November 19th, 2019

ирония

Карта будущей Европы

- всего 20 копеек! Российская империя, 1914 год. До вступления в войну злокозненных турок!


Итак, что мы видим? Мы видим насколько захватнические устремления Австро-Венгерского и Германскаго монархов отличаются от скромных, миролюбивых пожеланий держав Согласия, коварством кайзеров втянутых в Мировую войну.

Великая, самодержавная Россия не только укрепится Польшей, Буковиной и Червонной Русью, но и передаст Швейцарии Тироль, дабы Русские могли ездить на курорт уже не в Австрию, конец цитаты. И даже Турция сохранит свои владения, если не станет безумствовать, а дождется когда союзники покончат с Центральными державами и возьмутся за нее.

Бельгии предстоит стать славянской великой, ну и братушки (сербские), куда же без них? Тоже будетъ большая держава, первый сорт. А вот чехам не простили 1848-49 гг., не добавили Словакию и вообще, поставили в один абзац с венграми, не забыв добавить парламентаризма. А как же-с.

Франция, Англия - понятно, тут и говорить нечего, все уплочено. Вильгельм, конечно, такого не ожидал, да и первый Николай со вторым Александром в гробах, поди, вертелись, но главное не это, а то, что все народы наконец-то начнут жить в мире и благоденствии.

...

Но не сразу и не все.

Вот, к примеру, самая популярная в России газета "Русское слово", на которую ссылается составитель карты, в 1918 году почему-то исчезла, хотя союзники уже почти победили. А г. Михайловский, грозно предупредивший турок в этом самом "Русском слове" - это, судя по всему, сын известного писателя Гарина, молодой юрист из российского МИДа. Судьба его примечательна своей "обыденностью" - когда война пошла не совсем так, как рисовалось на этой карте, и штурмовать пришлось не Вену, а Царицын, Михайловский служил у Деникина и Врангеля. Потом эмиграция и два десятка лет научной и литературной деятельности в буржуазной и фашистской Чехословакии.

И вот, замрите, момент торжества - советские, да что там, русские войска, славяне Монголии и т.д., входят наконец-то в неразбомбленную еще союзной авиацией Словакию, вот он сладостный миг... ваши документы, пройдемте! И получил Георгий Николаевич победной весной 1945 года десять лет, и поехал он по этапу, и почти сразу помер где-то на Воркуте или в Донбассе, уж и выяснить точно нельзя.

Что тут можно сказать? Бойтесь своих желаний.