June 8th, 2021

Fallout 2

Одна научная загадка

- знаменитый манифест герцога Брауншвейгского, 1792 г.


Печальной памяти битва при Вальми.



Франсуа Минье -
Этот напыщенный и нетактичный манифест, не скрывавший намерений ни эмиграции, ни Европы, обращавшейся к великому народу свысока тоном приказания, возвещая ему открыто все бедствия вторжения и сверх того мщение и деспотизм, возбудил общее народное восстание. Более чем что-либо он ускорил падение монархии и помешал успеху коалиции. С одного конца Франции до другого раздавался один крик, одно желание — сопротивляться; на тех, кто не разделял этого желания, смотрели как на врагов родины и святого дела ее независимости.

Франц Меринг -
Однако, несмотря на эти сомнения, герцог позволил эмигрантской рвани уговорить себя и разразился тем знаменитым манифестом, который угрожал сравнять Париж с землей, суля французскому народу все ужасы вражеского нашествия, а вдобавок к этому — возвращение деспотизма и мщение. Это было той поразительной глупостью, примеры которой можно встретить только в прусской истории, но зато уж целыми дюжинами; в момент, когда прусско-австрийский союз трещал по всем швам, была объявлена феодальная принципиальная война, возмутившая французский народ до последнего человека. Бесстыдному манифесту были ответом бессмертные звуки «Марсельезы», написанной в Страсбурге; aux armes, citoyens.


Это трогательное единодушие Франсуа и Франца - почтенного французского историка XIX века и первого историка-марксиста, умершего в 1918 году - является довольно характерным. И в самом деле, в большинстве трудов, которые вам довелось читать о французской революции, вы обязательно встретите пассаж о "неудачном" (а то и вызывающем, провокационном) манифесте герцога Брауншвейгского, будто бы озлобившим французский народ настолько, что потомки некогда порабощенных франками романо-галлов не могли спокойно допить вина, но массово записывались в республиканскую армию, дошагавшую с Наполеоном до Каира и Москвы. Такой силы это был документ.

Перед глазами встают картины неслыханного ужаса. Быть может прусский фельдмаршал, знакомец Вольтера и настоящий князь эпохи просвещенного абсолютизма изменил себе, своему веку, своему достоинству солдата и пообещал залить Францию кровью, как это сделают политически ангажированные французы в Вандее? Убивать политических противников, расстреливать безоружных картечью, топить их в баржах, душить дымом в шахтах? Мобилизовать сотни тысяч солдат в миллионную армию и обратить всю Европу в поле боя, наконец? Да что же такого написал или, вернее будет сказать, подписал злополучный герцог, в прошлом году преспокойно подавивший революцию в Нидерландах, а теперь допустивший такую грубую политическую ошибку, что расплачиваться - репутацией - ему приходится и по сей день? Такого, что даже в 1806 году, будучи смертельно раненным в бою с наполеоновскими войсками, несчастный герцог получит полное угроз письмо от Бонапарта, в котором император, бывшая надежда якобинской партии, еще раз упрекнет немца в авторстве этого обращения к французскому народу?

Давайте же ознакомимся с этим "бесстыдным манифестом", заговорившим с великим народом "свысока тоном приказания".

Collapse )