July 18th, 2016

Fallout1

Сабли и шабли

- или первая русско-украинская война в 20 веке (1917-1918)

Восемь бывших губерний
1918._Карта_УНР

Предпосылки первой русско-украинской войны в новейшей истории начали появляться еще с весны 1917 г., когда невеликая Февральская революция в Петрограде открыла социальный парад суверенитетов. Вслед за ним, покуда аккуратно, но все более настойчиво, началось и национальное движение. Никто не хотел был русским или великороссом – это означало причислять себя к малограмотной, ответственной за все преступления старого режима и, одновременно, самой рабской национальной группе бывшей империи. Начались просьбы, а затем и требования национально-культурных автономий, в рамках будущей федерации. Новые элиты выходили на политическую арену.

Не остались в стороне от этого процесса и украинцы. Сразу же после падения императорского правительства, в Киеве образовалась Центральная Рада (Совет), объединившая вокруг себя богомерзкие социалистические партии (а других тогда и быть не могло). Начав с социалистов, Рада постепенно расширила свое влияние (точнее претензии) на все слои, классы и прочие группы Украины. С лета 1917 г. ее риторика отошла от гражданских требований к политическим: украинцы желали свободы, в первую очередь от Москвы. Эти требования, на которые безвольные петроградские власти отвечали классическим ни да, ни нет, привели к тяжелому политическому кризису во Временном правительстве, но не повлекли за собой действительного изменения дел. Правда была в том, что в условиях развала 1917 г. Киев и Петроград попросту не могли управлять происходящими процессами. Украинская автономия и самоуправление так и остались мертвой буквой на протяжении всей керенщины. Тем не менее, УНР сумела утвердить себя единственной силой, способной представлять Украину на пост-имперском пространстве и в мире.

Поэтому, когда условно-легитимная власть в Петрограде пала от холостого выстрела «Авроры» и революционной матросни, никто не удивился тому, что Рада провозгласила Украинскую Народную Республику, от Таврии до Волыни и Чернигова. Пока речь шла об автономии – будущее ленинского переворота еще лежало в тумане и Рада рассматривала перспективы своей народной республики в рамках будущей свободной всероссийской федерации, к обсуждению очертаний которой она приглашала всех желающих. Этот акт вызвал множество надежд: антибольшевистским русским Украина виделась как оплот противостоящий поднимающему голову красному зверю, нечто вроде холодного компресса на горячечную голову Великороссии. Эти надежды подкреплялись тем, что украинские социалисты покуда предпочитали отмежеваться от своих левых братьев большевиков. Казалось, что по-хохлацки рассудительный Киев легко переиграет сумбурный Петроград. Центральные державы увидели в этом шанс на раскол позиций своего восточного противника в начинающихся переговорах, Антанта верила в украинские байки о сотнях тысяч верных солдат, способных продолжать войну с немцами и удержать их на Восточном фронте.

Collapse )