Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

Кто и зачем

- в ПМВ.

Центральные державы.

Гинденбург стал символом второй половины войны. Плотный, массивный, с толстой шеей и висячими усами прусского юнкера, он олицетворял тевтонскую тяжеловесность, являясь физическим выражением лозунга держаться! Старый, начинавший еще в Семинедельной войне солдат, был почти случайно приколочен вывеской к своему эффективному заместителю - этому заведению для респектабельности требовался фон (von). Не гений, но достаточно умный, чтобы правильно понимать свое место в этом бизнесе, Гинденбург верно шел вторым в ужасающей двойне, до тех пор пока жизнь не заставила его сделать выбор. Вся суть старого фельдмаршала выражена в деревянных статуях, установленных по всей империи.

Нервный, импульсивный и эмоционально неустойчивый Людендорф маскировал свой характер при помощи подчеркнутой невозмутимости, отсутствия друзей и крайней работоспособности. Его секрет прост - это был человек войны, смешения старого доброго оперативного искусства великого Молчальника и новых тотальных методов 20 века. Помимо того - он очень любил свою работу, такое тоже бывает. Одинаково эффективный как на поле боя так и в тиши штабного кабинета, Людендорф, в силу особенностей своей личности, был склонен к крайностям, пусть и обоснованным логически: надо довести усилия до предела и тогда мы победим. А если проиграем - да ведь это и так было неизбежно, чего же мы теряем? Не попробовав - не узнаешь, а сдаваться - глупо. С начала войны, вплоть до последнего года, этот меч разил не зная усталости. Наконец, когда он был занесен в последний раз, оказалось что рубили - гидру. Увы, меч так и не смог осознать, что он ничто без держащих его рук: остаток своих дней Людендорф провел пытаясь понять - как можно выигрывать все сражения и проиграть войну?

Австриец Гетцендорф был неким слепком вышеупомянутой двойни: пожилой господин старой школы обладал импульсивностью молодого полководца. Имея на руках войско, на котором экономили долгие годы, он ведет его решительно и смело, должно быть даже слишком. Тем не менее, как командующий союзными армиями, он вполне лоялен, что делает старому воину честь. Сложно требовать сверхэффективности от командующего армией нескольких государств и парой десятков языков, но Гетцендорф дотягивает до аэродрома на честном слове и одном крыле, успев увидеть крах как сербской, так и русской армий. Аэродром, правда, оказывается вражеским, но это уже совсем другая песня...

Плохо быть умной посредственностью. Фалькенхайн был грамотным, хорошо подготовленным командиром, несклонным к опрометчивым действиям и профессиональнее большинства полководцев Антанты. На фоне таких титанов военного дела как Френч или Эверт, он возвышается как Эверест над сортиром. Но - Ипр, но - Верден. Рассчитывая и оберегая силы, он ограничивал операции на Востоке, намереваясь вышибить из под ног Англии не Россию, а Францию, поставив Париж перед выбором: армия или Верден, Фалькенхайн, просчитавший все, от количества снарядов до количества потерь, не учел одного - изначальной иррациональности и алогичности людей вообще. Оказалось, что военная логистика это еще не все: они не пройдут! В итоге, Фалькенхайн победил в Вердене, но это стало ясно лишь после его смерти, в другой, второй войне.

Жизнь Энвер-паши неопровержимо доказывает, что 20 век был обречен на рождение тоталитарных, идеологических государств. Задолго до всяких большевиков и фашистов, Энвер и его турецкие товарищи запилили собственную партийную диктатуру, с чистками, особым путем и геноцидом по национальным и конфессиональным признакам. Благоговея как и все азиаты перед силой, Энвер долго колебался между дружественной, но непонятной морской мощью и хорошо знакомой, но враждебной сухопутной. Суша победила воду и турки вступили в войну на известной стороне, известным способом. Как военный командир, Энвер был полным нулем, ответственным за ряд поражений, но как протодиктатор, он был на своем месте: во многом благодаря его безумной энергии (плюс суховатые спецы из Берлина) турецкая армия сумела продержаться до окончательного краха Германии.

Как сразиться с превосходящим английским флотом и уцелев, типа победить? Шеер мог бы издавать подобные буклеты под своим авторством. Приняв смирившийся уже со своей участью и привыкший к постоянным английским зуботычинам надводный флот, он повел его на вылазку, оказавшуюся почти генеральным сражением и вписал себя на скрижали в Ютланде. Само сражение напоминало комическую драку квартирного вора с хозяином, проснувшимся не вовремя, но так как во-первых, воришка смог убежать, а во-вторых, в темноте расквасил хозяину нос - что же, трижды ура славному вору! Сам же Шеер, действовавший в стиле пьяного монаха, явно родился с характеристикой +7 к удаче. Хорошо, что он был именно германским адмиралом, любой другой закончил бы прямо там, а возможно - и не начинал бы.
Tags: 20 век, Австрия и ее история, Германская империя, ЖЗЛ, Непростая история, Османская империя, ПМВ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments