Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

Книжное

Дошли руки до писем к русской нации Меньшинкова, через бойкое и фальшивое, но талантливое перо которого отчетливо слышен грядущий вой тоталитарных и идеологических войн. Интересно, не расстреляй его большевики в восемнадцатом - как скоро он дошел бы до натурального нацизма? Кто знает.

Интереснее другое: если отбросить характерную стилистику, фактическую обстановку вокруг, то суть его публицистики один в один повторяется сейчас в статьях русских националистов, от Галковского до Крылова, кто там еще у них есть? Только евреи заменены кавказцами - и все. Впрочем, последним у Меньшикова тоже достается немало.

Ну вот, к примеру, ключевая тематика современного русского национализма: у нас же, при отсутствии либеральной конституции, инородцам предоставили права даже не равные, а несравненно более высокие, чем "господствующему" (!) народу. В то время как свой господствующий (!) народ обращали в рабство - ни один еврей, ни один цыган не знал, что такое крепостное состояние. В то время как господствующий (!) народ секли кому было не лень - ни один инородец не подвергался телесному наказанию. За инородцами, до отдаленных бурят включительно, ухаживали, устраивали их быт, ограждали свободу веры, давали широкие наделы, тогда как в отношении коренного, господствующего (!) населения только теперь собираются что-нибудь сделать. Разве в самом деле русским колонистам в Поволжье, в Крыму, на Кавказе давали те же громадные наделы и те же льготы, что немцам-колонистам? Разве русское крестьянство было устроено столь же заботливо, как, например, польское 40 лет тому назад? Что ж тут говорить о равноправии, когда какой-нибудь слесарь-еврей, несмотря на черту оседлости, мог путешествовать по всей России, до Самарканда и Владивостока, а коренной русский слесарь еще посейчас связан, точно петлей, тем, вышлют ему паспорт из деревни или нет. Вместо одной до смешного переходимой "черты оседлости" коренной русский народ до самого последнего времени был опутан целой сетью затяжных бессмысленных ограничений - при основной и тяжкой повинности нести на себе всю ответственность за громадное, раскинувшееся на два материка государство.
Всмотритесь в это изумительное явление: какие-нибудь евреи, армяне, финны, латыши позволяют себе эту роскошь - любовь к родине, гордость принадлежать к ней и мужество защищать ее; а мы - стомиллионное могучее племя - уже не смеем позволить себе этой роскоши. Мы боимся признаться, что мы - русские, мы трепещем перед тем, что скажет о нас еврей.
Я думаю, что столь глубокий упадок чувства народности - накануне восстановления ее или смерти. Одно из двух.


Или же: позвольте напомнить о злосчастном Кавказе, который продолжает разваливаться под управлением дряхлого, хоть и либерального администратора. Вчерашняя телеграмма гласит о том, что "революционное разбойничество усиливается в Закавказье". А в Прикавказье продолжают действовать шайки горцев, нападая даже на поезда у крупных станций, как, например, в недавнем ужасном преступлении у Минеральных Вод. Оба склона Кавказского хребта находятся во власти анархического разложения, которое завершает собою политику долгих десятилетий. Кавказ, как известно, был присоединен к России после пятидесятилетней сокрушительной войны. Каждая скала там, что называется, облита русской кровью, и недаром далось нам это чудное царство снеговых гор и райских долин! Казалось бы, завоевав наконец опустошенный край, сказочно богатый, следовало отдать его в награду победителю, именно народу русскому, и никакому иному. Дорогой ценой был окуплено это право - тяжкими трудами, жестокими увечьями и страданиями, мучительной смертью сотен тысяч русских людей. И что же? Завоеванный русскими Кавказ отдали другим народностям, а для русского переселения Кавказ закрыт, как значится на книжке, изданной для переселенцев.
В итоге нашей "национальной" политики на Кавказе за 100 лет государство на завоеванных им пустопорожних землях поселило 1 200 000 инородцев и всего лишь около 240 000 человек русских, в том числе сельских переселенцев всего 140 000 душ. При этом казна растеряла большую часть своего земельного фонда, перешедшего к туземцам и иностранцам. Если вглядеться в этот невероятный результат, вы увидите, что Родина была мачехой для народа русского и родною матерью для турецких армян, для греков, для вюртембергских немцев, для эстов и латышей. Вы видите, что к дележу древней Колхиды, завоеванной тяжелыми жертвами русской нации, приглашен был всевозможный инородческий сброд и на пятерых инородцев всего лишь одному русскому бросали кость... Вы видите, что высшая власть все время о чем-то мечтала, а низшая все время устраивала родных человечков, особенно армянской крови... Россия завоевала для себя и для своего потомства благодатное царство - а хитрые людишки отвоевывали его и, увы, уже, кажется, совсем отвоевали!



Правда Меньшикова в том, что русские действительно никогда не были правящим народом империи, не в декларируемом, а действительном смысле. Сам он объясняет это дурным наследием восемнадцатого века, но проблема, как известно, появилась намного раньше. И действительно - государство богатело, а народ нищал. Нищал не только в смысле материальном, военные успехи есть военные успехи и победа русского оружия над крымскими ханами была благотворна как для русских/украинских крестьян так и для дворян с купцами: первые могли уже не опасаться быть убитыми и угнанными в неволю, вторые получали земли с крепостными и выгодные торговые пути, но все это перечеркивалось постоянным уменьшением свобод, получалось, что крестьянин времен садиста Грозного был несравненно вольнее своего собрата живущего в эпоху просвещенной Екатерины Второй, со всеми ее Вольтерами и Дидро.
Tags: 20 век, Книги, Пресса, Россия и ее история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments