June 2nd, 2020

ирония

Карта

- карта США, вступивших (или не вступивших) в войну с коварным союзом Центральных держав и потерпевших поражение. 1916 год.


Как известно, миролюбивые и демократические США не хотели участвовать в Мировой войне, развязанной агрессивными европейскими империалистами - такими, например, как Испания, у которой ранее США освободили Кубу и Филиппины, перестреляв заодно тамошних борцов с колониальным испанским гнетом. А британские аппетиты в Африке? А поползновения царизма к Тихому океану? А французские интриги в Индокитае? А Латинская Америка? По всему было видно, что в Европе готовились нарушить доктрину Монро и может быть не один раз.

Наконец, война началась и с самого начала было очевидно за кем стоят Права народов, Свобода торговли и Демократия, как таковая - за Англией, Францией и, конечно же, Россией. И Японией, да-да, не стоит забывать ее смелое решение осадить Циндао. И пошла тогда замечательная американская торговля со странами Антанты, потому что хотя и было очевидно, что кайзер вынашивал свои сатанинские военные планы задолго до 1914 г., но к развернувшимся событиям почему-то оказался не готов и с самого начала попал в тиски.

А тут еще, по совершенно случайному совпадению, англичане отказались соблюдать Лондонскую декларацию о войне на море - о том, что-де блокада блокадой, но зачем же детей голодом морить или медикаменты, допустим, не пропускать - и объявили Германии полную осаду, прямо как в старые добрые времена Ричарда Львиное Сердце. Понятное дело, что с негодяями, вторгшимися в Сербию и Бельгию, поступить иначе было нельзя - джентльменские соглашения соблюдаются только с джентльменами.

Американцам полная морская блокада англичан нравилась не больше чем, допустим, французский колониальный протекционизм, но в конце концов они смирились - заказов и без того хватало, ведь защитников свободы народов набралось без малого целый свет, на фоне чего ущерб от потери центрально-европейского рынка смотрелся смешно. И все бы шло хорошо, да немцы, эти негодяи в хищных шлемах с пиками (то ли дело мирные французские кепи), попытались устроить англичанам ответную блокаду, торпедируя корабли со взрывчаткой и детьми.

Общественное мнение в Америке обратилось против этого варварства - без всякой помощи англичан, разумеется - ведь зайди дело далеко и торговля с миролюбивыми странами Антанты может сократиться, а это, очевидно, привело бы к тому, что Мировая война закончилась бы намного раньше и компромиссом... нет-нет, не то. Это означало бы, что лицемерные предложения "гнилого мира по-кайзеровски" были бы услышаны и в настали бы новые Темные века. А долги Антанты США? А новые заказы?

Вашингтон давил на Берлин, требуя прекратить неограниченную подводную войну и вновь по-рыцарски всплывать перед каждым торговым кораблем, благо англичане как раз запустили свои "суда-приманки", экипажи которых изображали штатских, а в нужный момент "срывали покровы" и палили из пушек. Немцы отступали и уступали, но к началу 1917 г. подаваться уже было некуда - Австро-Венгрии грозил голод, Германии в общем тоже. Военные требовали начать наконец-то "нормальную подводную войну", заявляя, что терять уже нечего: американская промышленность и без того работает на Антанту, а стотысячная армия США, только что блистательно провалившаяся в Мексике, не опаснее португальской.

В феврале субмарины кайзера вышли на охоту, а германская дипломатия отправилась на поиск новых союзников (к этому моменту нейтральных стран осталось не так уж много и выбирать, мягко говоря, не приходилось) - мексиканцам было отправлено предложение, смысл которого сводился к тому, что если - если! - американцы объявят войну Германии, то немцы будут крайне обязаны Мехико, когда тот сделает тоже самое в отношении Вашингтона. То бишь, после войны Мексика "получит обратно утраченные ею территории Техаса, Новой Мексики и Аризоны".

Англичане, перехватившие (мы помним о джентльменах) это отчаянное предложение, подали его американцам под соответствующим соусом и дело оказалось в шляпе Вильсона: хотя т.н. "телеграмма Циммермана" сама по себе не давала повода обвинять Берлин ни в чем, кроме пессимизма, в обстановке общественной истерии и уже принятого политического решения, она стала прекрасным предлогом объявить немцам войну.

Ну а теперь к карте.


Что несет народу САСШ гидра германизма?



Collapse )