May 8th, 2018

Fallout1

Дуче и его фашисты

- история итальянского фашизма и его вождя. Предыдущая часть, вместе с победами Италии, лежит тут.


Почти что самый величайший полководец своего времени.


В начале октября 1940 г. Гитлер достаточно откровенно продемонстрировал свое недовольство военными успехами Италии во время очередной встречи с Муссолини на перевале Бреннер. Для дуче известие о том, что фюрер надеется убедить каудильо Франко и маршала Петена вступить в войну на стороне держав Оси стало крайне неприятной неожиданностью - это делало перспективы получения Ниццы, Корсики или Туниса совсем призрачными. Между тем у дуче тоже имелись претензии к Берлину: немцы не только не извещали его о своих военных планах, но и вторглись в итальянскую зону влияния - на Балканы. Прежде Гитлер неоднократно заверял Муссолини и Чиано о том, что у Германии нет никаких интересов в этой части Европы, но в середине октября немецкие войска промаршировали по Румынии. Фюрера интересовала нефть - в Берлине опасались, что СССР может предпринять новые агрессивные действия против Румынии, но для дуче союз Берлина и Бухареста стал еще одним унижением. Разве Румыния - не "младшая латинская сестра" Италии? На встрече с Муссолини Гитлер и словом не обмолвился о приглашении немецких войск румынским правительством - не удивительно, что дуче вознамерился во что бы то ни стало утереть немцам нос какой-нибудь смелой военной операцией. В конце концов целью Муссолини стала молниеносная оккупация Греции, но как оказалось, дуче совершил непростительную для такого любителя апеллировать к античности ошибку - недооценил греков.

К нападению Муссолини настойчиво подталкивал его зять: Чиано полагал, что нападение на Грецию будет сродни захвату Албании - несколько перестрелок, воздушный налет на Афины и греческое правительство падет. На совещании в дворце "Венеция" министр иностранных дел убеждал дуче и военных в том, что "существует явное расхождение в настроениях народа и плутократического правящего класса... который как раз и поддерживает проанглийскую направленность, в то время как основные массы настроены безразлично по отношению к происходящему, в том числе и нашему вторжению". Ему вторил генерал Висконти Праско, командовавший итальянскими войсками в Албании, - "Дух войск превосходен, энтузиазм – на пике... единственный пример недисциплинированности, с которым я сталкивался, – это чрезмерное желание офицеров и солдат наступать и сражаться". Вражеские военно-воздушные силы были оценены как "не существующие", а потому эффект от авиударов по греческим городам обещал был еще более сокрушительным. Муссолини и его генералы полагали, что греческие солдаты не станут опасным противником для итальянцев - дуче презирал "левантийцев", всерьез полагая, что они просто неспособны противостоять его легионам. К несчастью для Италии, ее военная подготовка в который раз оказалась неадекватной смелым замыслам диктатора.


Collapse )