September 7th, 2021

Fallout 2

Борис

- и его "друг Руди". Переписка русского царя и римского цезаря, 1604 - 1605 гг.


За два года до демократического, панимаешь, выдвижения Бориса на трон. Кликабельно.



Сперва в который раз предлагаю всем адептам вероучения о том, что до 1721 г. никто Московское царство Россией не звал, ознакомиться с картой повнимательнее, после чего приглашаю к переписке двух государей - нездорового физически, но сильного духом Бориса I и крепкого телом, но слабого умом Рудольфа II.

Борис - человек сделавший себя сам, а делать ему приходилось во времена Ивана Грозного, который был редкой сволочью безотносительно всякой "государственной необходимости". Проще говоря, первый русский царь был садистом, то есть человеком получавшим удовольствие от страданий других, для чего на монаршем поприще открывалась масса возможностей. Опричнивший в те годы Борис жестокостями не увлекался, но очень хорошо усвоил жестокие правила выживания на Руси и всю жизнь болезненно стремился "контролировать ситуацию", то бишь наносить удар первым.

Информированность - залог выживания. Так бы мог сказать Годунов, но не сказал.

Зато он был одним из двух людей, лично присутствовавших при смерти "Ивана Васильевича" (сам-то "русский царь" за такое себя поименование залил бы кипятком по самые мочки ушей - не холоп же он из местных, в самом деле, а потомок "немца Рюрика") - и, по мнению некоторых, в частности английского посла, имел к ней самое непосредственное отношение. Так или иначе, но в правление слабоумного Федора Годунов уже был фактическим правителем государства, а когда счел себя укрепившимся, когда в Угличе помер "полунаследник" Дмитрий, то и сам царь очень удачно тут же сошел со сцены.

Нужен был государь, чтоб его именем давить соперников Бориса - был государь. А как не нужен стал - так и не надо.

Однако, судьба человеческая - не роман, сюжету которого автор волен придавать любую форму и направление. Достиг Борис высшей власти, изведя всех претендентов - а счастья не стало. Прямо как с Андроповым, еще одним "интеллигентом-гэбэшником" на всероссийском престоле - только избрали, только пересидел стариков из ЦК, ан время уходить и пришло. С Борисом вышла такая же штука - он был не первым, кому довелось на личном опыте узнать, что восхождение к власти и удержание ее, это не вполне одинаковые вещи.

К тому же новому царю не хватало уверенности в своем новом царском положении - отсюда и комедия с выдвижением, и сложносоставленные присяги, и прочая шекспировщина. И, конечно, голод на Руси, вызванный рядом объективных и необъективных факторов. А ведь Борис был неплох, совсем неплох - особенно на фоне своих предшественников. Он даже выиграл со шведами войну, но...

Когда на границах московского государства началась знаменитая лжедмитриевская замятня, царь-"западник" стал апеллировать к Европе, начав с письма в Краков, а чуть позже - в Прагу, где уже много лет затворником жил император Рудольф II. Полякам Борис написал туманно, не обвиняя прямо в пособничестве Лжедмитрию-Отрепьеву, а просто указывая на то, что "вор Гришка" - человек очень нехороший и верить ему не стоит.

С императором Годунов разговаривал совсем иным языком, а главное - достаточно доверительно. Это можно было бы даже назвать излияниями души - интересовавшийся Европой царь все же не представлял себе действительного положения вещей в мире, хотя и питал к "цесарю" уважение, тем более, что со времен Ивана Грозного Священная Римская империя выступала для Руси в качестве источника наиболее ценных кадров, изрядно потеснив в этом деле татар.

Рудольфу Борис писал не только о том, что самозванец "был в холопех у дворянина нашего, у Михаила Романова, и, будучи у нево, у чал воровати, и Михайло за его воровство велел его збити з двора, и тот страдник учал пуще прежнего воровать, и за то его воровство хотели его повесить, и он от тое смертные казни сбежал, постригся в дальних монастырех, а назвали его в чернецех Григорием", но и про польскую поддержку этой интриги. В этом царь обвинял не украинских магнатов, а непосредственно короля Сигизмунда - остается загадкой, считал ли Борис так на самом деле или хотел лишь "усугубить вину" Кракова.

Увы! Неловкие попытки Бориса указать на единые стратегические проблемы Габсбургов и Годуновых разбивались о жестокую реальность: во-первых, Рудольф II давно уже не пользовался в империи большим влиянием, поскольку о его психических проблемах, выражавшихся в депрессиях и бездеятельности, было достаточно хорошо известно еще с начала восьмидесятых годов, а во-вторых, московское царство никоим образом не могло считаться надежным союзником в войне с османами, о чем австрийцы были информированы куда лучше русских, с трудом представляющих себе внутреннее устройство Священной Римской империи.

Сам уровень тогдашней коммуникации между Москвой и Веной говорил о сложности предполагаемого союза - письмо Рудольфа царю, отправленное из Праги летом 1605 года, уже никак не могло рассеять сомнений Бориса, поскольку основатель новой царской династии умер еще весной.

Впрочем, вряд ли бы более оперативная работа дипломатической почты изменила бы многое - ответ императора был крайне вежлив по форме, но не слишком содержателен по сути. Питавший надежду вернуть себе прежнее положение в империи организацией войны с турками Рудольф совершенно не собирался затевать войну с поляками из-за какого-то династического конфликта (забавно то, что в своем письме Борис походя рассуждает о гипотетическом варианте того, что Лжедмитрий тот самый царевич - возможность, за сами разговоры о которой в его державе ждала самая суровая кара) в далекой Московии, а главное - не мог даже помешать вербовать в "германских землях" наемников, участие которых сыграло такую значительную роль в последующих событиях Смутного времени.

И все же, переписка двух правителей не стала напрасной - переведенная на немецкий, она сохранилась в истории и теперь может служить одним из тех порталов, что позволяют нам заглянуть в далекое прошлое... Итак, прошу под кат.


Collapse )