March 14th, 2016

ирония

Янычары

- стреляли по горшкам и рубили их же. В этом заключалась боевая подготовка и в те дни, когда молодой лейтенант фон Мольтке уже задумывался о том как будет превозмогать гордых галлов.
Созданные в середине века 14, они застыли вне времени вплоть до века 19, оставаясь реликтом прошлого. Но не музейным экспонатом, а совсем наоборот. Османская империя - это Константинополь и Румелия, а власть там принадлежала янычарам. Эти дети христиан, в ряды которых первые две сотни лет и мусульман-то не принимали, свергали султанов на регулярной основе, а уж визирей они кушали просто так, потому что положено: на завтрак, обед и ужин. Стоило только вынести свои котлы на площадь, днищем к небу. И сразу было понятно, что великого визиря пора казнить, покуда султан цел.
Как же они воевали? Лучше чем греки и турки и почти так же хорошо как ландскнехты 16 века. Это был их уровень, на нем они и застыли, уйдя в историю в 1826 г. Янычар пытались отменить еще в начале 17 века, но это закончилось известным всем нам способом. Прошло еще двести лет и новое все-таки победило старое - в прямом смысле, при помощи ружей и пушек.
Хорошего о них вспомнить нечего. Вампирами они были, как собаки и сдохли - прапорщик Задов. Доведенный до идиотизма принцип сохранения традиций, превзойденный лишь богомерзкими китайцами, шедшими в атаку на английские пулеметы испуская страшные крики в стиле фильмов с Джеки Чаном. Как бы пояснить это на примерах? Представьте себе, что супротив солдатиков Бонапарта выступили бы русские стрельцы-удальцы, немецкие ландскнехты-молодцы и английские пираты-храбрецы времен Дрейка. Чем бы это кончилось? Тем бы это кончилось. Косность, рутина, варварство и азиатчина.




+ 11Collapse )
Fallout1

Испанские правители и их время

- первая половина 17 века - это два Филиппа и один Оливарес. Предыдущая часть лежит тут, вместе с Английской Армадой.

Величия много, а дел - мало


Смертью Филиппа II закончилась в Испании череда блестящих правлений. На смену титанам пришли посредственности. Впрочем, подобное явление в первой половине 17 века наблюдалась почти везде, от туманного Альбиона до далекой Московии. Это была эпоха первых министров, серых кардиналов (патриархов, в Москве) и последнего взлета дворянско-феодальной вольницы. Все фрондировали как могли. Поэтому личности монархов отходят на второй план - время окинуть взглядом путь пройденный иберийской монархией и написать новую главу в ее истории.

Новый король и старые проблемы
Перед Филиппом III не стояло таких явственно трудных задач, что выпали на пути у его деда-императора, но проблемы 17 века были глобальнее прежних. Ему досталось блестящее наследство, потенциал которого подтачивало целое сонмище трудностей. Любая из них не была непреодолимой, но в массе они представляли собой запутанный клубок накопившихся дел, нерешенных задач и далеко зашедших процессов. Короче говоря, великая эпоха уходила, на смену подвигу должна была прийти рациональность и точный подсчет.
Родившийся 14 апреля 1578 г. Филипп подходил для расчистки этих авгиевых конюшен менее чем кто бы то ни было. Энергичный, но быстро остывающий. Храбрый, но слабовольный. Начав с решительных шагов и демонстрации намерений, он вскоре совершенно охладел к государственным делам, удалившись в частную жизнь. Она была наполнена развлечениями, обычными для монархов без особого ума: охотой, придворной жизнью и турнирами. От короля, вступившего на престол осенью 1598 г. в двадцатилетнем возрасте, ожидали большего.

Read more...Collapse )
Fallout1

Ну, все

- целую неделю теперь блогиры будут объяснять почему вывести военно-космические войска РФ из Сирии стало не менее мудрым решением чем было ввести их туда.

Грядет неделя высокой онолитике, может даже мерзкая шкура варламов что-нибудь стачает.