December 21st, 2019

ирония

Узнали? Согласны?

- как говорится: "За подписчиков!"





К слову сказать, если бы среди работников СИЗО, в которым содержится сейчас Соколов, оказались люди с чувством юмора (сделаем допущение, будто бы это возможно в принципе), то среди переданных несчастному убийце книг обязательно была бы "Первая научная..." - удивительно, впрочем, что ее автор не организовал торжественной передачи, с трансляцией всего этого по соответствующим каналам. Или, быть может, все так и было?

После того, как мне в голову пришла эта мысль (про С. и книгу-хуигу), я подумал, что сам бы сегодня уже не прибегнул к такого рода жестокой шутке даже по отношению к С. - человеку, мягко говоря, плохому.

Десяток лет назад завелся на одном форуме крайне специфический юзер - поэт-графоман. Не какой-нибудь жалкий рифмоплет, а натуральный пират-спамер: по любому поводу и без вываливал он на неподготовленного форумчанина пяток, если не десяток катрен (я специально поискал в интернете - четверостишия называют катренами) и получив хоть какой-нибудь ответ - продолжал свое гнусное поэтическое дело. Был он очевидно не молод и в общем-то безобиден, но реакцию вызывал соответствующую.

И как-то раз я жестоко прошелся по его стихам и манерам - вышутил и т.д. Не первый, конечно, и даже не последний - его вообще часто банили на время, но каждый раз он жизнерадостно возвращался, возобновляя свой труд и комически удивляясь негативной реакции на свои рифмы. В моем случае он был сильно задет, но дело не в этом, а в том, что буквально на днях прыгая по осколкам памяти я добрался до этого момента и мне стало так стыдно за себя.

Писал человек, быть может одинокий и глубоко несчастный - была у него такая радость в жизни. Стоило ли мне, молодому и веселому, шутить над ним? Вопрос, конечно, риторический, но он объясняет почему я крайне терпим (точнее, стараюсь быть) к каментам. Мы ведь не видим и не знаем своих оппонентов, а потому и не можем соизмерять силу своих ударов. Не стоит лишний раз никого обижать - кто знает, быть может для кого-то это станет последней каплей.

Вот и у нас дурачки затравили Людмилу Викторовну - и мы остались без нее, а она без нас. И кому от этого стало лучше? Никому.


з.ы. был на днях во Львове, услышал русскую речь. Мужчина кричал женщине, что она дура, что не надо обижаться, что надо подождать (его), а она ему отвечала: "Пошел ты нахуй, козел!" Так и шли они, разделенные проезжей частью и, видимо, внутренними противоречиями.