November 22nd, 2019

Fallout1

Женщины моря

- они же пятничные бабы по-японски.


Двадцатые годы двадцатого века. Еще трепещут парусиновыми крыльями бипланы, еще дымят дредноуты, еще волны перекатываются через мол и падают вниз стремительным домкратом. Все процветает, а усы Гинденбурга достигли пушистости уровня 1914 года. Даже в Советской России взяли верх умеренные силы, а радикальный революционер Троцкий по слухам упал в чан с мылом и заживо сварился.
И вот, под самый конец десятилетия, обычному японскому человеку с простым именем Ивасэ и менее простой фамилией Ёсиюки дарят новенький "Кодак". Для малограмотных и россиян поясняю - это такой фотоаппарат.

Подумаешь, скажете вы, эка невидаль - подарили и подарили. Каждому дарят, особенно сегодня, в мрачную эпоху торжества капитала и погони за наживой, когда лучшие из представителей левого лагеря уже с трудом протискиваются в дверные проемы.
Да, отвечу я вам, дарят-то каждому, да не каждый фотограф-любитель может наснимать несколько сотен голых баб. А, как вам такое?

Что? Да ну вас к черту, ничем не удивить уже. Ладно, давайте к делу.

Сегодня в "пятничных бабах" мы увидим анимушниц "женщин моря" - то бишь представительниц древнейшей японской профессии ныряльщиц за водорослями, ракушками и, если повезет, жемчугом. Нагими погружались они в суровые прибрежные воды и выныривали с полными зубами водорослей, ракушек и, если повезет, жемчуга. Казалось бы, в чем подвох? Ныряй себе на здоровье, морская вода очень полезна, пена вообще омолаживает, по себе знаю.

А как же акулы? Как же хищные акулы? И те, которые с плавниками и жабрами, и те, которые с капиталом и наймитами. Против первых у храбрых ныряльщиц при себе имелся острый нож, а против вторых могла помочь только социалистическая революция. Такая вот, други мои, диалектика.

Ну а теперь пройдем под кат - аккуратно пройдем, там ню и ня.





Collapse )