April 17th, 2018

ирония

Париж

- в 1939, до войны.

Париж, Франция. Продолжаем дни французской культуры и всего такого в блоге. О, рррыдарьен!.. Блогир попытался было благородно грассировать, но из застуженной, мозолистой, можно сказать трудовой глотки вырвалось только что-то картавое, вроде - тагаищ Гавкин! гастстгелять к чегтовой матеги всех студентов! а детишкам выдайте паюсной икогки! с компгиветом!

Париж - красивый город. Это смелое утверждение, сделавшее был честь самому капитану Очевидности, высказывается мною в качестве человека побывавшего в нем на рубеже тысячелетий (хорошо звучит, это вам не мещанское был в Париже в 1999 г.). Конечно, не Германия, но красиво, атмосферно, особенно если крутиться не только вокруг Эйфелевой башни. Кстати, о Германии. Архитекторы и инженеры, создавшие при третьем Бонапарте известный нам облик Парижа - немцы. Как и Эйфель. Блогир немного пожевал губами, вспоминая что-нибудь еще к вящей славе многочисленных рейхов и немного подумав дописал - Оффенбах тоже немец. Любите канкан? И я.

Да, что же это мы... Париж, Франция! Судя по снимкам парада - июль, падение Бастили... черт побери, совершенно не пишется, а? Что же это такое, всю жизнь писалось, а тут... вот тебе батюшка и Париж, Франция. Исписался, подлец. Соберись, один абзац всего лишь остался. Париж, Франция... мать их за ногу, ну не про мушкетеров же писать, сударь-щенок-каналья! А, вывернусь историей, как всегда. Блогир облегченно вздохнул и быстро застучал по клавиатуре -

Последние предвоенные месяцы 1939 г. стали для Франции завершением очень нервного десятилетия. Конечно, она все еще оставалась центром крупнейшей мировой империи и признавалась всеми за сильнейшую державу Европы, но... что-то надломилось в воле ее государственных деятелей, исчез характерный для французов оптимизм. Обреченность чувствовалось во всем и галльский петушок не горланил задорно, а уныло повесив крылья с тревогой смотрел на восток.

Париж, Франция!



Collapse )