Vault (watermelon83) wrote,
Vault
watermelon83

Categories:

Тролль из Пруссии, ч.1

635936_smotrit-na-tebya-kak-na-soldata

Прусский король был весьма и весьма незаурядной личностью, многие грани которой нуждаются в отдельных исторических исследованиях: он и писатель, и дипломат, и полководец, и государственный деятель, театрал, музыкант (более 180 произведений на флейте оставил он миру), строитель, друг вольнодумцев и командующей самой дисциплинированной армией мира. Широк человек - нет ему границ.

Я бы хотел помочь понять его как человека, приведя примеры когда король шутил. Юмор Фридриха сочетал в себе парадоксальность и бесцеремонность, тонкий расчет и грубую шутку. Впрочем к чему эти графоманские строки, современники не оценят, потомки не прочтут.

Сначала он троллил своего отца, короля-солдата Фридриха-Вильгельма, который не мог понять, почему его сын предпочитает пиликать на скрипочке или флейте и наряжаться в французское тряпье, вместо того что бы охотиться, пить, курить и маршировать на плацу. Конфликт поколений, характерный для дома Гогенцоллернов.

Юный Фриц насмешливо бросает фразу - синие мундиры это похоронные кители. В 16 лет он пишет отцу письмо, в котором утверждает, что "моя совесть так и не указала мне на то, в чем я мог бы провиниться ... надеюсь что мой дорогой папа отбросит лютую ненависть, с которой я так хорошо познакомился благодаря его поступкам".

Отец все понял правильно: "ты своенравный и злой мальчишка, не любящий своего отца ... я терпеть не могу неженок, не умеющих ездить верхом и стрелять, не курящих табак, неряшливых в одежде и носящих дурацкие прически ... ты грубый и чванный, не разговариваешь с людьми ... не хочешь быть простым и общительным, корчишь дурацкие рожи и ни во что не ставишь мою волю..."

Через несколько дней сын публично обвинил отца в скаредности, после чего лицемерно обнял его со словами и "и все же я люблю тебя!" Отец, несомненно догадываясь о истинных чувствах сына лишь смущенно пробормотал: "ладно, хватит, будь только хорошим парнем".

А уже спустя некоторые время, Фриц пишет насмешливые стихи, о tabagie, Табачной коллегии, любимом месте отдыха отца - пиво, военные, трубки, обсуждение новостей, классический офицерский клуб:

Я улизнул из tabagie
Иначе был бы я задушен,
Там говорят лишь о войне,
Их споры мозг и сердце сушат,
Но я навеки пацифист,
Как голубь перед миром чист,
Сбежав, на пир помчался я
Чихая от табачных трубок,
И я пришел сюда, друзья,
За королеву выпить кубок.


Все это не могло кончится хорошо, последовала знаменитая попытка побега, 17-летнего кронпринца чуть не осудили как дезертира, сообщника де Катте казнили, а сам Фриц навсегда получил то раздвоение личности, которое сделало его великим: тонкий характер и профессия великого полководца, литературные опыты и поля усеянные трупами.

Итак, он - король! Синий мундир, трость, треуголка, большие голубые глаза на выкате, весь в нюхательном табаке, его т звучит как д.

Он пишет письмо своему политическому противнику, английскому королю, оно многословно, полно мелких подробностей первой Силезской кампании, а в конце: "забыл сказать! Что заключил оборонительный союз с Россией!"

Он обращается к уставшему на марше унтер-офицеру: "давно служишь? 45 лет ваше величество! не пора ли на пенсию? я буду жить и умру солдатом!" Вечером он получает подарок от короля - лошадь. А через несколько месяцев становится самым старым лейтенантом в полку (надо понимать, что в то время офицерский чин для не дворян был практически недоступен, а хорошая лошадь равнялась внедорожнику в наше время).

Король отправляет пажа к капитану, того ждет награда. Однако капитан беден и не в состоянии заплатить пажу 11 дукатов, по общеизвестной традиции. "Скажи королю, что я выполняю свой долг без такого рода украшений. Мне нужны деньги, а этого мне не нужно!"
Посланец возвращается вновь, с наградой и запиской от короля: "мой дорогой, я совершенно запамятовал, что должен тебе 100 дукатов! Прости меня, вот они".
Паж получил 22 дуката.

Желая купить участок земли, для расширения своей резиденции, Сан-Суси, он хотел договориться с ее владельцем, местным мельником. Тот отказал представителям короля. "Разве он не знает, что я могу взять его (участок) если будет необходимо?" Слова передали упрямцу - "я этого не боюсь. У нас в Берлине есть суды!" Участок не был куплен.

Солдата-католика обвинили в воровстве драгоценных камней со церковной статуи Девы Марии. Отрицая свою вину он заявил, что Богородица чудесным образом вручила их ему. Фридрих созвал теологов и задал вопрос о возможности подобного чуда. Невероятно, но не невозможно, ответили ему.
Приговор был аннулирован, король заявил что не властен над Девой Марией и не может запретить ей дарить, но он будет карать смертью всякого кто впредь будет принимать подобные дары.

Постоянные письменные прошения одного подданного были удовлетворены ибо - "он терзает меня так часто и бесстыдно, что не может быть совершенно неправ!"

Пастор из Померании публично назвал короля Иродом. Его вызвали в церковный суд, председательствовал переодетый король.
Ирод? Интересная аналогия. А какой из Иродов? Ирод Антипас? Антипатер? А где он проживал? А что заставило провести именно такую параллель? Бедняга был посрамлен.

(Д. Фрейзер "Фридрих Великий", В. Фенор "Фридрих Вильгельм I")
Tags: 18 век, ЖЗЛ, Королевство Пруссия, Непростая история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments