February 24th, 2016

сурово

Австрийской милоты

вам с утра! Замечательное семейство (об императрице я как-то уже писал, это чудесная женщина) императора Карла посещает воинскую часть. Вот уж действительно величайшая катастрофа - уничтожение Австро-Венгрии, для Балкан и вообще Восточной Европы. Дали порулить славянам - две версии Югославии, королевская и коммунистическая, не желаете ли? В один век пролили больше крови и посеяли ненависти чем все Габсбурги за тысячу лет. Не создав ничего - разрушали все. Серб и пидор - слова тождественные. Мерзкая страна, мерзкий народ.

Fallout1

Испанские правители и их время

- эпоха Филиппа II. Ну надо же - я удержался от шутки про Бедросивича! А, черт! Ладно, начинаем - предыдущая часть, с любезным моему сердцу императором Карлом V лежит тут.

Пожалуй, самый известный портрет монарха


Этот король иногда входит в четверку людей - символов попытки установления господства над Европой. Филипп II - король-солнце, маленький капрал, кайзер и богемский ефрейтор. Это несправедливо во всех смыслах - испанский король никогда не претендовал на роль своего отца, действительно общеевропейской фигуры. В известном смысле, новый Филипп лишь оборонялся, защищая свои позиции, на абсолютно законных, с точки зрения того времени, основаниях.
Помимо политических обвинений, королю предъявлялись и многие другие: религиозная нетерпимость, личное коварство и даже убийство собственного сына, чуть прикрытое завесой законности.
Давайте разберемся, что же из этого было в действительности?

К престолу
Родившийся 21 мая 1527 г. Филипп был плодом союза императора и короля Карла V с португальской принцессой Изабеллой. С самого рождения он вынужден был подстраиваться под политику отца - если универсальный, всемирный правитель Карл легко жертвовал ролью только испанского короля Карлоса, то Филиппу приходилось быть большим кастильцем чем всей его семье: и за себя, и за отца. Но, не стоит думать, что детские годы в Испании были для него печальным временем - совсем наоборот. Несмотря на раннюю смерть матери и долгие периоды отсутствия отца, мальчик рос в любви и детство его было вполне счастливым. К воспитанию подключились лучшие умы Европы, хотя (что довольно забавно) это не помешало случиться весьма досадному упущению - юноша почти не знал иных языков кроме кастильского. И все же - с той поры у Филиппа появилась любовь к чтению, которую он пронесет сквозь всю жизнь, природе и музыке.

Collapse )