June 8th, 2020

ирония

Индия

- запечатленная немецким путешественником в 1911-1913 гг. Еще один любитель дальних поездок - Герман Вамбергер (Арминий Вамбери), очень известный в свое время венгерский востоковед, писал несколькими десятками лет ранее, -


Я прежде всего спрашиваю, есть ли хоть один европеец, чья грудь не вздымалась бы от гордости при виде замечательного положения, сложившегося в Индии? Именно здесь простая и непритязательная торговая компания начала с того, что обеспечила себе рынок для коммерческой деятельности, и закончила тем, что построила гигантскую империю, раскинувшуюся на площади в 1 500 000 квадратных миль с населением около 250 000 000 человек; империю, превосходящую по своему безбрежному пространству и по своему значению какую-либо колонию в истории мира, основанную завоевателем в таком непривычном климате, в настолько отличающихся социальных и политических условиях; империю, где одного общего вздоха завоеванных рас будет достаточно, чтобы немногочисленных завоевателей унесло в море, и где тем не менее тень одного британца внушает такой благоговейный страх массам и обеспечивает их покорность и уважение к цивилизационным доктринам, привезенным с далекого Запада? Я повторяю, такое невероятное зрелище не может оставить своего наблюдателя нетронутым и равнодушным. Он неизбежно обнаружит в нем неопровержимое величие нашей западной культуры, успех которой венчает неукротимую отвагу, редкое дерзновение и непоколебимость человека, воспитанного в наивысшем свете современной цивилизации. В конце концов наблюдатель поймет, что либеральные учреждения, воздвигнутые на понятиях справедливости и права, могут процветать даже на азиатской почве.

Если кто-то сочтет высокий пафос, с которым я говорю об английских свершениях в Индии, лишь всплеском безоговорочного восхищения, я укажу лишь на тот факт, что в этих строках звучит голос бывшего дервиша, бывшего эфенди и бывшего странника среди восточных народов. Это голос многолетнего исследователя восточного характера, который пришел к убеждению, что легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем затронуть неподвижный консервативный восточный ум какими-либо реформами, новшествами и свежими идеями. Если добавить, что Индостан — это колыбель и первоисточник всех этих качеств, составляющих истинный и неподдельный образ восточного мышления со всеми его странными представлениями о жизни, политики, религии, тогда любезный читатель поймет крайнее изумление, которое я испытываю при виде того успеха, которого добились английские цивилизаторы в самом очаге азиатчины (Asiaticism) — в Индии. Только те смогут по достоинству оценить работу, проделанную англичанами к настоящему времени, кто своими глазами видел невероятные усилия и борьбу, предшествовавшие даже самым незначительным преобразованиям в Турции и Персии. Только те смогут отдать этой работе должное, кто видел, как добрые намерения местных правителей потерпели крушение, налетев на неподвижные скалы суеверия, слепой фатализм и злой умысел.
...
Теперь позвольте поинтересоваться у желчных критиков Великобритании, неужели приведенные выше размеры налогов действительно являются такой большой платой за предоставленную туземцам безопасность, за избавление от тирании и деспотизма, которые они вынуждены были терпеть, находясь под властью своих туземных правителей, за просвещение, доступ к которому они получают в школах при поддержке государства, за значительное улучшение сообщений — одним словом, за все требования цивилизованной жизни и современного прогресса? Или необузданные клеветники на Англию безразличны к тому факту, что ужасные преступники, такие как таги, нападающие из засады и удушающие путешественников на безлюдных дорогах, или дакойты, ранее процветавшие по причине жестокости и дерзости некоторых категорий населения наряду со смиренностью других, — все эти злодеи исчезли почти полностью и, как говорится в индийской поговорке, теперь «ребенок может пойти по дороге с корзинкой золота у себя на голове» благодаря безопасности, обеспеченной полицией. Я не могу разделить это безразличие, когда у меня в памяти еще живы страх и беспокойство путешественников и караванов, подвергавшихся опасности в различных странах магометанской Азии и даже на русском Кавказе. Не что иное, как строгое британское правление положило конец такому старому преступлению, как сати, когда индусских вдов сжигали на погребальных кострах их мужей. Именно это правление покончило с ужасающими убийствами девочек, когда сотни и тысячи невинных живых существ топили в святых водах Ганга каждый год. Благодаря железной британской руке погромы и волнения, проистекающие из ненависти и фанатизма различных сект и вероисповеданий, кражи детей, подлог, прелюбодеяние и лжесвидетельствование пошли на спад. Масштабы всех этих злодеяний удалось уменьшить, как не удавалось это раньше ни религиозным заповедям туземцев, ни продажным слугам раджей. Английский закон не делает различий между разными вероисповеданием и цветом кожи, кастами и чинами. И я вполне могу представить потрясение, которое индусы — подданные императрицы должны испытывать, когда английский трибунал выносит вердикт в пользу туземца, когда истцом выступает англичанин или когда туземец узнает, что вердикт вынесен против самого правительства. И это не где-нибудь, а на Востоке, где существует пословица: «В судебном деле против падишаха Пророк — его адвокат (lawyer)».
...
Таким образом, я спрашиваю: может ли честный европеец, находящийся в здравом уме, все еще сомневаться в том, кому отдать предпочтение в работе по культивированию цивилизации в Азии? И не стыдно ли различным нациям Европы под влиянием мелочных распрей и соперничества так слепо заблуждаться, чтобы превозносить Россию в ущерб Англии? ...я указываю на постыдное поведение определенной части германской и французской прессы в период последних разногласий между Англией и Россией в Центральной Азии, а также на некоторых публицистов, которые, забыв о великолепной работе, проделанной Англией в Азии, торжествовали при виде перспективы, которая мыслилась ими как близкий конец Великобритании. Они восхищались полуварварской и деспотичной Россией и были готовы разрушить престиж той самой нации, чье знамя всегда было и продолжает быть предвестником нового лучшего мира в далеких землях Востока и чьи берега являются самым безопасным прибежищем для французов и немцев, преследуемых за их политические идеи.



И знаете, что самое интересное? Впоследствии открылось, что этот венгерский еврей, четырежды переходивший из иудаизма в ислам и обратно, действительно оказался британским "агентом", то бишь получал деньги от правительства Ее Величества - и именно "за высокую оценку" колонизаторских усилий Лондона в Индостане.

Ну а мы отправляемся под кат.




Collapse )