полезность курортов и вредность телеграфов
Еще в 1868 г. в Испании случился кризис, смена монарха и революция. Испанцы вполне реально рассматривали кандидатуру одного немецкого принца-католика, заранее удачно оженившегося на иберийке и вполне пригодного для роли конституционного монарха. Это уже ни в какие ворота, решили в Париже - вот он реальный повод, даже и выдумывать не стоит. Не хватало еще отмотать ленту истории к славным временам Павии и прочих ужасов 16 века. Французский посол Бенедетти приехал к прусскому королю Вильгельму I на курорт в Бад-Эмсе, где и потребовал снять германскую кандидатуру. Старенький Вильгельм, которому до Испании было чуть меньше дела чем вам до Перу, легко согласился. И в самом деле - интриги не было, никто и не думал сажать Гогенцоллерна на испанский престол. Кроме Бисмарка, тайно бросившего этого ужа во французский курятник.
Миролюбивый ответ короля не устроил Париж, вернее французское правительство и двор. Там уже приняли морально-волевое решение воевать здесь и сейчас, поэтому пять дней спустя после первого визита, французский посол вновь предстал перед королем. Теперь капризная парижская старуха (речь, конечно же, не об императрице) требовала чтоб Вильгельм пообещал за принца вообще никогда не занимать испанского престола, даже если следующий король/королева помрут злою смертью и он, трон, опять освободится, а ему, принцу, опять предложат это место. Король отказал, предложив продолжить разговор позже, после отпуска. На деле, конечно, он просто выигрывал время, ожидая мнения своего канцлера. Отправившей этот дипломатический отлуп обратно по телеграфу, Бенедетти получил в тот же день новые инструкции. Он должен был пойти к Вильгельму с тем же требованием, но теперь король Пруссии и президент Северогерманского союза обязан был еще и согласиться на бумаге. Галл зарывался - в повторной аудиенции ему отказали, так что он бесцеремонно настиг уезжающего от греха подальше Вильгельма на вокзале. Тот, чертыхаясь в душе, продолжил тянуть резину, пообещав обсудить еще раз в Берлине. И, наконец, убежал-уехал, отправив все Бисмарку.

Тевтонский король и галльский посол (крайне правый) в Эмсе


Тот ужинал вместе с военным министром фон Рооном и начальником Генерального Штаба фон Мольтке. К слову сказать, он и сам был фон, хотя к делу это не относится. Да, о чем мы? Требовалась официальная позиция Берлина по итогам дня - а их-то, итогов, и не было! Французы напирали, требовали и хамили, а король умиротворял агрессора что твой Чемберлен. Поэтому канцлер вычеркнул несколько строчек - тех самых, в который Вильгельм обещает продолжить разговор. В новом виде картина приобретала законченный вид - французскому послу указали на дверь и точка. Эмсская депеша ушла в газеты, поднялся скандал, галльские депутаты проголосовали за и пятью днями спустя, 19 июля 1870 г. Франция объявила немцам войну.

Очевидно все дело было в самом курорте, его атмосфере - именно там шестью годами позже русский царь подпишет указ, запрещающий предкам Семена Семенченко розмовляти рідною мовою.
Tags: 19 век, Германская империя, Королевство Пруссия, Простая история, Франко-немецкая война, Франция и ее история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments