December 5th, 2016

брат Свин

Богемцы, чехи и чаши

- гуситские войны (1419-1436 гг.). Предыдущая часть, вместе с пеплом Гуса, стучащим в наши сердца, лежит тут.

Оттон оставил нам пролетарское советское государство феодальную Священную империю, а мы ее просрали! Иосиф Виссарионович Сигизмунд


Верх берут экстремистские силы
Итак, Чехия, не желавшая более оставаться Богемией и Моравией, бурлила и, можно сказать, кипела. Народные страсти раскалились до бела, а раз так - жди беды. Чехов звали к топору цепам и повозкам, позволяя пить из одной чаши со священниками и обещая создать свой, особенно христианский католицизм, без воды, но с вином. Религиозные националисты писали императору Сигизмунду различные дерзости, попрекая его пеплом сгоревшего, вместе с компаньоном по путешествию на собор, Гуса и происхождением. В самой Праге, где уже было отменили гуситский приоритет в университетских вопросах, билось студенчество - германское и чешское. Чехи, окружая подвыпивших буршей на узких пражских улочках, злорадно кричали им, что их новый Папа (собор, едва развеялся дым костров, его все-таки выбрал - им оказался итальянец, хитрые прелаты добились своего!) антихрист, а сами они свиньи. И начиналась свалка, со многими побитыми и покалечеными. Император Сигизмунд, вообще не чуждый эпистолярного жанра, в ответ грозился уничтожить ересь вместе с еретиками, ежели в чешских землях Священной Римской империи не будет тотчас же восстановлен порядок. Любви в королевстве ему это, естественно, не прибавляло, да впрочем, что бы он не отвечал, изменить ситуацию было не в его силах - чехи, как говорится, уже загорелись.
Несколько лет подряд, после 1415 г., ситуация медленно, но верно сползала к анархии. Чешский король Венцель безуспешно предпринимал попытки выдержать свою, среднюю линию, поддерживая умеренных гуситов и опасаясь слишком пообидеть имперские власти. Он, бывший когда-то германским королем (его официально сместили, за профнепригодность и алкоголизм на рабочем месте) очень боялся потерять свой последний трон и безумно завидовал младшему брату Сигизмунду, ставшему не только императором, но и много раз королем, не считая остальной маркграфской мелочи. Для Венцеля, уже вынужденного уступить удачливому братцу становой хребет Священной Римской - Германское королевство, лишиться еще и богемского престола означало остаться на бобах, ни с чем. А дело шло именно к этому, по сути богемский король, внезапно очутившийся в Чехии, уже ничем не управлял и лишь пытался как-то удержаться в начавшемся половодье событий. Успешный Сигизмунд стоял рядом и сообщал всем интересующимся - устно и письменно - вот мол, до чего довел процветающее королевство мой незадачливый братец, ахахаха, т.е. ой, горе-то какое! Он, говоря образно, размахивал огромной булавой, с ленточкой, на которой красивым готическим шрифтом было написано Интервенция "Крестовый поход".
Бедняге Венцелю (пожалеем неудачника) было над чем поразмыслить! Он, конечно, мог бы броситься навстречу господствующему в королевстве гуситскому движению и, введия его в правовые рамки, опереться на чехов, чтобы выступить против императора с безупречной юридической позиции, размахивая "Золотой буллой" (утвержденной, к слову, их, с императором, общим фатером), но закавыка была в том, что никакого единого гуситского движения уже не было. Оно раскололось на две фракции, с каждой из которых ему, королю, заключать союз было не только опасно, но и бессмысленно.

Read more...Collapse )