August 4th, 2020

грусть

Ликвидация Колчака и его последышей

- замечательный советский новояз и карта 1928 г. Хлопок аплодисментов.


Пятоармеец - на врага, вперед!



Карта отправляет нас к событиям осени 1919 г., когда колчаковские войска начали последнее контрнаступление против красных - т.н. Тобольский прорыв. Пятая армия была побита и отброшена, но не уничтожена, а у белых не оказалось резервов, бездарно растраченных в летних боях. Оправившись от неудачи, большевики вновь начали атаковать и неустойчивые колчаковские армии побежали, оставляя Омск красным, а Верховного правителя - эсерам.

Легендарной Пятой армией, в составе которой была та самая "чапаевская дивизия", командовал Тухачевский. Сложись последующие события иначе и пятоармеец стало бы таким же известным словом, что и буденновец. Однако, как говорится - не повезло, не фартануло, так и не пришел Михуил Николаевич к успеху, сволочь.

Свои "фирменные" прорывы без оглядки он совершал уже тогда, что частенько приводило войска авангарда в окружение врага, но так как против Тухачевского сражались даже не поляки Пилсудского, а части самого милиционного качества, то юному большевистскому Бонапарту все сходило с рук.

Надо отдать адмиралу с ером должное: под его номинальным руководством и с его благословения в Сибири была создана идеальная груша для битья. Насчитывая на бумаге чуть ли не 800 000 ложек, армия Верховного правителя даже весной 1919 г. не могла выставить в поле и десятой части от этой численности. А уж их выучка - те же части Каппеля, так зловеще-красиво изображенные в фильме "Чапаев" 1934 г., на деле представляли из себя деревенских парней, не успевших даже толком пострелять на учениях: колчаковская Ставка поспешила вытолкать их на фронт, где они и были разбиты в беспомощных, с точки зрения военного искусства, контратаках.

И т.д., и т.п. У каждого белого движения были свои сильные и слабые стороны, но никто не имел такой потенциальной мощи, как адмирал Колчак, получивший власть в ноябре 1918 г., однако порядочный человек и способный морской офицер оказался никуда не годным верховным правителем.

Теперь непосредственно к карте. Она выполнена в духе соцреализма, с учетом внутренних потребностей всех трудящихся СССР, а потому представляет из себя аляповатую каляку-маляку, где "наши" огненно красные-прекрасные, а "ихние" - черные-пречерные. Впоследствии этот стиль широко распространился в искусстве Советского Союза, в результате чего единственными по-настоящему популярными в народе советскими военными стали штандартенфюрер Штирлиц и аллигатор Геннадий, не вылезавшие из эсэсовских мундиров и крокодильей кожи.

Наслаждайтесь картой.