December 12th, 2019

господин Свин

Три Октоберфеста

- 1927-го (Гинденбург и Муссолини), 1961-го (Аденауэр и Хрущев) и 2019-го (Меркель и Зеленский). Тройной пост, стало быть.


Октоберфест - хороший праздник. Хотя, конечно, как сказать. На самом деле, все эти фесты ужасны. Пиво, преступления, и вообще шумно. То ли дело праздник минусинского помидора, конкурс уральских палачей, метания говна в Калуге или день влажной гортани в Томске. Благолепие вокруг прямо разлито, вместе с сивухой. Но в последние годы в Россию как-то редко удается выбраться, приходится ездить в загнивающий ЕС, отбиваясь от мигрантов, беженцев и примкнувших к ним еврогеев.

Ох, я же так и не выложил фотоотчет о последней поездке? Надо будет на следующую блогирскую неделю обязательно запланировать. И летнюю поездку в Донбасс тоже. Какой же я все-таки ленивый, необязательный блогир. Ладно, раз такое дело, то смотрите на октоберфесты и слушайте поучительную историю, случившуюся со мной полтора года назад, -

Поучительная история.

Возвращался я, братцы, с работы. Шел, как всегда, пешком - трамваи-то не ходют. Да и нет их, трамваев-то - балакают шо Порошенко все трамваи разобрал и отправил на Донбасс. Ага.
Возвращаюсь, значит, ну там продукты несу, что достать сумел. В авоське. В авоське у меня, говорю, лежали, вот как по списку: красная морковь, зеленый арбуз (еле достал) и горький лук.

Темень вокруг, а мне еще из Киева до Чаек три километра пешкодралом. Ну я-то привычный, только комары жруть, стервы, немилосердно. Так вот, я все иду себе, ускоряюсь, прямо как страна на пути реформ.
Тут, батюшки-светы - выходют из кустов человека три, точно семь. В черных полумасках, на ногах чоботы десятикилограммовые. Таким в харю - и все, миль пардон, считайте звезды. Выходят, значит, улыбаются гаденько.

Что, говорят, мужик, продукты домой таранишь? А чего так поздно? Ну, сымай куртку, авоську на землю ставь - считай, мол, что пришел. И ножами-вилами так крутят, падлы. А главарь у них два метра роста, зубом золотым сверкает.
Я им и отвечаю: лук можете забирать, граждане разбойники, морковь туда же, а арбуз не отдам. Я, говорю, за этот арбуз может цельную смену выстоял, чтоб семейство свое порадовать. Арбуз-то я, честно сказать, сам схарчить собирался, но мерзавцам тем про то знать не следовало.

А я все распалялся. Вы, говорю им, хари неумытые, вы, говорю, граждане бандиты, знаете на кого напали? Да я под Липанами в танке горел, когда вас матери еще делать не начали! Кричу, а сам думаю - как бы убежать, да арбуз (14 кг) унесть.
И тут появляется - кто бы вы подумали? ни в жисть не догадаетесь - человек в камуфляже. Весь такой с шевронами, на голове кепка тактическая, а под ней чуб. Про чуб-то я тогда не знал, не ведал, это обстоятельство мне потом открылось, в полиции уже.

Так вот, появился он - вот прям из-за кустов, будто нужду справлял - и спрашивает так, вежливо: а что, шановные, у вас тут происходит. Я, дескать, дружинник, ветеран АТО, временно в отпуску, но всегда начеку. И так плечо вперед выдвинул, левое, а на плече том повязка - на ей слово "дружинник" красными буквами написано.

Смотрю - скисли мои разбойнички. Стоят, перемигиваются, скучные стали. Молчат. А спаситель мой аккуратно так яблочко из кармана нагрудного достает и начинает чистить его, ножиком дамасской стали. Про сталь я тоже потом дознался, в отделении. Чистит, кожуру под ноги себе бросает, а сам спокойный-вежливый, разговор ведет. И только он яблоко то дочистил, как главарь, сволочь эдакая, из кармана волыну достал и в ветерана моего выстрелил, два раза.

Что тут началось! Ветеран на земле лежит, благим матом орет - пистолетик-то пневматический оказался, но все равно болезненно. Орет, нож в траву улетел, а яблоко небось потом муравьи сожрали. Тут бандиты про меня вспомнили, два раза по морде дали, не сильно. Раздели, конечно, до кальсонов, тока их и оставили.

Я спасителя своего потом подобрал, до отделения донес. Не бросать же человека одного в лесу, да и свидетель опять-таки. И уже когда в отделении мы сидели, там-то конечно и познакомились. Я ему тогда так и сказал: говно, говорю, твои ножи, а вот был бы у тебя короткоствол... Тут он мне в морду и плюнул, гад, два раза.

Поэтому, братцы, я за легализацию. А-то что же это выходит? По улице не пройти, арбуза не пронести. Такие вот печальные факты наблюдаются на пятом году революции Достоинства.




Нет, это не 1927 год.


Collapse )