January 25th, 2019

ирония

Жил-был человек

- вот родился он и умер. Всё.

Ну, шучу - конечно не всё. Наш герой появился на свет в начале прошлого века в Российской империи, в семье ссыльных поляков - в Сибири, где же еще? Прошло совсем немного времени, Российская империя вспухла кровавым гноищем и, пока россияне резали друг дружку, родители нашего героя выбрались из бывшей империи в бывшую Польшу. А точнее - из Новосибирска в Белосток. Там Болеслав Аугустис (Augustis) и начал свою карьеру фотографа, сперва как помощник, а затем уже и как владелец собственного фотоателье. Белосток в тридцатые годы представлял собой достаточно крупный город со стотысячным населением, 40% которого были евреи. Работа таки была.

В 1939 город был взят немцами, а затем перешел к СССР. Отца Болеслава арестовали и след его теряется в минской тюрьме, нашего же фотографа... тоже арестовали и отправили в Сибирь, опять. Тут бы сказочке и конец, а кто слушал молодец, но пришла в 1941 году сила черная откуда не ждали и полегла под Белостоком целая армия советских витязей, все они кричали "мама!", плакали и не хотели умирать, слава Украине. Тут-то советская власть и проявила гуманизм - Болеслава простили, вытащили из Сибири, одели-обули, дали оружие и послали в армию генерала Андерса, который в 1939 году со своими уланами рубал красных освободителей. Поляки почему-то вместе с русскими братьями воевать не хотели и, как известно, отправились сражаться на деньги британской плутократии против германского национал-социализма с человеческим лицом и усиками.

Потом конец войне, да здравствует народно-демократическое правительство Польши - и, опять-таки, совершенно непонятно почему, но в социалистическую Польшу Аугустис возвращаться не захотел, а остался в Новой Зеландии, женился (на полячке, тоже из сибирских ссыльных) и занялся строительным бизнесом. А потом умер, как без этого.

И осталась бы эта история совершенно никому не известной и не интересной, кабы не нашлись пятнадцать лет назад в заброшенном белостокском доме фотографии, сделанные нашим Болеславом между 1935 и 1939 годами. И вот перед нами предстают жители тогдашнего Белостока, запечатленные в серии уличных снимков. Давно уже нет советской власти и второй Речи Посполитой, нет и белостокских евреев, сгоревших в огне ВМВ, и поляков-горожан тоже нет, умер Аугустис и те кто выносил ему приговор, а все же вот они, люди, перед нами - как живые. Идут себе, будущего не знают.





Collapse )