August 18th, 2020

Fallout 2

К войне

- серия постов на тему событий 1871 - 1914 гг. Продолжаем, прошлый выпуск лежит тут, вместе с французским реваншизмом.


Русские щупальца повсюду!



Германская дилемма: панславизм и Двуединая монархия (ч.1)
Франко-германский антагонизм не был единственной угрозой европейскому покою: многие обоснованно полагали, что не меньшую опасность представляет собой старое австро-прусское соперничество, ставшее в свое время одной из причин "мировой" Семилетней войны. В 1871 г. оно казалось почти таким же неизменным фактором международной политики, что и гегемонистские устремления Франции в недавнем прошлом. Столкнувшись с перспективой повторения "коалиции Кауница", Бисмарк продемонстрировал как и способность новой империи к благополучному разрешению старых конфликтов, так и собственные "скелеты в шкафу", ибо несмотря на все свои способности по-настоящему гениального политического деятеля, канцлер во многом все же оставался человеком "старого времени" - и его представлений.

С презрением относившийся к "болтовне", Бисмарк не любил и не понимал многих общественных структур, особенно массовых политических партий и "узко" классовых или конфессиональных организаций. Достигнув своего положения исключительно благодаря власти суверена, по достоинству оценившего интеллект и волю этого "юнкера из Померании", привыкнув отстаивать собственные позиции в утомительных спорах и разъяснениях рейхстагу, канцлер без сомнения предпочел бы современному политическому положению германского рейха "просвещенный абсолютизм" прусского королевства прошлого столетия. Верный себе, он не пытался идти против "течения истории" и набрасывать узду на пробудившуюся политическую активность нации, но и воспринимать спокойно "суждения толп" (тем более в вопросах дипломатии) Бисмарк не мог.

И если "исключительные законы" против социал-демократов не касались внешней политики напрямую, то направленный против немецких католиков, и представлявшей их интересы партии Центра, "Культуркампф" был одновременно и средством укрепления внутренней целостности рейха, и орудием бисмарковской дипломатии. Канцлер не случайно опасался Австрии и ее влияния на немецких католиков - он на собственном опыте знал с какой легкостью Вена умела вызывать симпатии и у консерваторов, и у либералов Германии. В шестидесятых годах Пруссия на поле боя одолела Австрию в соперничестве за место главного архитектора на строительстве нового рейха, в семидесятых годах борьба была закончена, но уже иными методами.

Collapse )