March 28th, 2019

ирония

Русские в Казахстане

- 1960 год, целинные земли, поселок Коржунколь (Коржункуль, Коржынколь).


- Не подскажете, как попасть в центр Нурсултана?
- Легко! Езжайте по трассе имени Назарбаева, увидите аэропорт имени Назарбаева,
за ним парк имени Назарбаева - там еще памятник Назарбаеву стоит, сразу узнаете, -
затем проезжаете мимо университета имени Назарбаева и вы в центре Нурсултана. А вы из Украины, да?
- А как вы догадались?
- Так номера петроградские.



С общей канвой все понятно. Товарищ Хрущев, загоревшийся идеей накормить наконец-то многонациональный и многострадальный советский народ, решил, что ждать некогда и бросился на казахские земли, что твой конкистадор на Америку. Только жадный испанец жаждал золота и смуглых индейских женщин, а коммунист Хрущев в деньгах не нуждался и Фурцеву ценил, как товарища по партии. Ему нужно было только хлеба и то не для себя. Целина же обещала быстрое решение, а там уже и коммунизм как-нибудь бы наступил и канадские товарищи сдали бы зерно бесплатно, то есть планово, в обмен на новые сеялки и почетные грамоты.
В степную республику послали "добровольцев сельскохозяйственного фронта", материальные средства и ответственных руководителей, среди которых был и лично дорогой Леонид Ильич Брежнев. Добровольцы матерились, потому что в отличие от конкистадоров, которых было мало, а местного населения много, не было у покорителей целины ни аркебуз, ни добрых мечей, ни даже воды. Поставленные в тяжелые условия, они часто возмущались, заняв значительное место в истории советского городского бунта. Особенно тяжело стоял вопрос с женщинами, потому что своих не хватало, а взять по-конкистадорски чужих выходило не всегда, да и как их брать, пиздоглазых вследствие чего с туземцами происходили безобразные сцены вроде поножовщины.
Но хлеба стало больше. Точнее, больше стало зерна, а хлеба нет, потому что урожай нужно было не только собрать, но еще сохранить и вывезти, что в общем-то понимали все и даже лично дорогой Леонид Ильич Брежнев. Тем не менее, заняться этим в первые годы все было как-то не с руки, потому что партия сама от себя не ожидала таких чудес и таких урожаев. Потом дело наладили и казалось что дело в шляпе Никиты Сергеевича, но тут пришла беда откуда не ждали: товарищ, ваши посевы уничтожила песчаная буря! Под шляпой Никиты Сергеевича оказалась голая, как казахские степи, лысина.

...

Согласно советским изысканиям двадцатых годов, жить в этой местности было тем еще удовольствием: рек нет, прямо пишет нам из далекого 1927 года исследователь природных особенностей того края, - питьевой воды тоже. "Полное отсутствие колодцев с хорошей водой принуждает население прибегать... создавая антисанитарные условия и вызывая эпидемические заболевания", - но к счастью, из того же исследования мы узнаем, что "изыскания на грунтовую воду в этом году дали положительные результаты на площадях хозаулов Коржункульского и Утек, где и представляется возможность сооружения колодцев". Так побеждала советская власть в Казахстане, так на смену отсталым кудак-копаням пришли современные колодцы.

Невольным предупреждением будущим покорителям целины служат эти слова, - "летом в жаркие дни появляется иногда мгла... вся даль заволакивается легким дымчатым туманом, так что солнце кажется багровым... такое явление продолжается несколько дней и отзывается неблагоприятно на росте хлебной и другой растительности". Из отчета мы узнаем, что "начало заселения волости европейским населением следует считать 1903 год... переселенцы размещались на отведенных им участках, и случаев самовольного захвата земель у казахского населения с целью заселения не отмечалось... по национальному составу население разделяется: казахов 1379 дворов при 5675 едоках, русских – 742 двора с 3775 едоками".

Но давайте же поговорим о Коржункуле (Коржунколе, Коржынколе). Знаем мы о нем совсем немного, но кое-что нам известно. В 1936 году поселка Коржункуля еще не было, а был аул с таким же названием. И жило в том ауле 100 женщин и 91 мужчина. Это не я придумал, это, товарищи, советская статистика. Она же говорит нам о том, что в 1999 году население села Коржынколь состояло из 129 женщин и 128 мужчин. Казалось бы, гендерное неравенство преодолено и бывший аул вот-вот расцветет, но нет - по сравнительно свежим данным 2015 года население Коржынколя составило... 38 человек разного возраста и такого же (разного) пола. Просто демографическая катастрофа.

А в 1960 году доярке Коржункольского зерносовхоза Плиевой Хаге Изноровне вручили почетную грамоту за трудовые успехи. В 1974 году товарищ Науменко, кавалер трех орденов Славы, ордена Трудового Красного Знамени, управляющий отделением №1 совхоза "Коржункольский" вспоминал в газете "Ленинский путь", -

Нелегким было расставание с родной Донецкой землей. Ехал не один, с товарищами... Крепким февральским морозом, пургой встретила нас целина. Поляна, окруженная березовыми колками, стала местом будущей центральной усадьбы совхоза Коржункульский. Из токарей пришлось переквалифицироваться в строителя.
Никто не жаловался на тесноту и неустроенность. Сознание того, что строим свое будущее, было главным стимулом в работе. Строили бывшие фронтовики, только что демобилизовавшиеся ребята, совсем молодые москвичи, старожилы здешних мест. Наравне с нами работали девушки, наши жены.
Оформили меня механиком мастерской. А мастерской в действительности не было. Только потом пригодилась моя рабочая специальность. Единственный токарный станок установили прямо под березкой.
Наша лесостепь приглянулась многим. Прибавлялись рабочие руки. В хозяйство с Харьковского тракторного поступило 24 трактора ДТ-54, выросло число автомашин, сельхозинвентаря. Почетное право проложить первую борозду получили первоцелинники.
Так начинал жить наш совхоз, ставший за 20 целинных лет родным и близким.



з.ы. ссылка для ожидавших сегодня поста о выборах.



Collapse )