March 23rd, 2020

ирония

В деревню!

- хватит городских сюжетов, душа природы просит.

В то время, как немцы выступают на помощь французам, а русские и американцы спешат спасти перешедшую на сторону коронавируса Италию, в правлении жилищно-овощного союза деревни Жабьево... но что такое, откуда этот шум? А, это мне кричат из очень задних и не то чтобы рядов - русофоб, русофоб! Нет такой деревни, нет! Ты сам это придумал, да еще так гнусно, с отсылкой к Гадюкино. Что, скажешь - неправда?! И т.д., на трех листах, убористым почерком.

Что же, это безусловно правда, но не вся, а только лишь часть ее. Вся же правда заключается в том, что проезжая в свое время на личном автомобиле марки "Замкадыш" по одной из областей Российской, смешно сказать, федерации, я обратил внимание на названия тамошних деревень. Места это были самые русские, то бишь центральные, а потому вокруг стояла серая безнадежная разруха - то ли не дошедший до Москвы Тамерлан оставил, то ли группа армий "Центр" постаралась. И только указатели с наименованиями малонаселенных пунктов радовали уставшие глаза путешественника. Но какие это были названия - Вошкино, Лобково, Девкино, Путянка, Кабысдохово и пр. И "пр.", скажу я вам - это еще ничего, на фоне остального.

Поэтому, пусть Жабьево и является русофобским вымыслом, однако все же основанным на реальных событиях - хотя бы потому что деревня с таким названием находилась когда-то неподалеку от города Демянска, что в Новгородской области. Но мне опять возражают - давай, кричат, другую деревню, эта не показательная, да и нет ее давно. Что же, извольте.

Итак, пока вокруг происходили события всемирно-исторического значения, в деревне Высокуша, расположенной на правобережье реки Костыговка (а все это вместе возлежит на Валдайской возвышенности) проходили перевыборы правления. Какого правления? Да бросьте придираться, где соберутся вместе два человека, там сразу начинается если не разврат, то какое-нибудь правление. А тут их не меньше четырех, честное слово!

Председатель правления, немолодой уже мужчина со стрижкой "под Путина" (багровой проплешиной, напрасно укрываемой редкими волосками, не выдерживающими даже слабого дуновения критики, виноват - ветра), усталым движением руки начал прения, а сам раскрыл областную газету "На страже" и демонстративно погрузился в чтение, совершенно скрывшись между статьей о необходимости укрепления властной вертикали и снимком поевшей урожай саранчи. И в самом деле - саранча в тот год была огромных размеров, и с тем, что вертикаль надо укреплять уже никто не спорил.

Неожиданно для всех первым слово взял деревенский пастушок Лёшка - ребенок неопределенного возраста с вечно наслезненными глазами. Дядя Володя, - плачущим голосом сказал он, - шел бы от нас обратно, в город. Животное тоже человек, ему кушать надо, а у нас только твои кумовья и питаются. По рядам прошло одобрительное кряхтение, впрочем, быстро сменившееся ожесточенным шуршанием газеты. Словно по команде из первого ряда тяжело поднялась ударница Коммунистического труда Валя Гребешкова, которую в деревне очень уважали, потому что она "Ленина видела". На самом деле, Гребешкова в мавзолее никогда не была и видела только Хрущева, да и то на демонстрации, но об этом уже никто не помнил.

Кого слушаем, земляки - грудным голосом вскричала Валентина, - сопляка, которому только коровам хвосты и крутить? Да у него еще молоко на губах не обсохло, пусть сперва бабу понюхает, так? Дождавшись улыбок, она продолжила уже более спокойным тоном. Не первый год мы с нашим председателем - многое видели, некоторое еще не забыли. Сейчас старое вспоминать - только глаза вон. Не время-то коней на переправе менять, сами подумайте - тарасовские интригу ведут, наши земли хотят, жирковские и того хуже, о городских уж и говорить не стану, знаем. А что ошибки были - так конь о четырех ногах, а спотыкается. А старая лошадь борозды не испортит, верно что ли?

С трудом выпутавшись из лошадиной темы, Гребешкова развернулась к председательской газете развалинами некогда могучего бюста и надрывно завопила: не оставляй нас, Владимирович! Обнули сроки-то, будь человеком!
Дождавшись когда смолкло нестройное, но безусловно поддерживающие мычание ("чего уж там, ладно, просим, а кто, если не он?"), председатель аккуратно сложил газету и скромно потупясь сказал: "Ну, раз общество настаивает..."

В подсобке Дома Культуры скотник Мойгу надсадно дыша избивал пастушонка Лёшку.

...

Все это, конечно, чистый вымысел, хотя и абсолютная правда (вот, пожалуйста, сухая справка - права была Валя, прошла тарасовская интрига, да и жирковские не подкачали), но отправимся мы сегодня в совершенно другое время. Прошу - жители деревни Мысы Хохловского района Пермской области, запечатленные в 1920-1930 гг.


Не время улыбаться!


Collapse )