August 1st, 2016

Fallout1

Сабли и шабли

- или первая русско-украинская война в 20 веке (1917-1918), часть вторая. Первая, вместе с надеждами на мирное сосуществование, лежит тут.

Фельдмаршал Говорухин фон Эйхгорн ищет на карте легендарный отряд легендарного комдива Щорса

Ушедший, в дни начинающегося восстания в Киеве и непрерывного отступления на Востоке, в отставку премьер Винниченко оставил своим преемникам незавидную картину. Да что там говорить! судьба страны, ее призрачного правительства, определялась несколькими сотнями неумело паливших друг в дружку людей, хаотически передвигавшихся по киевским улицам. Киевский мятеж сделал провозглашение независимости Украины, первый настоящий государственный акт со времен последних гетманов, чем-то призрачным, из мира хлестких журналистских выпадов. Треск выстрелов в столице, красный натиск, социальный паралич в городе и апатия деревни сделали его, это провозглашение, не более чем зарубкой на будущее, более значимой для ушей потомков нежели глаз современников. Современникам было, право слово, не до того - они выживали, посреди не очень-то и своих и более чем чужих.

Строго говоря, в январе 1918 г. песенка Центральной Рады и ее детища была уже спета. Неприятель будто шутя занял Левобережье, а на Правобережье творилось черт знает что! какая-то зомби-синема, роль инфекции в которой играл алкоголь. Условные красные и желто-голубые солдаты брали и сдавали какие-то города, но единственным следствием этих побед-поражений стало полное исчезновение и тех, и других: противоборствующие стороны буквально растаяли в море анархии, пьянства и грабежей. Это была катастрофа почище той, что происходила в те дни на Востоке: там, по крайне мере, были какие-то бои и имелись какие-то войска. Большой стратегии не получилось: военное руководство Рады вынуждено было вслед за белыми генералами перейти к управлению небольшими, но морально надежными отрядами, сохранявшими хоть какую-то видимость дисциплины. Война на просторах Украины не удалась, но оставалась столица, судьба которой определялась способностью немногочисленных петлюровцев пробиться сквозь мятежные (по отношению ко всему, кроме подлинной силы) полки бывшей императорской армии.

Collapse )