May 28th, 2019

Fallout 2

Лучшие бойцы в мире

- солдаты и милиционеры дуче накануне Второй мировой войны. Прекрасная подборка фотографий, просто прекрасная. Нет, правда - я их лично отбирал.



Итальянского солдата мало победить - ему еще надо утереть слезы.

Фельдмаршал Йозеф Радецкий,
старый вояка и пугало для юных балилл.



В тридцатые годы итальянская армия (а также несравненные фашистские милиционеры, главная надежда Муссолини и режима) провели четыре победоносных кампании. Во-первых, итальянцы одолели бедуинов - солдаты бравого маршала Грациани усмирили Ливию. Во-вторых, Муссолини подготовил и выиграл Вторую итало-эфиопскую войну (здесь и далее), сравняв таким образом исторический счет. В-третьих, итальянское участие в Испанской войне помогло войскам генералиссимуса Франко победить, а в-четвертых, весной 1939 года солдаты дуче покорили Албанию. Не правда ли, грандиозная серия успехов? Двадцать лет побед - от величайшей битвы при Витторио-Венето до разгрома легионов подлого короля Зогу!

И все это благодаря нашему ДУЧЕ. Верьте, подчиняйтесь, сражайтесь!

Муссолини без устали грозил миру восемью миллионами штыков, готовыми по первому же приказу обрушиться на врага. В случае войны, итальянские войска должны были обороняться на французской границе и наступать на Югославию... или обороняться на югославской границе и наступать на Францию... или же обороняться на обеих, черт их подери, границах и наступать на Египет... или Тунис. В общем, планов было много и они менялись. К сожалению для дуче, репутация итальянских вооруженных сил, достигшая к 1936 году своего пика, была очень сильно подорвана неудачными действиями в Испании. И в самом деле, вышло крайне неловко. Вышло вот как, -

В декабре 1936 года четыре итальянские дивизии высадились на испанскую землю. Командовавший ими бывший руководитель итальянской разведки генерал Марио Роатта был жестоким человеком, достаточно хорошо ориентирующимся в хитросплетениях фашистской иерархии, но при этом показавший себя весьма слабым полководцем. Итальянцы воевали в Испании "как в Эфиопии", но со значительно меньшим успехом. Впрочем, вина за то, что итальянские войска не стяжали лавров в Испанской кампании, лежала не только на генерале, но и на Муссолини, который после Эфиопии возомнил себя лучшим стратегом Италии. Дуче вновь вознамерился оставить львиную долю славы для своих чернорубашечников из фашистской милиции, в результате чего из четырех дивизий экспедиционного корпуса лишь одна была кадровой. Остальные дивизии обладали громкими названиями вроде "Божья воля" или "Черное пламя", но этим их достоинства и исчерпывались.

Дуче надеялся, что его чернорубашечники принесут Италии испанскую корону. Почему бы и нет? Виктор-Эммануил недавно стал императором Эфиопии, вполне справится и с ролью испанского короля. А вместе с Испанией, Италия могла бы... что же, оставался лишь один пустяк - торжественно вступить в Мадрид, -

После первых успехов, когда итальянцы при поддержке войск и флота Франко без особого труда добивались успехов в боях с разрозненными отрядами республиканцев, фашистское командование поставило перед своими солдатами амбициозную задачу взятия испанской столицы. Предлагалось повторить финальный бросок маршала Бадольо на Аддис-Абебу и показать еще один "марш железной воли" - теперь уже на испанских равнинах. Группировка предназначенная для прорыва превосходила войска взявшие годом ранее эфиопскую столицу, да только на этот раз итальянцам пришлось иметь дело не с остатками разбитой африканской армии. Но весной 1937 года мало кто в штабе Роатты задумывался о возможном поражении, беспокоились лишь о том, чтобы приданная итальянцам франкистская дивизия не присвоила себе лишних лавров - и ей заранее обеспечили второстепенную роль в грядущей операции. В приказе своим войскам итальянский генерал оптимистично заявил: "Сегодня — в Гвадалахаре, завтра — в Алькала-де-Энарес, послезавтра — в Мадриде!" Дуче тоже обратился к солдатам, отправив им телеграмму: "С борта крейсера "Пола", на котором я следую в Ливию, я шлю приветствия моим легионерам. Пусть знают легионеры, что я пристально слежу за их действиями, которые несомненно увенчаются победой".

Увы! Итальянцы без особых проблем прорвали хлипкие позиции испанских республиканцев, но март 1937 года не принес им победы. Оказалось, что у красных были - о ужас, ужас - танки, авиация и даже артиллерия. Наступавшие в летней форме чернорубашечники мерзли ночью и прятались от вражеских самолетов днем. Итальянской авиации в небе не было - мешала плохая погода. А потом испанцы нанесли контрудар, в котором, к слову, участвовали и итальянские антифашисты из батальона имени Гарибальди. Приплывший в Ливию Муссолини узнал о том, что его (ЕГО!) корпус наголову разбит и позорно бежит. Более того, республиканцы захватили штабные документы, среди которых - о, позор! - была та самая телеграмма, облетевшая теперь весь мир. Куда уж хуже, казалось бы.

Пришлось просить Франко о спасении - самостоятельно обороняться итальянский корпус уже не мог. Не без удовольствия, испанский генерал отправил на помощь своим незадачливым союзникам... марокканцев. Испанцы - безотносительно своих политических взглядов - наслаждались унижением заносчивых итальянцев - даже детишки кричали обидные слова бредущим мимо их домов фашистским добровольцам.
Муссолини был в ярости - о короне уже речи не было, надо было спасать итальянский военный престиж. На выручку пришла авиация - она не слишком пугала испанцев, но зато изрядно расстраивала нервы английским и французским обывателям, наблюдавшим в новостных кинохрониках разрушенные испанские города. Репутацию итальянской армии она не восстановила, но Италию все же побаивались - а вдруг пилоты дуче начнут применять в Европе бомбы с ипритом, как в Эфиопии?

Муссолини не вывел (несмотря на прозрачные намеки Франко) итальянские войска с Иберийского полуострова. Он потратил на эту войну огромные средства, но добился своего - республиканская Испания пала. Правда, все знали, что франкисты одержали эту победу благодаря своим армиям... и немецкой помощи. Италии оставалось лишь гордиться участием в победоносной кампании и подсчитывать расходы. А они были велики - чуть ли не половина средств потраченных на покорение Эфиопии и значительная часть военных припасов. К началу Второй мировой войны итальянские вооруженные силы оказались слабее чем в 1936 году (не только из-за Испании, конечно, но и потому что Муссолини так и не сумел организовать работу возглавляемого им военного министерства).

10 июня 1940 года Италия объявила войну Великобритании и Франции. Из семи десятков итальянских дивизий более-менее пригодными к войне оказались двадцать, а из трех тысяч самолетов в небо были готовы подняться девятьсот. Зато у Италии были тысячи танкеток, могучие линкоры и полторы сотни подводных лодок. Империя зашагала к новым победам.


Сфоткай, типа мы суровые неоримские солдаты! - на маневрах.


Read more...Collapse )