Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

Само

превалирование т.н. морального (подчеркнуто не материального) фактора во внешней политике, конечно же, не изобретение США, равно как и призыв всевозможных божеств в свои союзники, так было и во времена шумеров и хеттов. Достаточно будет сказать, что Священная Римская точно также декларировала (и зачастую придерживалась, в прямой ущерб своим государственным интересам, в современном смысле) приоритет духовного над мирским, но в отличие от сестры-подружки Византийской, не имела за пазухой собственного папы-патриарха, освящающего любое действие в нужном свете.

Однако, есть несколько факторов, делающих США уникальными, особо настойчивыми в проведении этой политики. Религии мы касаться не будем, но тот фактор, что колонии основывались как новый, не испорченный мир, должен быть учтен. После ликвидации в ходе Семилетней войны французских колоний в Канаде, будущие США могли не испытывать нужды в военной защите, предоставляемой Лондоном, соперников на континенте попросту не было, а стало быть и платить (в прямом и косвенном виде) более незачем. Как только это стало ясно - отношения сразу разладились. В ходе войны за независимость американцы извлекли два важных урока: география на их стороне, а из европейских раздоров всегда можно извлечь выгоду. Ну в самом деле - если даже владеющая морями Англия не смогла усмирить тринадцать колоний, то кто вообще тогда на это способен? От таких успехов началось головокружение, расплата за которое произошла в ходе войны 1812-15 гг., когда чудом удалось вернуться к статус-кво - география на этот раз не спасла, но выручили все те же европейские свары.

США тогда декларировали пакт о ненападении, в виде доктрины Монро и занялись экспансией на континенте, не сдерживаемые никем. Более того - выравнивание отношений с Англией, позволяло спокойно решать вопросы с бывшими испанскими колониями. Таким образом, США могли придерживаться как политической целесообразности, так и моральной чистоты. Нет новым европейским колониям в Америках означало да расширению собственно США, это было очевидным. Гражданская война, как и война 1812, затормозила этот процесс, дав новые про и контра относительно действительной неуязвимости США, но только лишь на уровне теории.

Между 1890-1914 США вновь нарастили силы, приведя их в разумное соотношение с общей мощью. Армия, разумеется, была минимальной, но это был вопрос целесообразности - им попросту не требовалась большая кадровая армия, а вот флот был необходим и США им располагали в полной мере. И опять же, в отличие от Советской России, США действительно произвели дипломатическую революцию, в рамках своего вступления в ПМВ - теперь война велась не в рамках кулуарных договоренностей, это была всемирная битва за демократию и свободу (в том числе торговли), в рамках которой было одинаково удобно уничтожить прусскую автократию и высокие британские имперские пошлины. Вильсон, в отличие от всех остальных, мог декларировать - а более того, и придерживаться, высоких принципов, не нанося никакого ущерба собственно американским интересам, что вызывало у европейцев понятные эмоции людей, наблюдающих строительство чужого дома за свои деньги. Не то чтобы США сознательно ослабляли соседей, но сама политика равноудаленности президента приводила именно к таким последствиям. Печать Вильсона лежит на Версальской системе и печально известной перекройке границ. Вместо трех империй были созданы государства, которые один из американских генералов назвал москитами, несущими в себе зло с момента рождения. Возможно, что при более благоприятных или иных факторов из этого могло что-то выйти, но получилось так, как получилось.

Последняя попытка действовать в прежнем духе была предпринята при президенте Рузвельте, но уже его преемник произнес аналог фразы с волками жить, по волчьи выть и от действительной составляющей осталось лишь внешняя форма, навроде панславизма в Российской империи. Конечно, данный процесс нельзя персонифицировать, как и все в истории, нельзя находить точки, после которых белое превращалось в черное, как известно политика Ришелье, начиналась не в 1620-х, а намного раньше, еще в начале 16 века, когда французский король Франциск стал дружить с османами против Габсбургов, а в южные порты Франции начали захаживать мусульманские галеры...

Строго говоря, я написал этот пост как невольное продолжение той вчерашней небольшой заметки, вызвавшей почему-то локальное бурление. Удрученным отсутствием хотя бы одного камента по теме, я решил добавить немного букв, хотя в целом, не имею особого интереса к продолжению этой темы как таковой. Смайл.
Tags: Размышления, США
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments