Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

А, кстати

- реальность начинает становиться призрачной, изображение дрожит и вот...



Трудно, изучая прошлое Османской Федерации, верно оценить те моменты, когда ее судьба могла пойти в ту или иную сторону. Сегодня, когда вопрос Крыма и война в Таврии являются темой номер один, стоит, пожалуй, кратко указать на человека оказавшего наибольшее влияние на историю этой страны.

Османская Федерация является преемницей как Союза Советских Социалистических Бейликов так и Османской империи. По сути, Федерация ведет свой отсчет не с 1991 года, когда группа марксистско-исламистских генералов попыталась танками на улицах Стамбула изменить ход истории, а с далекого 1697 года, когда разгром в битве при Зенте, ставший кульминацией провалов начиная с венского похода 1683, вызвал к жизни великого реформатора и первого султана-императора Айдына Великого.

Молодой султан, пришедший к власти после устранения султанши-валиде, был настроен решительно. Юность его прошла в постоянных дружеских контактах с франками, обособленно живущими в квартале Галаты. Придя к власти, юный повелитель начал с того, что создал несколько полков франкского строя, ("победоносное войско"), ставшее весомым подспорьем в последовавшем вскоре мятеже янычар. Устроив, на азиатский манер, публичные казни плененных янычар, Айдын, в качестве простого топчу выехал в первое путешествие по Европе, побывав в Вене, Берлине, Амстердаме, Париже и Лондоне. Везде он видел насколько отличается быт и устройство неверных от нищего убожества правоверного халифата. Тюг, говорил он своему верному помощнику, по слухам продававшему ранее симит на улицах Стамбула, - флот нужен, торговля нужна, ты видел Версаль? Пророк обещал нам рай, а они его уже создали на земле!

Хотя первый, пробный, поход на московитский город Воронеж позорно провалился, спустя всего два года, в 1704, новая османская армия сумела взять реванш, заключив с Москвой перемирие на десять лет и оградив Крымское ханство от опасности. Вскоре началась Польская война, протянувшаяся до 1718 года и ставшая важнейшей вехой в формировании новой Османской империи. Кто мог бы подумать, что войско Айдына, бесславно разбитое шведами в битве при Цецоре в 1706 году, сможет, под руководством многочисленных европейских специалистов, восстановиться и нанести великому Карлу XII поражение в решающем сражении у Кафы, которую шведский король безуспешно осаждал, придя в Крым в надежде найти союзника в хане. Однако, жесточайшее разорение Бахчисарая войском Тюг-паши напугало жителей и войско шведов пополнилось не более чем четырьмя тысячами плохо вооруженных татар, во главе с ханом-беглецом. С тех пор, Кафа стала нарицательным именем, синонимом полной победы, как швед под Кафой, говорят османы, подразумевая безвыходную ситуацию.

В ходе этой войны, Айдын провел решительную и бесповоротную вестернизацию, носящую хотя и более внешне-административный характер, но все же достаточно глубокую, чтобы не исчезнуть после его смерти. Знаменитый налог на ношение чалмы и разбивание аназ в мечетях, для создания мраморных ядер в самые мрачные времена Польской войны, были яркими примерами деспотической воли этого султана-западника. Конечно, не все, что задумывал реформатор удавалось - так, например, поход 1715 года на московитов полностью провалился, а османская армия, окруженная многочисленными полками московских стрельцов и поместной конницы, была на грани краха. Катастрофы удалось избежать дипломатическим путем, но Азак пришлось сдать Москве.

Характерно бурной была и личная жизнь султана - систему гаремов он решительно устранил вскоре после подавления мятежа янычар, а первой его новой и фактической женой, стала дочка франка-ювелира из Галаты, Анна Зольмс. Спустя десять лет, он влюбился в уроженку Молдавии, которая приглянулась одному из беев, а после и самому Тюг-паше. От него она и досталась Айдыну, сделавшему ее султаншей в 1720 году. Нельзя не отметить и казни султаном всех сыновей родившихся в его гареме, состоявшейся в 1716 году, после тайного процесса.

Ставший в 1720 году императором Айдын Великий оставил после себя сложное наследие - в 1724 году, находящаяся среди победителей в Польской войне, Османская империя была в значительной степени обескровленной, а население ее - разоренным и уменьшившимся. И все же - это, прочно вставшее на европейскую колею государство было несравнимо более сильным, чем-то, которое Айдын принял в 1698 году. Возможно, не будь этого реформатора, османов ждала бы судьба московитов, чье царство пало в ходе Первой Мировой войны под ударами войск Британской империи в Сибирской кампании 1915-1917 гг. Напротив, критики реформ Айдына, указывают на их деструктивную сущность, на то, что реформы по-сути сломали старое османское общество, не создав толком нового и усугубив разрыв между массами и вестернизированными элитами, что предопределило революцию после поражения в Первой Мировой. Так или иначе, но никто не отрицает судьбоносный характер эпохи этого выдающегося османского правителя.
Tags: Альтернативка, Простая история, Юмор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments