June 20th, 2019

Fallout 2

Cто лет

- сто лет с киностудией имени Койкого Горького. Афиши фильмов с 1915 по 2015 год.

В мае 2018 года было объявлено о продаже семи зданий
Центральной киностудии детских и юношеских фильмов им. М. Горького.
С молотка также уйдут земельные участки
и автобаза общей площадью восемь тысяч 693 квадратных метра.


Новости киноискусства


Киностудию основали два русских человека - костромской купец-раскольник Михаил Трофимов и инженер Моисей Алейников, понаехавший в Москву из-под Воронежа. Шел суровый 1915 год, германцы напирали, а потому первой лентой киностудии стала патриотическая фильма "Дочь истерзанной Польши" (давно уж хочу прокатить в нашей кинопанораме, да найти не могу) - крепкий военно-патриотический ужастик, в основу сценария которого легли слезливые и лживые творения Ги де Мопассана. Лента всем очень понравилась и студия (тогда она, кстати, называлась "Русь") начала жить. Начала, но не долго - после известных событий, Трофимов долгое время пытался возродить "Русь" в тылу белых войск, а потом вернулся в СССР, где следы его "теряются". И в самом деле, подумаешь.
Зато следы Алейникова вполне сохранились - он остался в Москве и продолжал руководить тем, что осталось от "Руси", получившей в 1924 году новое красивое, совремённое название замкомпоморде "Межрабпом-Русь" (спустя четыре года его элегантно сократят до "Межрабпомфильма"). Конечно, через шесть лет советская власть опомнилась и Моисей Никифоровича все-таки арестовали, но он и тут сумел избежать высшей меры социальной защиты и перебрался прямо из тюремного узилища на "Мосфильм", коим затем руководил долгие годы.
Что же до киностудии, то "горькой" она стала в 1948 году, оставаясь таковой и поныне.

з.ы. улучил минутку и набросал основы сценария производственной социал-драмы "Не туда", -

Молодая, но уже активная не бинарная феминистка-бодипозитивщица поступает в каледж художественного рисования менструацией. На следующей день она обнаруживает на стене общежития надпись - "Мне немного не нравятся трансы".
Нетерпимая к проявлениям нетерпимости активистка вступает в борьбу с ненавистью и дискриминацией. Разворачивается широкое полотно общественной деятельности: создается и возглавляется специальный комитет толерантного отношения к трансженщинам, готовятся и раздаются буклеты и брошюры, проводится неделя солидарности к "особым людям".
Все это продолжается две недели, а на третью один из охранников (белый мужчина-угнетатель, ранее лишившийся работы преподавателя из-за кибербуллинга) приносит запись видеокамеры, из которой становится ясно, что надпись о трансах сделала сама не бинарная активистка.
В комитете наступает гнетущее молчание. Феминистка и просто бодипозитивщица бледнеет и краснеет - из среды несознательных масс раздаются насмешки и упреки. Кажется, дело терпимости под угрозой, но тут берет слово старенький уборщик (убеленный сединами альтернативно одаренный негр) - в короткой, но прочувственной речи он убеждает собравшихся, что "в главном-то она права" и тем спасает положение. Охранник и остальные враги толерантности с позором изгоняются из каледжа, а главная героиня получается пост помощникессы деканессы.

За основу сценария взята реальная история пятнадцатилетней давности.


Похож?


Collapse )