April 28th, 2020

крылья

Зарисовки

- очередная часть (предыдущая лежит тут) моих стройных рядов - сегодня у нас окончание Северной войны и небольшой очерк о прусском короле Фридрихе Вильгельме I, отце нашего всё. Вновь и вновь напоминаю, что это не последовательное изложение истории европейской дипломатии 1648-1919 гг., но отдельные заметки на полях.


1730



Исход скоротечного и неудачного турецкого похода на какое-то время вернул Петра на грешную землю. Сколь не был царь после Полтавы склонен переоценивать силу своего государства и недооценивать способность Швеции к продолжению борьбы, теперь даже ему было очевидно, что разгром северного противника должен считаться первоочередной задачей, тем более что Прутская авантюра надолго подорвала возможности русских на юге.

Это "возвращение царя", вместе с исчезновением османской угрозы, делало положение Стокгольма абсолютно безнадежным - отныне продолжение партии для него означало лишь потерю остававшихся еще фигур. Петру оставалось лишь докончить начатое и вместе с союзниками разделить шведскую империю.

Однако, вновь встав на верный путь максимальной концентрации сил в решающем пункте, Петр столкнулся с той же проблемой, что когда-то и Карл, легко разбивавший польские войска саксонского курфюрста, но не рисковавший вторгаться на территорию Империи, т.е. завершить кампанию вступлением в Дрезден. Вот и теперь царь задавался вопросом: как поведут себя Вена, Берлин - вся многоголовая германская держава и ее английские и голландские союзники, если русские, польско-саксонские и датские войска атакуют имперские владения шведского короля?

Collapse )